сумасшедшее рандеву

Виктор Буйвидас

повесть-комедия 
16+
Сумасшедшее рандеву

Если гора не идёт к альпинисту, он просто вынужден конкретно пройтись по неуступчивой возвышенности! 

Кавказские горы 

Весна принесла теплый ветерок из Атлантики. Синее небо с контрастно-белыми облаками было огромным. Чуть ниже простирался островерхий хребет. В лучах яркого солнца его холодная громада сверкала как драгоценный камень. У подножия кряжей вытянулся язык узкого ледника. По нему медленно двигались две человеческие фигурки. Альпинисты шли в связке. Впереди высокий Эльбрус, за ним – малорослый Важик. Оба в стеганных красных алясках и штанах, в ботинках с шипами-«кошками». За спинами рюкзаки, в руках – ледорубы. На плече у Блу – тренога от теодолита, у Важика – черно-красная рейка с делениями.
Капюшоны и темные очки-«консервы» наполовину закрывали небритые обветренные лица. Мелкий Важик тяжело дышал, каждый шаг уже давался ему с трудом. Он поправил очки, потер потный нос и еще больше отстал от лидера. Важик продолжил сосредоточенно ставить ноги в цепочку следов перед собой.
Внезапно громко грянула мелодия из рок-оперы «Иисус Христос - суперзвезда». Блу поставил треногу, достал из внутреннего кармана айфон. На дисплее появилось лицо красивой Гали Орловой. Блу не обратил внимания на вдруг загудевший склон. Он широко улыбнулся и включил гаджет.
- Галь, привет!
- Хай, Блу! Как там у нас дела? Ты написал музон к моим стихам?
- Я в процессе. Придумал классный драйв!
Мимо пронеслась со страшным грохотом снежная лавина. Блу остался стоять, вонзившись в наст «кошками», его только сильно обдало снежным вихрем. 
- Ой, что это там у тебя за шум?! Взорвалось что-то на заводе??! – переполошилась Галя.
- Да нет, пустяки. Это джет сел. Я стою на аэродроме, улетаю в Лондон на денек. – Блу беспечно сказал, выплюнув снег, набившийся в рот. 
- Ты что там закусываешь на радостях? – У Гали в голосе появились нотки подозрения.
- Нет, это я кофем обжегся. Взял в «Старбаксе» капучино, - вдохновенно солгал Блу.
- Смотри там! Чтоб был как стекло. А то пристанешь к стюардессе, а у них с этим строго – посадят на пять лет!
- Да, Галь, я кроме тебя ни к кому приставать не собираюсь. 
- Я проверю. Какой у тебя номер рейса?
- Извини, не могу больше говорить. Шеф зло смотрит! Целую. Мы уже на трапе…
Эльбруса тут сильно дернула веревка. Он выключил айфон и оглянулся. На снежной целине за его спиной никого не оказалось. Важик исчез под лавиной. Снег блестел, как жемчужная россыпь, переливался, горел голубоватыми искрами…
Блу воткнул ледоруб в твердый наст, прикрутил натянутую веревку к древку, пошел по направлению капроновой струны. Она пропала из вида в ледовой трещине впереди, в метрах десяти. 
Из-под снега донесся слабый крик.
- Блу, я здесь!!! Ты оглох там??? – заорал напарник Блу. 
Сдавленный на груди веревочной петлей, Важик беспомощно болтался в ледовой трещине. 
- Эй, Важо, ты живой? – Блу крикнул с тревогой.
- Вроде живой, - Важик перестал барахтаться, успокоился.
- Сам выберешься?
- Попробую.
- Давай, я тащу помалу. 
Блу вонзился шипами ботинок в наст и потянул веревку на себя. 
Трещина неширокая. Важик, упираясь ногами и руками в ледовые стенки, стал подниматься вверх. У самого отверстия в снегу альпинист сделал неверное движение, и он снова чуть не упал вниз, но Блу рывком дернул веревку. Обессиленный Важик вывалился на сугроб, быстро отполз от края пропасти.
Блу смотал шнур в бухту, принялся разминать натруженные руки. 
- Какого черта ты сошел со следа? – сердито спросил Блу. – Заснул, что ли?
- Да сиганул от лавины проклятой! 
- Очканул?
- Похоже на то.
- Похоже на то, похоже на сё. – Блу проворчал и смело пошел к трещине.
- Блу, ты куда? – испугался Важик.
- Имущество доставать.
Блу лег на снег у глубокой дырищи, опустил в нее веревку с петлей. На дне ледовой расщелины валялись ледоруб и рейка.
Важик в панике отдувался и ел снег, еще не очень уверенный, что остался цел.  

Подмосковье 

Результатом глубокой коммерциализации нашей действительности стало четкое расслоение трудящихся на две категории: «белые воротнички» и «синяки». Первые благородно заседают в чистеньких офисах, вторые вяло припахивают в нищих колхозах и на грязных стройках.
Утром прораб Галя Орлова вышла из вагончика к бригаде строителей, чтобы поставить задачу на день. Принюхалась к одному – от него разит. И, конечно, не мылом «Дуру».
- Панурин, откуда вонь такая? – громко спросила она.
Тот втянул воздух в ноздри  и нагло соврал:
- С завода чем-то повеяло. У нас тут рядом есть вонючее производство.
- На сколько мне известно, он механический, а не самогонный!
- Ну, тогда от дома. О, точно! Сейчас в каждой хате свой водочный цех есть! Цены в магазах-то кусаются!
- А мне кажется, что воняет все-таки от вас! – Орлова насквозь прожгла подчиненного взглядом.
А он, прохиндей, притянул к носу рубашку и пылесосно понюхал.
- Да ты смотри, и правда! – Ёрник удивился абсолютно натурально. – Пропах в этом смоге. Завтра, Галяпална, категорично обязуюсь одеться во все другое!
Вот такими артистами пришлось управлять молоденькой Орловой. Но делать нечего, объявила она лоботрясам задание: 
- Сегодня будем решать половой вопрос. 
- Тоды я чур первый! – Бригадир Мохлев развязно хохотнул.
- Отлично! Вы должны настелить полы на первый и второй этажи. Досок в обрез, поэтому расходуйте их экономно.
Однако работа без полбанки не пошла. Бригада поковырялась немного, сымитировала трудовой процесс и присела на досочной куче покурить. 
Тут подбежал к тунеядцам модный фраер в бейсболке «Монтана»:
- Выручай, мужики! Доски позарез нужны! Как раз вот такая дюймовка.
- За сколько? – деловито спросил Мохлев.
Монтана шепнул цифру ему на ухо.
- Да ты че? – кисло скривился бригадир.
- Каждому! – щедро пообещал Монтана.
- А ну, вставай, орлы комнатные! – Мохлев заорал по-генеральски. – Шесть секунд – чтоб полы стояли! А ты приезжай в обед, - наказал он Монтане.
И стройка закипела!
Непосредственно хищением занимались Мохлев с Пануриным. Доски похуже они пускали на полы, экземпляры получше – заталкивали под бытовой вагончик. Остальные стахановцы приколачивали доски к балкам на первом этаже кирпичной коробки. Темпы работы были за гранью человеческих возможностей! Гора длинной дюймовки катастрофически таяла, к обеду от нее остались жалкие обрезки, а на второй этаж деревянных материалов не хватило. Наверху зияла внушительная щербина.
Потные ударники привалились спинами к торцу вагончика, курили и лукаво подмаргивали друг дружке.
- Молодцы! – Орлова похвалила работяг. – Можем, когда захотим. С досками я, кажется, промахнулась, ну ничего, после обеда подкину еще.
Она в прекрасном настроении отправилась домой пообедать.
А тут и Монтана на «МАЗе» подоспел, и сразу пиломатериалы из-под вагончика полетели в кузов. Но грузчикам пришлось пережить несколько неприятных минут. На балкон третьего этажа дома напротив выскочила бодрая тетя.
- Воруют! Ловите их! Доски воруют!! – заверещала она что есть мочи. – БузмАков, звони в отдел! Че рот раскрыл? Уйдут же ворюганы!
- Сама звони, горлодёрша! – огрызнулся снизу дядя в фетровой шляпе.
- Правильно! – Пенсионер с собакой поддержал мужика. – Поймают – затаскают свидетелями, а дружки урок киллера на нас пришлют!
А расхитители, конечно, в это время не дремали. Монтана уже выводил загруженный «МАЗ» со стройплощадки. Сидевший рядом в кабине Мохлев закрывал ладонью лицо, чтобы его в случае чего не смогли потом опознать.
На самой большой дозволенной скорости они подъехали к дому заказчика.
- Я за хозяином, - Монтана выпрыгнул из кабины.
- Давай, греми костями, да вертайся с башлЯми! – Мохлев оглушительно заржал, предвкушая сорокоградусную награду за блестяще проведенную рискованную операцию. 
Однако вскоре всю его веселость как ветром сдуло, а взамен прижала, будто прессом, кошмарная остолбенелость. Не веря глазам, Мохлев заворожено пялился на Орлову, с которой возвращался Монтана.
- Ну, что будем делать, Мохлев? – Галя Орлова ласково пропела. – Работать или отдыхать… на нарах?
- Ка-ка-какой отдых?! Чё вы такое говорите, Галяпална!!! - заикнулся тот, сильно дрожа в коленях. – Мы же вон сколько досок сэкономили!!!
Находчивая Орлова помотала пальцем перед носом плутоватого подчиненного: 
- Смотри, Мохлев, я все сняла на смартфон. И свидетели есть! Как милого урою!!!
- Век воли не видать!!! - Мохлев чиркнул ногтем по желтому зубу.

Утро в горах

Очень живописный рассвет. Диск солнца выкатился наполовину в синее небо над белой скальной вершиной и остальным огромным хребтом. На небольшом горном плато стоял приземистый каменный дом. У входа была прибита доска с надписью «Метеостанция». В десятке шагов располагалась квадратная площадка, огороженная штакетом и занесенная снегом. Тропки были протоптаны только к белым деревянным ящикам на высоких подпорках. И в самые перистые облака над метеоплощадкой уперлись флюгер и радиоантенна. 
В комнате из обстановки - кровать и стол. На столешнице - большое зеркало. На стенах красовались иллюстрации из журналов мод. Под столом на подстилке спал мохнатый пес Айдар. 
Голые Эльбрус и Марина целовались на кровати под одеялом. На столе прерывисто запищал смартфон.
- Ну, отпусти, Марин, сейчас проснутся, - Эльбрус отстранился от симпатичной брюнетки.
- Да это только соловей, - Она засмеялась и жарко прижалась к парню.
- Не соловей! Будильник это чертов!!! – Эльбрус встал и стал быстро одеваться в спортивное трико.
- Ну и уматывай! Подлый трус! – Марина как будто обиделась и толкнула его к двери. 
Эльбрус, уже возле двери в коридор, с пафосом прошептал:
- Я уйду, но гор не опозорю!
Довольная Марина подскочила к любимому, опять впилась в губы. Эльбрус кое-как вырвался, прошел по коридору и тихо проскользнул в кают-компанию. Важик, вытащенный лавинщиком из ледяной трещины, сидел за музыкальным компьютером. Синтез пумкал искристую мелодию.
- Важо, что у нас с партитурой к синглу века? – Эльбрус деловито спросил. Хлопнул кучерявого друга по плечу.
- Готово, ваше сиятельство! Призовое место в конкурсе обеспечено. С тебя тонна баков за шедевр! – нагло заявил композитор. – Всю ночь корячился.
- Баков - ноль! А пенделя щас выдам! – Высокий Эльбрус отпустил в шутку подзатыльник мелкому музыканту. – Забыл, кто тебя вернул на свет из бездны ледовой могилы?
- Да, не парься! Я ж просто бла-бла тебе для порядка.
- А то я в миг опять суну твое брюшко под новый сходик! Тоже для порядка! – Эльбрус пощекотал Важика за бока.
Парни раскатисто расхохотатались. Важик отпихнул от себя товарища. Включил начало песни. Пошел мелодичный трек.
- Слушать будешь?
- Тормози уан секУнд! – Эльбрус щелкнул по экрану айфона. На дисплее появилась Галя Орлова с улыбкой во все 32.
- Галя, не разбудил?
- Нет, Блу, я как раз еду в «бентли» на заседание дворянского собрания. – Галка врала на сидении самосвала. Она ехала на свою стройку в поселок. 
- Слушай, какую оперу я написал!
Эльбрус стал дирижировать пальцем. Важик включил аппарат. Синтезатор выдал прекрасную мелодию. 
- Ой, как здорово! Ты гений, Блу!!! Но как мы соединим трек с голосами?
- Очень просто. На компе! Сегодня все будет абгемахт!
- О’кей, Блу! Пришли сразу файл. Я всуну нас в конкурс.
- Но первый тур уже прошел…
- Ерунда! Его спонсор Воронцов – тоже князь и мой знакомый. Можешь сразу вылетать в Москву. Ты где? В Лондоне?  
- Нет… Я уже не в Англии…
Эльбрус замахал руками, как флюгер. Дескать, не знаю, что сказать. Важик нажал клавишу на синтезе. Раздалась итальянская песня «Феличита».
- О! Слышишь? Я в Риме. Через пару дней буду у твоих ног!
- Жду! Чмоки-чмоки! Звони! Тут меня уже встречают потомки царской семьи… 
Галка вырубила мобильник и схватилась за голову. Она стояла перед грустной картиной «Не может быть!»
На скамье рядом с бытовым вагончиком развалились полупьяные уже с утра подчиненные. Лоботрясы были в синяках и рваных спецовках. Одурелые горе-строители курили чинарики и похмелялись бутылочным пивом. 
Счастливый Блу потер ладонями. 
- Понял, маэстро?! Давай, Бетховен, последний бросок – соединяй наши голоса с музоном!
Важик в недоумении почесал затылок. 
- Тут, босс, проблемка нарисовалась. Голоса-то у тебя никакого нет! И на ухо медведь наступил.
- Разговорчики! Свой запиши. 
- А как же ты потом там будешь выкручиваться? – Важик сделал квадратные глаза. Надул щеки и с грохотом треснул ладонями по лицу. Получился микровзрыв. – Можешь запросто жидко обделаться.
- Что-нибудь придумаю… – Эльбрус широко раскинул руки в стороны. – Будем решать вопросы по мере их обрушения на мою голову.
- Тогда учти - в любой момент на нее еще может свалиться лавина из нашей Марины!
- А как она узнает?
- Здрасти! По телевизору!!! 
- А-а! – Эльбрус отмахнулся. – Где Терек – где Москва?! Не достанет!
- Ну, бронежилет все равно сразу прикупи! И не снимай!!! 

Москва

Галка вышла из вагона на станции метро имени 1905 года. Когда она шагала уже наверху по широкому тротуару, её сзади окликнул рослый бородатый парень в потертой джинсовой куртке.
- О! Дёмчик! – несказанно обрадовалась девушка. – А я как раз к тебе бегу, а ты уж сам попал в сети мафии!
- Привет, пропащая! – Журналист Владимир Демченко с удовольствием чмокнул розовую щечку красавицы.
На здании через мостовую, куда и направлялись молодые люди, громоздился билборд с рекламой газеты «Московский корреспондент».
- Ну, раз пришла, значит тебе что-то надо, угадал? – Демчик приобнял за талию фигуристую девчонку.
- Угадал, конэкшен! – Галка остановилась, молитвенно сложила ручки на груди. – Владимыч, выручай! Ну, очень нужно! Я ж тебе тогда классную наводку подкинула про махинации копов, точно, а?
- Точно, Орлова, точно, - дружески погладил Демчик покатое плечико. – За ту информэйшен я в долгу – кабак за мной – не отрицаю.
- Ну, Вова, как-нибудь сходим, зуб на операцию отдаю! – Галка чиркнула ногтем большого пальца по резцу. – А сегодня сделай одну малюсенькую мелочь, а?!
- Какую? – Веселый журналист смеялся глазами и губами. – Опять отмочить хочешь какую-то каверзу, Орлова?
- Ну, да! Ты ж меня знаешь! 
- Ладно, сделаю, но в обмен на следующую наводку, - поставил условие хитрый парень.
- И не сомневайсь! Как только что подходявое узнаю, сразу звякну! – Галка подняла кулачок. Демчик боднул его своим большим кулачищем. Они уже стояли перед ступенями на крыльцо серого дома с вывеской газеты «Московский корреспондент».
- Слушаю вас, Галя, внимательно.
- Вова, сооруди мне газетный лист со статьей и фоткой, ну пусть прошлогодней, как будто я, графиня Орлова, вышиваю по Парижу с делегацией русского дворянского собрания, а?
- Ох, Галка, посадят тебя когда-нибудь, - вздохнул с озабоченностью добрый Демчик. – Охмуряешь-то хоть кого? Небось, миллионера?
- Клянусь! Честное-причестное! – Галка сотворила пионерский салют. – Он – простой клёвый музыкант. Никакой не жлоб бандюганский!
- Не врёшь? А то я на вас дур насмотрелся: лезете под валютных спонсоров, а потом получаете пульку в лобик. – Демчик приставил палец к переносице.
- Дурак! – Галка оперативно сжала в ладони его руку. – Нельзя на живом показывать – примета плохая! 
- Я в приметы не верю.
- Ты не ответил.
- Ну, куда ж я денусь, Орлова? – Демчик расплылся в улыбке до ушей. – Ну, кто ж вообще устоит перед твоим напорным шармом?
- О! Вот это по-нашему! М-му! – Галка встала на цыпочки и поцеловала парня в бороду. – На, бери флешку, там фотка моя и примерный текст. - Она мгновенно вынула из сумки Prada и выдала журналисту черный накопитель информации. 
- Пойдем, сразу всё и спроворим. – Демчик опять подхватил её за талию, и они быстро вознеслись вверх на лифте.
- Джаз! Демчик! Полный джаз! Клянусь, я тебе такое подкину! – Полоумная от счастья Галка верещала без остановки, пока парочка не скрылась за дверьми редакции популярного издания. 

Владикавказ
 
В солнечный весенний полдень Эльбрус поднимался по трапу к лайнеру Sukhoi Superjet 100. Лавинщик был одет в черно-красную куртку «Феррари» и синие джинсы, небольшая дорожная сумка висела на ремне через плечо. На здании аэропорта за его спиной громоздились большие буквы: «Владикавказ».
Вскоре джет загудел турбинами, разогнался по бетонной полосе и взлетел. Когда мимо Ваниева проходила стройная стюардесса, он галантно придержал её за локоток.
- Извините, как вас зовут?
- Лариса, у меня тут написано. – Бортпроводница указала пальчиком на бэйдж, приколотый к лацкану голубого пиджака в районе соблазнительной груди.
- А я – Эльбрус. Ларисочка, к вам убедительная просьба, если нас будут захватывать террористы, не будите меня, пожалуйста, - Блу слезно попросил. – У меня в Москве важная встреча, надо отоспаться и быть свежим огурцом.
- Зря беспокоитесь. – Симпатяшка в униформе кокетливо улыбнулась. – У нас ничего такого не будет. Во втором салоне спецназ с задания летит.
- Вот и прекрасно! Тогда я отплываю в сладкий мир Морфея. Да, Лариса, телефончик-то у вас какой? – Эльбрус достал из кармана гаджет. – Все-таки я вверяю вам свою жизнь, и если полет пройдет на уровне, я бы хотел вам отплатить культурным развлечением в модном клубе.
- 385-57-24. Буду ждать звонка, Эльбрус. А то забудете, и я останусь без концерта и ресторана!
- Честное благородное, Ларисочка, не останетесь! – Он проставил имя и цифры в памяти айфона.  
Закончив, таким образом, свою обязательную самолетную программу, Блу устроился поудобней в кресле и смежил веки. 

Галка и Танька
 
Фигуристая блондинка Галка встретилась с крупной Танькой у входа в метро. Они расцеловались в щеки и поскакали в темпе мимо контролерши, показав ей красные удостоверения с золотыми буквами «МВД». На эскалаторе стали утрясать свои девичьи дела.
Галка была красивей и сексапильней, поэтому привлекательная Танька смотрела ей в рот, как кролик в глаза удаву, и пыталась во всем ей подражать, чтобы быть такой же разухабистой, стремительно летящей над всякими досадными жизненными распроблемами. 
- Так, со стройки я пока ушла в отпуск. Не могу больше видеть рожи этих пациентов, - тараторила Галка. - Таньк, вот тебе краски, тени и духи, - Она перегрузила коробки из своей сумки Prada в объемное кожизделие подруги. – Продашь через Машку – бабки пополам. А вечером, если хочешь, идем в гости к каким-нибудь кадрам. Кадриться будешь?
- А че есть в наличии? Если какой ширпотреб, то я – пас.
- Ой, что я слышу! Ты поднялась в самооценке!
- Не, но ты обрисуй ассортимент.
Они пробежали по платформе и вскочили в поезд. Двери как раз сомкнулись за их спинами.
- Ну, выбор пребольшой. Есть рекламное агентство «Бегемот». Прям вчера склеила коммерческого зубра. Сговорились на «Пекин». Притащит для тебя клёвого дружбана. Зуб на операцию отдаю!
- Ага! Мне опять фуфло какое  обломится.
- Ресторан большой – выберешь кадра, какого захочешь. Потом сегодня, кажется, вечеринка у олигарха Воронца в «Манон». Там богема сгребётся. Светский типа салон!
- Хочу! – Танька вдруг аж подпрыгнула, сжала кулачки от счастья.
- Ноу проблем, май дарлинг. – Галка заговорщически подмигнула. – Выше хвост, Танюха!
Уже на поверхности девчонки пролетали мимо кафе «Восточная сказка».
 - Ой! – Галка вдруг резко остановилась и схватилась за сердце. – Ты ничо не чувствуешь? – спросила, плутовато стреляя по сторонам взглядами.
 - Немного жарковато, - попыталась угадать эскорт-подруга.
 - Танька! Ты что, совсем все сенсоры потеряла? – Галка влепила в девушку свои безжалостно-жгучие прожекторы. – Жрать же хочется!!! Неужели непонятно? Да ты нюхни, чего они там мерзавки наготовили! Пельмешки-хинкальки, долму-пахлаву, уху из осетринки, чохахбили и сациви, салатик оливье и грибной жюльенчик! Ой! Я не могу…
 - Но у меня почти нет денег. Что же делать? – спросила Танька, гиперинтенсивно запереживавшая за здоровье гурманши: очень запросто потеряет сознание от сочных запахов и всё!
 - О! Универмагчик! – Галка потащила обескураженную подружку в торговый длинный корпус с вывеской на всю огромную стену «Тоm Farr». – Давай твой пиджак загоним, - безапелляционно заявила она. – Как раз хватит на обжирон и «Манон».
 - А почему не твой? – У Таньки случился редкий проблеск мозговой деятельности.
 - Ну! Мой мне нужен будет вечером. Ты что, калошка, забыла? Мы ж идем охмурять организатора Воронцова и мэна для тебя. Ну ты, ей Богу! Я у тебя прям как диск в компьютере! – Галка обрушила на Таньку целый шквал бетонных аргументов.
 - Ладно, но твой сдадим в другой раз, - поставила условие та.
 - Конечно! Мой  - в другой, во второй и в третий! – легко согласилась Галка, уже шныряя глазами по залу с редкими покупателями и продавцами.
 - О, это пока мы кого сговорим, сто лет пройдет, - угрюмо проныла Танька.
- Не каркай, воронка! – осадила ее  Галка.
Девчонки поставили сумки в ячейки на входе и прошли в просторный торговый ангар. В отделе верхней женской одежды присматривался к ряду разноцветных костюмов одинокий сорокалетний мужчина. В карточной иерархии такой соответствовал бы Валету, никак не выше.
- Господин, вам случайно не блейзер нужен? – улыбаясь во все тридцать два, подъехала Галка.
- Да я пока не решил, - промямлил Валет с пролысинами. И вдруг, приосанившись перед разбитной девчонкой, он заинтересованно спросил: - А вы тут работаете?
- Да нет. Мы тут отдыхаем! – моментально вступила в разговор Галка. – А вы тут по какой надобности?
- Мне надо что-то выбрать в подарок племяннице. Она как раз, как вы. Какой у вас размер?
- Ой, послушайте, дорогой! – Лицо Галки вспыхнуло, словно лампочка. – Какое совпадение! Нам деньги нужны позарез. Давайте, возьмите у нас этот прекрасный клубный блейзер от Гальяно. – Она указала пальцем на Таньку. – Здесь всё по 3200, не меньше, а я уступлю за полторы. За полцены отличная вещь! 
- Ну, я не знаю… - Валет пригладил несуществующие волосы. – Она же его носила…
- Нет-нет! Ни чуточки! – Галка бросилась развивать успешный натиск. – Второй раз одела. Повернись, Танюнь! Вот видите – новейшее изделие. Причем это Гальяно! Мировая фирма! А Тom Farr – это так себе, ширпотреб. А это – от кутюр! Берите – не прогадаете! И племянница ваша будет в совершенном отпаде!
- Но… На нем бирки нет… - Ещё пытался сопротивляться бэушный мужчина. 
- Бирка щас будет! – заверила Галка. – Идите на выход, подождите на улице айн секунд!
- Хорошо, я согласен. – Валет неожиданно покраснел. – А телефончик вы мне оставите? Вдруг мне ещё что-нибудь понадобится…
- Конечно-конечно! – громко воскликнула Галка. – Вот прям не отходя от кассы. – Она достала маленькую записнуху, почеркала ручкой, вырвала листок. – Вот, пожалста! Меня зовут Катя.
- А меня Илья, - обрадовано сообщил он.
- Илья, подождите на уличке. Спаситель вы наш! – Галка уже просто вытолкала его в спину из отдела. – Таньк, прикрой! 
Подруга привычно встала с тыла, закрыв линию обзора двум продавчихам, уже давно пялившимся на слишком разговорчивых посетительниц. В руке Галки возник блестящий кнопочный нож. Вжик – выскочило лезвие. Девчонка срезала  с вещи на вешалке яркий товарный лейбл, сунула его в карман куртки.
- Ноги! – скомандовала Галка. 
Непринужденно болтая, пара похитительниц бирки двинулась к турникету с кассами.
- Девочки, мешок по чём? – спросила Галка у двух кассирш.
- Возьми так.
- Гран мерси!
Разбойницы похватали свои сумки из ячеек хранения ручной клади, вышли из супермаркета. Валет с мечтательным выражением лица послушно ждал прелестниц.
Уже ни от кого не прячась, Галка привязала бирку к блейзеру Таньки. Та покорно стянула розовый пиджак с плеч. Галка спешно сложила модное изделие, сунула его в шикарный красочный пакет. 
- Вот всё в полном порядке! – Она протянула покупателю фирменную вещь. – Пусть носит племянница на здоровье. А вы позвоните завтра. Может, куда-нибудь закатимся посидеть!
- Это было бы чудесно! – Валет опять поводил пятерней по жидким волосам. – Я позвоню. В какое лучше время?
- Как вам удобно.
 Галка быстро отобрала пачку дензнаков у загипнотизированного лысоватого и дежурно улыбнулась.
- До встречи! – Валет сел в синие «жигули». 
- Наконец-то… - Галка страдальчески закатила глаза и собиралась уже рвануть восвояси. Но дорогу ей заступил нахохленный представитель азиатского мира в темном костюме секьюрити.
 - Здесь мы хозяин! – надменно объявил здоровущий киргиз или туркмен, пошире расставив кривые ноги. – Плати тысяча рэ за торговля на наша территория. - Азиат замер с растопыренными клешнями, вроде собираясь прыгнуть тигром на маленьких девочек.
- Конечно-конечно, - легко сымитировав испуг, проблеяла Галка. 
Её рука мгновенно нырнула в сумку Prada, назад длань выскочила уже с кожаным кошельком.
- Возьмите, пожалуйста. Мы больше не будем! – Галка протянула синий, сложенный вдвое дензнак.
Мускулистый борец мгновенно отправил тысячу в нагрудный карман.
- И чтоб я больше здесь тибе не видел! – Он назидательно пошевелил кривым пальцем.
- Конечно-конечно! - Галка резко дернула за локоть столбнячную Таньку. – Ноги! – набирая скорость, прошипела она в ухо подружки.
Вроде несостоявшиеся гангстерши спешно покидали поле боя.
- На кой ты бабки дала? Как-нибудь отбрехались бы, - Cкандальная Танька с жаром попеняла Галке.
- Дур-р-ра! Та купюра фальшивая – с цветного принтера! – огрызнулась летящая на всех парах авантюристка.
- О! Галь!!! Я грубо извиняюсь! – К Таньке мигом вернулась безоглядная любовь к лидерше тандема.
- Ноги! – холодно и командно руководила полетом малого экипажа Галка. Пересчитывая наваренные банкноты, отмороженные рейнджеры в юбках целеустремленно рассекали толпу по направлению к кафе «Восточная сказка».
- А-а-а!!! Обманула баба! – Нечеловеческий крик Азиата потряс окрестности, когда он поднес к узким глазкам липовую тысячу. 
- А что тут за Палерма у нас такая? – прогремел рядом ментовской бас. Могучий блюститель порядка наткнулся на обалдевшего от прозрения охранника возле входа в универмаг «Tom Farr». 
Пострадавший потерял дар речи. Он в гневном ступоре только сунул в нос краснолицому стражу синюю бумажку. 
- Ты мне че, взятку даешь!!! – заорал пуще прежнего строгий сержант…
Однако криминальные тонкости заплечного пространства девчонок больше не волновали – они величаво вступили в прохладный холл пахучего кафе.

Аэропорт «Домодедово»
 
Эльбрус проснулся от всеобщего возбужденного гомона вокруг. Он посмотрел в иллюминатор и был безмерно удивлен видом на кубическое здание аэропорта. Лавинщик проспал успешное приземление джета в «Домодедово».
За бортом лайнера в Ваниева упруго долбанул теплый ветрище. Стюардесса на площадке трапа подмигнула обаятельному кавказцу.
- Добро пожаловать!
- Лариса, спасибо за доставку. Как разгружусь с делами, наберу.
- У тебя три дня, Эльбрус. 
- Понято. До связи!
Блаженно улыбаясь, Эльбрус, направился через холл терминала сквозь спешащих встречающих граждан к выходу. Неожиданно в высокого гостя столицы кавказской внешности сбоку врезался на бегу невзрачный субъект с перегаром и в распахнутом плаще. Блу чуть качнулся от неожиданности. Пьяница автоматически обнял парня, чтобы не упасть.
- Полегче, дружище! – Эльбрус левой резко развернул доходягу, правой перехватил запястье вора. Тот уже нашуровал во внутреннем кармане куртки приезжего пухлый лопатник. 
- Ой, извините, случайно перепутал карманы! – Вор с сожалением расстался с добычей. – Пустите, я на рейс опаздываю! – взмолился пойманный с поличным. Блу вернул себе свой кошелек и дал поджопник рвущемуся на свободу карманнику.
- Лети, голубь! 
Прощелыга побежал прочь и быстро затерялся в толпе. Блу сделал яркий вывод:
- Ну, привет тебе, Москва! Мегаполис сюрпризов и самых классных девчонок! 
Блу вышел из здания. К нему оперативно подскочил бомбила с предложением доставить недорого в любую точку столицы.   

Москва 

В просторном зале кафе «Восточная сказка» Галка и Танька болтали без умолку, насыщаясь вкусной и полезной пищей. 
- Ой, с тобой всегда спектакль! Прям в теантер не ходи!
- Да, не разведёшь – не проживешь! 
- Даже пиджак не жалко! Ей Богу!
- Так он же дешевка – подделка китайская.
- Но он на мне прекрасно сидел… Ну, как ты его завела! Ой, я не могу!
- Учись, пока я жива!
- А этот Кинг-Конг: «Здесь мы хозяин!» 
- Те смешно, а я чуть не описалась от страха.
- Не заливай!
- Вот те крест! – Галка перекрестилась вилкой. 
- Ну, ты артистка! В театральное тебе надо поступить. На геройский факультет! Героинь-нас изображать!
- Ой, Танька! Я ж звякнуть давно уже должна! Генрикосу своему… - Она выудила из сумки красный сотовый. – Ты посиди – я щас.
Галка выскочила из кафе на солнечную улицу, приложила к уху трубку.
- Генрик, привет! – громко крикнула. – Ты уже глазики раскрыл, засоня? Время – обед!
- Я давно на ногах, Гала, - ответил звонкий тенор из невидимого эфир

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 88

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют