Костя без будущего

А сегодня что для завтра сделал я?

Ю. Энтин, «Прекрасное далёко»

— Алиса, не отставай! — подбадривал её Костя, продираясь сквозь густые заросли. — Скоро шоссе, там попутку поймаем!

Алиса не отвечала, только сосредоточенно пыхтела сзади, да время от времени сдувала со лба упрямую прядку волос, выбившуюся из причёски и падавшую на глаза.

Они вот уже час с лишним пробирались сквозь лес, заметая следы и спасаясь от преследователей. На то имелись свои причины.

Костя знал эти причины как никто другой.

Строго говоря, Костю звали вовсе не Костей, а Колей. Разъяснялся этот казус довольно просто.

Колю Герасимова в детстве приятели частенько дразнили Герасимом. Бывало, встанут в круг, впихнут внутрь Колю, и начинают шпынять. Кто-нибудь один толкнёт его сзади в спину:

— Герасим, где твоя Му-му?

Коля поворачивался и выискивал взглядом обидчика, чтобы поквитаться с ним.

Однако все дети смотрели одинаково насмешливо, и совершенно непонятно было, на кого же нужно бросаться, заставляя его отвечать за причинённое оскорбление.

В это время сзади уже кто-то другой толкал Колю:

— Герасим, где твоя Му-му?

Коля вновь оборачивался и шарил взглядом по кругу. Но все дети опять скалились одинаково злобно.

Так продолжалось до тех пор, пока мать Коли, рано овдовевшая, но привлекательная ещё женщина, не вышла замуж во второй раз, взяв фамилию нового мужа.

Они с отчимом, смущённо пряча глаза, сказали Коле:

— Мы, конечно, понимаем, память об отце, и всё такое. Если хочешь остаться Герасимовым — мы не настаиваем. Но, мы подумали, может быть, ты захочешь...

— Я согласен! — быстро ответил Коля.

Растроганный отчим незаметно отвернулся, чтобы скрыть горделивую усмешку.

Его фамилия была Костиков.

С тех пор Колю стали звать Костиком, а потом и вовсе — Костей.

Он принял новое прозвище с гордостью.

 


...А теперь вот Костя бежал. Бежал, что было сил, спасаясь от своего шефа, у которого украл деньги — ни много, ни мало, в аккурат миллион.

Рублей, правда, а не долларов.

Однако в провинциальном городишке, где остались отчим с матерью, и куда сейчас направлялся Костик, на такие деньги можно было начать новую жизнь.

Жизнь, где не нужно будет от зари до зари горбиться, вламывая на бессердечного жестокого начальника, которому, сколько на него ни паши, всё равно всё мало и мало.

Год назад Костя приехал в Москву и устроился в фирму, рассчитывая быстро покорить столицу.

Да как-то не задалось.

И, видно, уже не задастся, понял он, покрутившись в этом дорогом, жестоком, суетливом городе.

Поэтому, когда представилась возможность взять чужие деньги, он сделал это, не задумываясь, и пустился в бега, прихватив с собой подругу Алису — такую же, как и он сам, неудачливую провинциалку.

Хозяева Кости, которых он так подло нагрел на миллион, были людьми серьёзными, с большими возможностями, тесно связанными с криминалом, и в случае поимки беглецов шутить бы явно не стали.

Поэтому нужно было торопиться.

Взяв лишь самое необходимое, Костя с Алисой бросились в бега.

Вначале они, поймав такси, выехали за город. Затем, отпустив таксиста, пошли прямиком через лесок, срезая путь, чтобы, выскочив на другое шоссе, поймать попутку и двинуться в обратном направлении. Так они рассчитывали запутать своих преследователей. План казался хорошим со всех сторон.

И вот они, слегка заплутав, битый час шли по лесу. Кругом были деревья, и в какую сторону идти, было совершенно непонятно.

Неожиданно впереди показалось серое асфальтовое полотно дороги.

— Шоссе! — в один голос облегчённо воскликнули они и прибавили ходу.

Спустя какое-то время на трассе показалась и, приблизившись, стала сбрасывать скорость какая-то машина — чёрный джип с тонированными стёклами. Алиса, дурочка, изобразив на лице подобие приветливой улыбки, стала махать — сюда, мол!

Костя же при виде джипа испытал смутное беспокойство. Он напряжённо всматривался в подъезжающий автомобиль.

— Назад, в лес! — неожиданно что есть мочи заорал он, и, подхватив сумку с нехитрыми пожитками, бросился обратно.

Но было слишком поздно.

Из затормозившего джипа выскочили двое и бросились вдогонку за Костиком. Алиса зачем-то понеслась за ними следом.

Они нагнали его на опушке и, повалив на землю, стали бить.

После чего сели здесь же, прислонившись к стволу дерева, и принялись отдуваться.

Один из них был полным и грузным, похожим на скончавшегося знаменитого актёра Невинного, творчество которого всегда вызывало у Кости чувство восхищения, где бы тот ни снимался — и в «Старом Новом годе», и в «Небесах обетованных», и уход из жизни которого Костя считал тяжёлой, невосполнимой утратой.

Другой, поменьше, худенький, с усиками, в коротком пиджачке, также неуловимо напоминал Косте какого-то актёра. В руках он держал тросточку. Внешность у него была неприятная, отталкивающая, улыбка — зловещая. Во всём облике сквозило что-то крысиное.

— Мы что, пацаны, за тобой бегать-то, а? — натужно произнёс тот из них, что был более грузным.

Костик медленно поднял полные страха и раскаяния глаза на своего начальника.

Начальник же, тяжело отдуваясь, сказал, обращаясь к усатому, с крысиной внешностью и тросточкой:

— Дай ему по голове!

Тот медленно поднялся, подошёл, примерился и ударил Костю по темени.

После чего прошелестел своим свистящим шёпотом:

— С-сука!

И ударил ещё раз, правда, несильно, небольно совсем, больше для острастки.

Костя испуганно втянул голову в плечи и посмотрел на начальника.

Тот меж тем, отдышавшись наконец-то и поднявшись, продолжал:

— Ты, Костя, стырил у меня бабки. Бабки мне пофиг, я ещё заработаю. Но ты меня этим поступком унизил. Теперь всякий станет думать, что у меня можно безнаказанно тырить бабки. А это ведь не так, ведь правда?

В ответ Костик согласно закивал головой.

— Не так! — сам себе ответил начальник, даже не глядя на испуганно сжавшегося Костика. — Ты меня, сука, дезавуировал! Но я тебя за это, падла такая, тоже дезавуирую!

Значения слова «дезавуирую» Костик не понял, будучи от природы туповат и тугодумист, но общий смысл сказанного был для него совершенно очевиден.

«Выдерут! — тоскливо и как-то обречённо подумал он. — Как пить дать, выдерут!»

Словно подтверждая его слова, начальник сказал:

— Поэтому, Костик, тебе придётся ответить. А ответишь ты, Костик, своим очком! Щас мы тебя петушить станем!

Речь начальника была беззлобной и даже какой-то ласковой, но от этой неестестественной ласковости Костику отчего-то делалось ещё страшнее.

— А после петушения, — продолжил начальник, — у тебя уже не будет будущего. Ты, Костя, теперь — Костя без будущего!

После чего начальник перевёл взгляд на стоявшую здесь же, чуть в отдалении, Алису. Просто стоял и смотрел оценивающе, как на вещь, ничего при этом не говоря, но Алиса под этим взглядом отчего-то непроизвольно сжалась.

Начальник, в сущности, был незлым человеком. Просто он вращался в кругах, где игра шла по определённым правилам, и от всех игроков требовалось неукоснительное их соблюдение. Собственно, лишь строгое следование этим правилам позволяло начальнику заниматься бизнесом, вот уже в течение нескольких лет удерживая в нём ведущие позиции.

— Подругу тоже оприходуем! — наконец, вынес он решение. — Сама виновата! Нефиг было со всякой шлаетой вязаться!

От этих слов Алисе захотелось без оглядки бежать, но от страха ноги словно приросли к земле.

Да и куда бежать-то? Всё одно везде отыщут, и будет ещё хуже.

Вздохнув, Алиса приготовилась принять свою судьбу такой, какая она есть. Лишь промежность постаралась максимально расслабить, чтобы не было слишком больно.

Начальник между тем кивнул своему спутнику, тому самому, с крысиной внешностью — мол, начинай, пора!

Тот приблизился к Косте, держа в руках костяшку от домино.

«Зачем это? — смущённо подумал Костик. — Он что, со мной в домино сыграть собирается?»

Однако всё разъяснилось довольно просто.

Двумя ловкими ударами человек с усиками выбил у Кости все передние зубы.

— Чтоб не кусался! — добродушно пояснил он. В сущности, он тоже не был злым. Просто такова жизнь.

Да Костик и сам уж всё понял.

Усатый принялся расстёгивать ширинку. Костик метнулся в сторону и угодил прямо в руки начальника, который также стоял с расстёгнутой ширинкой.

— Соси давай! — просто и даже как-то буднично сказал он. — Нечего тут устраивать!

Костик попытался вырваться, но увидел, как к лицу его приближается что-то, похожее на готовую к броску змею, только без глаз, зато с мясистой красной головой, раздвоенной на конце.

— А-а-а! — закричал он и потерял сознание, провалившись в глубокий сон, столь спасительный для его психики в эту минуту.

Во сне он видел себя на приёме у стоматолога, который вставлял ему выбитые зубы. Инструменты стоматолога, обычно холодные и твёрдо-металлические, сейчас были тёплыми и достаточно мягкими, словно бы кожаными.

«Не иначе, сделаны эти инструменты из каких-нибудь высокотехнологичных сплавов! — уважительно подумал Костик. — Ну а чего удивляться, наука на месте не стоит!»

И он старательно и как мог широко раскрывал рот.

В какой-то момент стоматолог запихнул довольно большое количество своих инструментов, сильно разрывая губы, растягивая их, отчего уголок рта у Кости, не выдержав натяжения, надорвался, и по подбородку потекла тонкая струйка крови.

Потом картинка сменилась, и Костик снова увидел себя на приёме у врача, но на этот раз у другого — у проктолога. Тот никак не мог втиснуться в Костиков зад, но всё продолжал и продолжал упрямо продираться. «Наверное, хороший специалист, раз такой настойчивый, — с гордостью подумал Костик. — Может, даже профессор!»

Неожиданно внутри него вспыхнула острая боль, и Костик отключился, перестав видеть сны.

 


...Придя в сознание, Костик обнаружил себя сидящим под деревом, со спущенными до колен штанами. Во рту прочно поселился отвратительный привкус несвежей селёдки. На подбородке запеклась подсохшая струйка крови.

Кроме этого, сильно болела задница.

Оглядевшись, Костик обнаружил Алису сидевшей под соседним деревом. Одежда на ней была разорвана и на груди свисала огромным лоскутом. Девушка, словно заведённая, всё пыталась пристроить этот лоскут на место, но ей это удавалось плохо, поэтому грудь всё время вываливалась наружу. Алиса раскачивалась из стороны в сторону. На лице её застыла странная полусумасшедшая гримаса. На губах белело нечто, похожее на подсохшую сметану.

Увидев Костю, она улыбнулась ему. Улыбка вышла страшной и зловещей.

Все передние зубы у девушки отсутствовали.

Костя, поморщившись, подполз к ней и взял девушку за руку.

— Алиса! — сказал он ей. — Миллион у меня! Я им ничего не сказал!

Девушка, глядя на него, продолжала бессмысленно улыбаться своей беззубой улыбкой.

Откуда-то прилетел лёгкий ветерок, и, запутавшись в верхушках деревьев, стал шелестеть листвой.

Какая-то птичка, слетев с верхней ветки на нижнюю, уселась прямо напротив Кости с Алисой и принялась бесцеремонно их разглядывать. После, вспорхнув, улетела.

Жизнь потихоньку налаживалась, входя в свою привычную колею.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 9
    8
    163

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.