Лунная «нора» (на конкурс)

- Здравствуйте, Дмитрий Иванович!

Голос, бодро прозвучавший в телефонной трубке, был прекрасно знаком статному сорока четырёх летнему мужчине, удобно расположившемуся сейчас в роскошном кожаном кресле за необъятным столом своего рабочего кабинета. Этот голос принадлежал его американскому коллеге доктору физико-математических наук мистеру Вильяму Кэмпбеллу. Знакомство их состоялось пять лет назад на одной международной конференции, посвящённой проблемам современной квантовой физики.

В условиях быстрого роста населения Земли, а следовательно, и резко возрастающего энергопотребления, человечество настойчиво продолжало искать новые глобальные источники энергии, способные не только на долгие годы удовлетворить его насущные потребности, но и дать толчок к развитию новых технологий.

Одним из таких направлений и занимался доктор Кэмпбелл, возглавлявший самый авторитетный американский институт экспериментальной и ядерной физики. Ещё тогда, во время их первой встречи, он - восхищённый докладом русского учёного - подошёл к нему в холле отеля и, рассыпаясь в довольно изысканных выражениях, поздравил с блестящим выступлением.

Дальше их знакомство продолжилось за столиком отдельного кабинета небольшого уютного ресторанчика, расположенного здесь же неподалёку. Они прекрасно провели этот вечер, выпив на двоих две бутылки отличного коньяка пятнадцатилетней выдержки и закусив его фирменным блюдом из сёмги, приготовленной шеф-поваром ресторана.

Но главное – это занимательная беседа, которую они вели друг с другом практически до трёх часов ночи, обсуждая смутно надвигающиеся на человечество энергетические проблемы и, в связи с этим, необходимость доработки квантовой теории гравитации. Которая, в случае её создания, значительно расширит кругозор современной физики, приоткрыв завесу многих тайн, и поможет учёным найти ответы на вопросы, над которыми до них десятилетия безрезультатно бились их менее удачливые предшественники.

Доктор Кэмпбелл считал, что энергетическое будущее человечества - за построением сингулярного реактора, то есть, за воплощением в жизнь устройства, способного в огромных количествах вырабатывать электрическую энергию с помощью искусственно создаваемых в нём так называемых «чёрных дыр».

Идея эта, нужно сказать, была весьма смелая для своего времени, потому что даже само существование этих самых «дыр» было доказано не так уж и давно, что уж говорить об их искусственном создании и применении!

Как водится, у двух выдающихся умов нашлись и точки разногласия, где взгляды их кардинально расходились друг с другом, и точки соприкосновения, гасившие уже готовый было разгореться нешуточным огнём спор, местами переходивший в горячую перепалку.

Всё же, в конце концов, они разошлись по своим номерам, по всему видно, весьма довольные друг другом. Вильям даже звал Дмитрия Ивановича работать к себе в институт, но тот твёрдо отказался, не желая переезжать. Тем не менее, с тех пор они поддерживали контакт и достаточно  часто общались через океан, не только поздравляя друг друга с различными праздниками, но и обсуждая разностороннюю научную проблематику.

Вот и сейчас, увидев на экране видеосвязи, кто его вызывает, Дмитрий Иванович невольно улыбнулся:

- Здравствуйте, Вильям! Рад Вас видеть! Что-то давненько мы не общались. А Вы, наверное, всё в трудах? Или, может быть, собрались меня проведать в Москве? – Дмитрий Иванович вопросительно приподнял бровь. – Как Ваши дела?

- Всё хорошо, Дмитрий, спасибо! – произнёс доктор Кэмпбелл, приглаживая рукой свои редковатые зализанные на правую сторону и обильно намазанные гелем тёмные волосы. – Как говорят у вас, Вашими молитвами! – его губы растянулись в неком подобии приторной ухмылки. - Что же касается остального, то тут Вы действительно угадали: дел в последнее время у меня накопилось много. Собственно по этому поводу я и хотел с Вами сегодня поговорить. Как смотрите на то, чтобы немного поработать на меня? Есть превосходный повод!

Брови Дмитрия Ивановича слегка нахмурились:

- Вильям, мы уже не раз обсуждали с Вами этот вопрос. Боюсь, что и на сей раз мой ответ будет тот же: я никуда не собираюсь переезжать из Москвы. Мне здесь нравится! К тому же, здесь моя семья, коллеги, друзья, родственники, в конце концов. Давайте, наконец, закроем эту тему раз и...

- Дмитрий, боюсь, что Вы меня неправильно поняли, - перебил его спокойно Вильям. – Я вовсе не предлагал Вам переезжать в Америку! Нет, конечно, если Вы согласитесь на это, то я всегда буду рад видеть Вас у себя в команде, но сейчас я совсем не это имел в виду!

- Вот как?! – Дмитрий Иванович, по-видимому, был искренне удивлён. – Тогда я Вас внимательно слушаю.

- Дело в том, - начал осторожно американец, - что со времени последнего нашего разговора я сильно продвинулся в своих изысканиях, о которых Вы в общих чертах в курсе дела. Но для успешного завершения работы мне не хватает как раз той части, по которой Вы – большой специалист!

- Так Вы сумели создать устойчивую структуру квантовой чёрной дыры?! – воскликнул Дмитрий Иванович, от удивления аж приподнимаясь из кресла.

- Мы сумели получить чёрные дыры. Но для их стабильного удержания мне и необходимы результаты Ваших исследований, касающиеся теории космических струн.

- Блестяще! – Дмитрий Иванович возбуждённо сделал несколько шагов по комнате и, снова вернувшись в кресло, хлопнул ладонью по столу. – Поздравляю Вас, Вильям, Вы, можно сказать, находитесь всего в одном шаге от мировой сенсации! Это великое открытие! Но, как Вам это удалось?

- Наш разговор носит конфиденциальный характер, - продолжил мистер Кэмпбелл, игнорируя вопрос. - Пока что то, что я Вам сообщил, известно очень ограниченному кругу лиц: мне и ещё нескольким моим сотрудникам. Теперь об этом знаете и Вы тоже. Я бы попросил Вас пока сохранить всё, что было сказано в тайне. Мне бы не хотелось, чтоб об этом широкая общественность узнала раньше, чем мы полностью закончим работу по созданию сингулярного реактора. А вот уже тогда мы громко заявим об этом во всеуслышание, и это действительно, без преувеличения, будет самой громкой сенсацией в научном мире за последние десятилетия! Надеюсь, мы поняли друг друга?

- Вы вполне можете положиться на мою порядочность.

- Вот и прекрасно! Ну, так как? Вы хотите быть причастны к этому выдающемуся открытию? Я могу на Вас рассчитывать?

- Безусловно, с радостью! – Дмитрий Иванович с улыбкой поднял ладони вверх, энергично разводя их в стороны, словно сдаваясь под неподъёмной тяжестью аргументов. – Для меня будет честью поучаствовать в этом деле и поработать с таким великим учёным, как Вы!

- Отлично! – лучезарно улыбнулся доктор Кэмпбелл. - Сегодня воскресенье. Значит, я жду Вас через три дня у себя. Билеты пришлю Вам на почту сегодня вечером. Ещё два дня у нас будет на подготовку, а в субботу мы отправляемся в полёт.

- В полёт? – искренне удивился Дмитрий Иванович. – А куда же, позвольте Вас спросить, мы летим?

- На Луну, - как ни в чём не бывало, буднично произнёс доктор Кэмпбелл.

- На Луну?! – изумился его собеседник.

- Да, на Луну. На ту самую, которая является естественным спутником Земли, - доктор Кэмпбелл довольный эффектом, какой произвёл на коллегу этим сообщением не смог сдержать довольную улыбку. – Прошу меня извинить, - продолжил он после короткой паузы, - это моя оплошность! Вы ведь не в курсе моих последних дел. Помните, я Вам говорил, что Большой адронный коллайдер, построенный в Европе пятьдесят лет назад, уже не удовлетворяет потребностям современной науки?

- Да, - согласился Дмитрий Иванович, - я помню тот разговор.

- И Вы наверняка знаете, что несколькими крупнейшими в мире корпорациями было принято решение построить новую экспериментальную установку на Луне?

- Так называемый «Лунный коллайдер»? Конечно, слышал! Строительство такого масштаба! По-моему, сложно найти человека, который бы сейчас об этом не знал.

- Вот-вот! – подхватил доктор Кэмпбелл. – А вот то, что это моя вотчина, знает уже не так много народа!

- Вы?! – изумился Дмитрий Иванович. – Так это Вы там всем заправляете?

Кэмпбелл величественно кивнул в ответ.

- Ничего себе новость! – Дмитрий Иванович обеими руками взъерошил свою роскошную шевелюру. – Почему же Вы молчали об этом всё это время?!

- Не стоило предвосхищать события, - спокойно произнёс доктор Кэмпбелл, пристально глядя на своего собеседника. – К тому же, последние полгода я фактически занимался не наукой, а всё больше организационными вопросами. Да и сейчас строительство всё ещё не окончено. Хотя основные лаборатории уже запущены, и научная работа набирает ход. Так что Вы не только не опоздали, а скорее наоборот: будете стоять, так сказать, у самых истоков. Что скажете?

- Что ж тут ещё добавить? – по его тону было понятно, что Дмитрий Иванович уже принял решение. – Ждите меня в четверг.

Некоторое время они ещё обсуждали кое-какие детали, затем разговор был окончен. Выключив связь, Дмитрий Иванович опустил спинку своего кресла и удобно устроился в нём, глубоко откинувшись назад. Перспективы, которые открывались благодаря предложению, сделанному ему Вильямом Кэмпбеллом, были ошеломляющие. Любой учёный мечтает о такой удаче, но не каждому на его долю выпадает случай заполучить её в свои руки! Какое-то время он размышлял об этом, оглаживая свою классическую аккуратно подстриженную окладистую бороду, затем поднялся и энергично поднялся и зашагал по комнате. Его отсутствие могло продлиться несколько месяцев, поэтому перед отъездом нужно было уладить кое-какие дела.

 

Автоматические ворота плавно закрылись, впустив на территорию ухоженного загородного дома белый внедорожник. Привычно припарковавшись, Дмитрий Иванович забрал из салона куртку и, перекинув через плечо лямку от сумки с документами, вышел из автомобиля. Навстречу ему тут же бросился его любимец – чёрный кобель-четырёхлеток породы кане-корсо.

- Блэк, фу! Сидеть! – Дмитрий Иванович вовремя предупредил намерение своего питомца уткнуться ему в живот своей широкой, почти квадратной мордой. Выражение собачьих глаз без всяческих слов ясно говорило, как преданно любит пёс своего хозяина и как искренне рад его возвращению.

Дмитрий Иванович ласково потрепал его за шею и погладил по голове.

- За мной, Блэк!

Собака тут же сорвалась с места.

Вечером за ужином Дмитрий Иванович рассказал жене и сыну о предложении, которое сделал ему Уильям.

- Когда уезжаешь? – спросила уже привыкшая за долгие годы совместной жизни к его частым командировкам жена.

- В среду вечером я вылетаю в Америку, а через неделю мы уже будем на Луне.

- Надолго?

- Думаю, что на два-три месяца. Точнее сейчас не скажу: сложно предсказать, как будут проходить исследования.

- Блэка берёшь с собой?

Дмитрий Иванович хлопнул себя ладонью по лбу:

- А про тебя-то, брат, я и забыл совсем!

Собака, лежавшая недалеко от стола, услышав своё имя, уже навострила уши и, приподняв морду, испытующе смотрела на хозяина.

Дело было в том, что три года назад Дмитрий Иванович, будучи в очередной командировке, спас его. В пригороде, где их научная группа снимала жильё, однажды ночью загорелся один из соседних домов. Дмитрий Иванович, засидевшийся поздно за работой, увидел клубы дыма, расползавшиеся во все стороны, и языки пламени, вырывающиеся наружу. Разбудив своих коллег, он бросился на помощь.

Полумёртвую собаку с раздробленной лапой, пробитой грудиной и ещё несколькими открытыми рваными ранами, нанесёнными сорвавшейся с потолка прогоревшей балкой, он вынес на руках. Судя по всему, пёс до последнего мгновения спасал своих хозяев, пытаясь вытащить их – наглотавшихся дыма и потерявших сознание – за одежду на улицу: когда человек нашёл кане-корсо, то рядом с ним лежал один из членов семьи, а в собачьей пасти позже были обнаружены обрывки одежды.

Дмитрий Иванович был поражён подвигом животного, и только благодаря ему героя прооперировали в ту же ночь в лучшей ветеринарной клинике Москвы. Собака была в очень тяжёлом состоянии, особенно лапа. Часть кости пришлось распечатывать на биопринтере и имплантировать вместо раздробленного участка.

Два месяца Дмитрий Иванович выхаживал кобеля и, поскольку хозяева Блэка отказались забирать его обратно, в итоге тот остался жить у своего спасителя. Мужчина первое время кормил пса буквально с ложечки и собственноручно делал ему перевязки. Блэк сильно привязался к своему новому хозяину и, по мере того, как шёл на поправку, старался не отходить от него ни на шаг, всячески демонстрируя свою благодарность, любовь и преданность.

Спустя полгода после этого происшествия, Дмитрий Иванович уехал в очередную научную командировку в Новосибирск. И вот тут-то Блэк и захандрил в полную силу! Первые несколько дней он терпеливо ждал по вечерам своего хозяина, не отходя от ворот. А когда наступала глубокая ночь, уныло плёлся в дом и, улёгшись там возле двери, до утра смотрел на неё грустными глазами, ожидая, что вот-вот всё-таки произойдёт чудо! А потом, так и не дождавшись, забывался ненадолго в беспокойной дремоте.

На пятый день пёс отказался заходить в дом, так и оставшись до утра лежать возле ворот и вскакивая каждый раз, когда мимо ворот проезжал какой-нибудь автомобиль. На восьмой день он отказался от еды, и миска с кормом так и простояла возле него целые сутки, пока её – обильно приправленную ночным проливным дождём – не убрала хозяйка. На двенадцатый день Блэк уже практически ни на что не реагировал: он не пил, отказывался есть и даже перестал реагировать на собственную кличку.

Неизвестно, чем бы всё это закончилось, если бы встревоженная его состоянием Дмитрию Ивановичу не позвонила жена и не рассказала про то, что происходит с собакой. Тот прервал командировку и сразу же вернулся домой. Что тут началось!

Интуитивно почувствовав хозяина ещё издалека, Блэк вскочил на ноги. Оглушительно взвыв, он начал метаться перед воротами взад-вперёд, а когда Дмитрий Иванович показался из машины он, нелепо вихляясь из стороны в сторону всем своим мускулистым телом, прижался к его животу и радостно замер от счастья, подвывая неожиданно тоненьким голоском...

После этой истории, Дмитрий Иванович, если уезжал больше, чем на три дня, всегда брал Блэка с собой. Вот и сейчас вопрос – брать его с собой или нет – не стоял, не смотря на сопряжённые с этим определённые трудности.

- Кто же там за тобой будет присматривать? – сокрушенно покачала головой Настя – жена Дмитрия Ивановича. – Боюсь, что на Луне твоему хозяину будет не до тебя!

- Ничего, что-нибудь придумаю, - с улыбкой произнёс Дмитрий Иванович. – Приставлю к нему кого-нибудь из младших лаборантов. А, брат, как тебе такая идея? – произнёс он, смеясь и подмигивая своему любимцу, который уже понял, что речь идёт о нём, и поэтому вскочил с места, радостно глядя на своего хозяина. – Будешь себя хорошо вести?!

- А давайте, я за ним присмотрю! – неожиданно предложил их четырнадцатилетний сын, сидевший тут же за столом и с интересом слушавший беседу родителей.

- Ты?! – удивилась мать.

- А что? Это хорошая идея! – подключился Дмитрий Иванович. – Думаю, Лёше будет интересно побывать на Луне! К тому же ещё и полезно: побудет, так сказать, на передовой битвы человеческого интеллекта с загадками природы-матушки! Почувствует сопричастность к научным исследованиям. Любой подросток в его возрасте мечтает о подобном приключении! Ну, и за Блэком присмотрит, само собой.

- А как же занятия в школе? – вяло сопротивлялась мать. – Ведь до летних каникул ещё целый месяц?

- Я позвоню его классному руководителю, - сказал Дмитрий Иванович, задорно подмигивая сыну, лицо которого засветилось от радости, понимая, что вопрос уже решён, - и поговорю с ним. Класс у них не выпускной, а программу, которую пропустит за это время, мы с ним подтянем, и он сдаст её, когда вернётся обратно.

Таким образом, всё было решено. Следующие два дня были потрачены на различные приготовления и улаживания Дмитрием Ивановичем текущих дел, а в среду они уже все втроём: отец, сын и их четвероногий питомец вылетели вечерним рейсом во Флориду.

 

В аэропорту их встретил помощник доктора Кэмпбелла и, разобравшись с багажом, они направились в отель, где для них предварительно уже был забронирован просторный номер. День выдался насыщенный событиями, поэтому наши герои, наскоро поужинав принесёнными официантом холодной говядиной и вкусным овощным рагу, без дальнейшего промедления отправились спать.

На следующий день, проснувшись и позавтракав, они все вместе отправились к доктору Кэмпбеллу на машине, которую тот предусмотрительно прислал за ними с самого утра. Доктор лично встретил их на проходной. Тепло поприветствовав Дмитрия Ивановича, он повернулся к мальчику и, с улыбкой протянув тому руку, произнёс:

- Меня зовут мистер Вильям Кэмпбелл, или доктор Кэмпбелл, как Вам будет удобней, юноша. А Вы, нужно полагать, эмм...

- Алексей, мой сын, - подсказал Дмитрий Иванович.

- Очень рад с Вами познакомиться, Алексей! – закончил свою фразу его новый знакомый.

- Спасибо! – ответил мальчик. – Мне тоже приятно познакомиться с Вами, мистер Кэмпбелл.

- А это и есть тот самый кобель, о котором Вы мне говорили? – спросил доктор, не без интереса разглядывая Блэка. – Внушительный пёсик, ничего не скажешь!

Пёсик, как выразился Вильям Кэмпбелл, действительно был внушительный. Блэк являлся ярким представителем своей породы кане-корсо или, как её ещё называют, итальянский мастиф. Рост его составлял шестьдесят семь сантиметров в холке, и весил он почти пятьдесят килограмм. Это была крупная собака, обладающая ярко выраженной рельефной мускулатурой. Пёс являлся потомком Древнеримских боевых собак и выглядел, без преувеличения, весьма внушительно!

- И как же зовут этого красавца? – доктор потянулся к собаке с явным намерением погладить его.

Блэк, до этого спокойно реагировавший на чужака, увидев, что тот протягивает к нему руку, немного подался в сторону; верхняя губа у него задрожала, беззвучно обнажив белые клыки. Доктор Кэмпбелл тут же отдёрнул ладонь обратно, и мгновение спустя собака уже снова спокойно приняла безразличный вид.

- Зовут нас Блэк, - произнёс Дмитрий Иванович, присаживаясь и успокаивающе поглаживая собаку по голове. – Но мы не любим, когда к нам прикасаются.

- Это я уже понял, - процедил доктор Кэмпбелл и добавил, как прежде, дружелюбно.  – Ну что ж, в таком случае они с Алексеем могут пока прогуляться по парковой зоне, а мы с Вами обсудим наши дела. И мужчины направились вглубь территории.

Два дня пролетели незаметно, потому что дел перед полётом было невпроворот. Необходимо было учесть бесчисленное количество нюансов: запастись провизией, оборудованием, одеждой, техникой, дать множество различных распоряжений и так далее, и так далее. Ведь излишне говорить о том, что если чего-то необходимого на Луне вдруг не окажется под рукой, то «сбегать в соседний супермаркет», как мы это обычно делаем, будучи на Земле, не получится.

И вот наступила суббота – день, когда они должны были отправиться на космическом корабле в полёт на далёкую Луну. Старт был назначен на пять часов после полудня, с космодрома Флорида.

Это было не рядовое событие даже для взрослых, что уж тут говорить про четырнадцатилетнего подростка: полёт в космос! «Вот сейчас они сядут в космическую ракету и отправятся в путешествие на другую планету!» - эта мысль сильно будоражила воображение мальчика.

Но на его удивление, всё прошло достаточно буднично. После медицинского осмотра и инструктажа, их, в составе группы из двух десятков людей, привезли на стартовую площадку и разместили в кабине ракеты, предназначенной для космонавтов. После того, как все заняли свои разгрузочные кресла, начался обратный десятиминутный отсчёт. Технический персонал покинул кабину, герметичные двери были закрыты, и им оставалось только ожидать старта.

Наконец, на табло замигали красные цифры, и в ушах космонавтов раздался бесстрастный голос, громко чеканивший: «Десять, девять, восемь, семь...». После того, как прозвучала цифра «один», послышался мощный нарастающий гул включившихся реактивных двигателей, и все, кто был внутри, почувствовали ощутимый толчок, когда ракета оторвалась от Земли.

Возможно, кто-то мог подумать, что наши путешественники на этой ракете и полетят прямо на Луну, но на самом деле это было не так. Это был лишь многоразовый транспортный пилотируемый космический корабль, задача которого была доставить космонавтов и груз на орбиту, где их уже ожидал межпланетный космический гигант «Уран». Построен этот корабль был здесь же в космосе, ибо поднять подобного исполина с Земли, при современном уровне технологий, не представлялось возможным.

Загрузка «Урана» длилась уже месяц. Каждый день ракеты стартовали с космодрома, разгружались и возвращались обратно, чтобы доставить на орбиту очередную партию. Этот процесс подходил к концу, и уже ночью «Уран» должен был отправиться на лунную базу.

Примерно полтора часа потребовалось нашим путешественникам, чтобы пилотируемый корабль доставил их в пункт назначения. Оказавшись в невесомости, люди отстегнулись от разгрузочных кресел и начали совершать осторожные движения руками и ногами, чтобы попытаться переместиться в требуемом направлении, согласно полученного на Земле инструктажа.

Алексей со смехом смотрел на Блэка, который, не понимая, что происходит, пытался совершать привычные движения. Как только его отстегнули от разгрузочного кресла, он попытался вскочить, вследствие чего мгновенно устремился вверх и тут же встретился с потолком, ощутимо к нему приложившись. Взвизгнув – не столько от боли, сколько от неожиданности – он ещё не успел оправиться от первого удара, как тут же устремился вниз. Остаётся только догадываться, сколько ещё различных поверхностей пёс опробовал бы своей головой, если бы ему на помощь не пришёл Дмитрий Иванович.

- Блэк, замри! – скомандовал хозяин.

И вышколенная собака тут же замерла в причудливой позе, нелепо растопырив в стороны все четыре лапы. Дмитрий Иванович поймал её у самого пола за ошейник и, скомпенсировав толчок, остановил беспорядочное барахтанье.

Держась за стены и предусмотрительно сделанные поручни, все присутствующие, стараясь совершать осторожные и неспешные движения, направились в сторону стыковочного перехода.

- Отомри! – скомандовал Дмитрий Иванович собаке, когда они уже оказались на нижней палубе «Урана».

Блэк послушно расслабился. Он снова ощущал свой вес: на космическом корабле действовала искусственно созданная гравитация. Правда, сила её была примерно в шесть раз меньше, чем на Земле: такая же, как и на Луне. Сделано это было специально для того, чтобы экипаж за трое суток полёта успел адаптироваться к ней и правильно рассчитывал свои усилия. Ведь даже простая ходьба в условиях меньшего тяготения могла привести к весьма печальным последствиям, уже не говоря о том, что людям предстояло ещё и работать.

Осторожно ступая по полу, вновь прибывшие вереницей направились в кают-компанию, где их ожидал капитан корабля. Блэк рванулся вслед  за хозяином и вновь не рассчитал собственные силы. От толчка сильных лап его бросило вперёд и, скользнув когтями по металлическому полу, он врезался в противоположную стенку, отскочил от неё, словно мячик, проехался на брюхе теперь уже в обратную сторону и на несколько мгновений замер от неожиданности на месте. На его морде было написано такое удивление, смешанное с растерянностью, что уже все присутствовавшие не удержались от смеха.

- Что, брат, - смеясь, подмигнул псу средних лет инженер с большой проплешиной на лбу, - не держит земля? Жизнь полна сюрпризов, в следующий раз будь аккуратней!

Дмитрий Иванович подозвал собаку к себе и не спеша погладил по голове, стараясь успокоить. «Будь осторожен, Блэк, не спеши!» - несколько раз прошептал он ему на ухо и уже вслух добавил:

- Шагом, Блэк. За мной!

Умница Блэк, кажется, понял, что хотел сказать ему хозяин. Он видимо успокоился и спокойно пошёл рядом, следуя за Дмитрием Ивановичем и Алексеем.

- Ничего, - одобрительно кивнул ему лысый инженер, - обвыкнешься, брат!

На палубе, где оказались наши путешественники, выйдя из доставившей их на орбиту ракеты, ничего не указывало на то, что они находятся на борту межпланетного корабля. Обстановка вокруг напоминала скорее большой холл торгового центра, только стены здесь были обиты мягким материалом наподобие того, каким отделывают палаты для буйный больных. Сверху лился мягкий приглушённый свет, и в воздухе пахло новыми отделочными материалами.

В кают-компании их встретил капитан. Это был крепкий и статный мужчина лет сорока пяти: под два метра ростом, широк в плечах, курчавые каштановые волосы на голове и такого же цвета ухоженная классическая борода. Он стоял, заложив руки за спину, в белоснежном костюме, и буквально являлся хрестоматийным воплощением капитана на корабле – таким, каким их описывали всегда, начиная ещё со времён Френсиса Дрейка. Для полноты картины ему не хватало, разве что, дымящейся трубки в зубах.

- Здравствуйте, господа! Пожалуйста, проходите. Рад приветствовать вас на борту «Урана»! – произнёс он приятным баритоном, жестом приглашая вошедших присаживаться на стоявшие в помещении мягкие плюшевые диванчики, на вид очень удобные.

Пока люди рассаживались, стюарды принесли бренди, чай и сладости.

- Прошу вас, господа, угощайтесь!

Присутствующие не заставили просить себя дважды и с удовольствием принялись подкреплять свои силы тем, что стояло на столе, а капитан между тем продолжил:

- Я – капитан космического межпланетного грузопассажирского корабля «Уран». Зовут меня Джон Уиллер. Нам предстоит трёхдневное путешествие на Луну, в течение которого, я надеюсь, вы не будете скучать. На средней палубе находятся кинотеатр, конференц-зал, есть сауна с бассейном и даже небольшая библиотека с читальным залом, где можно уединиться и поработать в абсолютной тишине. Приём пищи по расписанию здесь, в кают-компании. Ваши каюты уже готовы и ждут вас; по окончанию трапезы стюарды всех проводят, чтобы с непривычки вы не заблудились на корабле. А сейчас... – капитан налил себе бренди из стоявшего возле него графинчика, жестом предлагая всем последовать его примеру, - ... я хочу ещё раз поприветствовать вас всех и пожелать приятного путешествия!

Прозвучавший вслед за этой фразой весёлый звон бокалов одобрительно поддержал эти слова.

 

 

Каюта, доставшаяся Дмитрию Ивановичу и Алексею, была добротная светлая и довольно просторная. Внутри стояли две большие кровати, платяной шкаф и рабочий стол; посередине, возле стены, находился мини бар, над которым висело большое зеркало. В туалетной комнате – душевая и раковина. И даже для Блэка, по распоряжению капитана, положили небольшой коврик возле двери. В общем, всё внутреннее убранство приводило к мысли о том, что ты находишься в комфортабельной каюте круизного лайнера. Разница, разве что, была только в том, что здесь не было иллюминаторов.

Утром после плотного и очень вкусного завтрака к столику, за которым сидели мистер Кэмпбелл, Дмитрий Иванович и Алексей, подошёл стюард и сказал, что капитан Уиллер приглашает их, как почётных гостей, на свой мостик. На что наши путешественники, конечно же, не преминули согласиться и, поднявшись из-за стола, направились вслед за своим провожатым.

Встретил их лично капитан.

- Добро пожаловать, джентльмены, в святую святых любого корабля: капитанский мостик!

Гости огляделась вокруг. Картина, представившаяся их взглядам, поражала обилием различной аппаратуры.  Стены, находившиеся справа и слева от входной двери, были полностью закрыты информационными панелями, на которых постоянно то тут, то там загорались и тухли разноцветные огоньки. Во многих местах этой панели располагались различного размера – от крохотных и до двух метров в диагонали – мониторы, на которых периодически мелькали, сменяя друг друга, цифры, строчки бегущего текста, графики и бог весть какие ещё данные о состоянии различных корабельных систем и узлов.

Но главной изюминкой, безусловно, был головной экран, занимавший всю стену напротив входной двери. На него, как объяснил капитан, можно вывести абсолютно любые данные, находящиеся в распоряжении «Урана». Перед этим экраном на возвышении были установлены три роскошных на вид рабочих кресла, обтянутых белой очень приятной на ощупь кожей.

- Ну, как, Алексей, нравится тебе здесь? – спросил капитан, испытующе глядя юноше прямо в глаза.

- Очень! – восхищение в глазах мальчика говорило без всяких слов.

- Садись вот сюда, - он указал ему на центральное кресло.

Алексей сел и тут же почувствовал насколько оно невероятно удобное и комфортное.

- Хочешь увидеть звёзды? – капитан весело подмигнул.

- А можно? – удивился Алексей.

- Смотри! – и, обернувшись к подчинённым, он приказал. – Вывести на экран изображение с головных камер.

Панель перед парнем зажглась мягким светом, и он увидел потрясающую картину: на фоне угольно черного неба сияли мириады звёзд, а посреди всего этого великолепия холодным светом горела ослепительно белая с тёмными пятнами и хорошо уже видимыми кратерами в виде больших концентрических окружностей Луна. При этом она была значительно больше, чем мы её обычно видим с Земли. И хоть «Уран» и нёсся в пространстве со страшной по земным меркам скоростью около шести тысяч километров в час, расстояния были настолько велики, что на первый взгляд могло показаться, будто космический корабль завис на одном месте.

- Как красиво!

Слова невольно сорвались с губ мальчика, который сидел сейчас, инстинктивно вжавшись в кресло, чтобы ненароком не вывалиться их него прямо в открытый

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 80

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют