cp
Alterlit

Люди и Тараканы (на конкурс)

«Звезда японской кухни»

Ресторан японской кухни, послуживший поводом для этой истории, открылся на заре 21-го века, в то время, когда Бразилия ещё считалась лучшей сборной командой по футболу, а смешанные единоборства в народе назывались «боями без правил».  

Звезда японской кухни вспыхнула с шумом и ослепительной вспышкой. Русскому человеку настолько приглянулись рисовые колбаски, обёрнутые морскими водорослями, что за какие-то полгода в каждом крупном городе стали один за другим открываться азиатские рестораны, кафе и суши-бары. В середине десятилетия эта мода распространилась по всей России, и даже в самом глухом захолустье нашей страны можно было найти ресторан азиатской направленности.

Первое время простой человек заходил в суши-бар с опаской. Японская кухня казалась экзотической диковинкой, что создавало почву для сомнений и критики.

«Пробовали мы эти суши, или как их там, - говорили между собой Кузьмичи и Бабы Любы, - Дрянь редкостная!».

«Во-во! - вторили им Николаичи, - Рыбу с рисом продают за такие бешеные деньги!».

А у молодёжи на этот счёт было совсем другое мнение. Суши и роллы им приглянулись, если не с первого раза, то со второго уж точно.  

Впрочем, даже, несмотря на критику, японская кухня не просто прижилась в России, но и сделалась чертовски популярной. Люди так полюбили суши, что их поедание превратилось в определённую традицию.

- Вот бы сейчас суши, -  мечтательно говорили жёны своим мужьям после тяжелой рабочей недели.

А мужья зачастую были и сами не прочь сходить суши-бар, потому что это считалось престижным и популярным досугом, которым можно похвастаться перед знакомыми и коллегами.

Со временем даже Кузьмичи и Бабы Любы прониклись этим удивительным блюдом и с наслаждением поедали его при любом удобном случае.

 

«Два брата»

Когда мода на японскую кухню добралась до провинциального городка с двумя сотнями тысяч населения, одним театром и тремя библиотеками, два брата - Андрей и Константин - были в бесперспективном и отчаянном положении. Каждый год отнимал у них частичку молодости, взамен рисуя на лицах тонкую паутину морщинок. Каждый год, прежде суливший надежды, теперь лишь усиливал смутное ощущение беспомощности и безысходности, которое подкреплялось пониманием того, что время уходит, а ничего с этим поделать нельзя.

И хотя жизнь шла своим привычным чередом, но молодость, от которой братья ещё не отвыкли, бесследно растворялась в бесконечном потоке одинаковых дней и одинаковых жизней.

Братья старались не отчаиваться и подбадривали себя надеждой, будто самое лучшее и интересное притаилось где-то впереди.

- Вот бы только переждать немного и всё наладится, - говорил Андрей, в самые тяжёлые времена, - Жизнь, она ведь как дорога, то гладко и тихо, то с прыжками и грохотом.

- Точно, - подхватывал Константин, - Дальше будет только лучше!

Но время неумолимо неслось вперёд, а ямы и кочки на дорогах жизни становились только опасней и неожиданней.

Младшему брату Константину недавно исполнилось 30 лет. И хотя в детские годы такой возраст казался ему вершиной человеческой зрелости, но на графике жизни тридцать лет располагались гораздо ближе к молодости и свойственной ей безрассудности.    

Андрей был всего на четыре года старше Константина и тоже находился на таком этапе, который многие считают золотым временем в жизни мужчины. Правда, сам он чувствовал себя уже пожилым человеком. Иногда на него находило такое настроение, когда ему начинало казаться, будто вся жизнь уже прожита, будто история медленно ползёт к финалу, в котором не будет ни катарсиса, ни прозрения, а лишь тихая и одинокая кончина, наполненная сожалениями.

«А ведь я ещё толком и жизни-то не пробовал! - с тоской думал старший брат Андрей, - Все свои лучшие годы провёл в непрерывной беготне!»

То беззаботное время, когда можно побыть безответственным молодым человеком и посидеть на шеи у родителей, совсем не задумываясь о будущем, уже миновало. Наступила пора определяться, как жить дальше: или смирится со своим положением и до глубокой старости трудиться на какого-нибудь толстосума, постоянно испытывая угрызения совести, или же шевелить извилинами и в корне менять весь образ своего существования.

К тому моменту Андрей проработал на кухне больше десяти лет. Он отлично разбирался в своём деле, и обладал всеми качествами хорошего кулинара: гастрономической чуткостью, тонким вкусом и обонянием, чистоплотностью, пунктуальностью и умелыми руками. Судьба наградила его невысоким ростом и незаурядной внешностью. Андрей был мужчиной крепкого телосложения, с огромными сбитыми кулаками, толстыми пальцами, юркими глазами и глупейшим выражением лица. Но мозги у старшего брата работали как швейцарские часики. Он обладал проворным, гибким, но склонным к самоистязанию умом.

Андрей был интеллектуально развитым человеком, он получил приличное образование, часто читал книги и искренне интересовался жизнью и людьми. Порой он испытывал отчаяние из-за того, что ему приходится заниматься грубым трудом. Все десять лет Андрей носился по кухне как угорелый, кормил людей к которым не испытывал симпатий, уставал как кляча во время жатвы и получал чуть больше какого-нибудь сторожа, который целыми днями только и делает, что выглядывает в окошко и читает газету. С каждым годом Андрею становилось всё тяжелее подчиняться чьей-то воле, особенно если им пытался руководить какой-нибудь молодчик с невысохшим молоком на губах. В тайне он мечтал о такой жизни, где можно самолично распоряжаться своим временем и идти только туда, куда самому хочется, не испытывая при этом бесконечной нужды в деньгах. Но Андрей совершенно не представлял, что нужно сделать, чтобы устроить свою жизнь таким образом.

Младший брат Константин был человеком из другого теста. Он значительно превосходил Андрея в росте и обладал выразительной наружностью.

«Красавец!» - часто говорила про него матушка. И это было чистой правдой. Константин обладал чарующим обаянием и слащавой, но всё-таки необычайно привлекательной внешностью. Тёмные волосы, выразительные глаза, широкие скулы, - всё это сочеталось с правильными чертами лица.  

Константин работал посудомойщиком в том же ресторане где и Андрей, и почти не испытывал смущения, по поводу своей должности. Он мыслил слишком примитивно, чтобы представить себя на каком-нибудь другом месте или в другой роли. Спокойная и стабильная жизнь почти устраивала Константина, хотя иногда, поддаваясь настроению Андрея, он тоже впадал в меланхолию и вместе с братом начинал сетовать на жалкую судьбу и изнывать по лучшему будущему.

Братья с самого детства шли по жизни рука об руку и являлись друг для друга самыми близкими людьми. Никто не знал их лучше, чем они сами. К тому же, они были не просто кровными родственниками, но и лучшими друзьями, а такая комбинация встречается в нашем мире чертовски редко.

 

«Идея, изменившая всё»

Так братья прожили десять лет, - трудясь на благо общества, мечтая о светлом будущем и пытаясь получать хоть какое-то удовольствие от этой непростой жизни. Всё шло своим чередом, пока однажды, после особенно тяжёлой смены Андрей не посмотрел на свои опухшие ноги с вздутыми венами и не ужаснулся.

«На кой чёрт я всем этим занимаюсь? – подумал он, - Неужели в мире нет дел попроще и поприбыльнее?».

Ответ на вопрос пришёл незамедлительно. В ту же секунду на кухню заглянул начальник ресторана. Полноватый и румяный Евгений Сергеевич в силу своего положения смотрел на сотрудников с сочувствующим превосходством. Лёгкая надменность, снисходительное сочувствие и допустимая доброжелательность были ему по карману. О благоустройстве жизни Евгения Сергеевича позаботились ещё до того как он появился на свет. Это был человек, происходивший из богатой семьи, которому всё в жизни досталось по наследству, а не за счёт тяжёлого труда. Таких счастливчиков часто выдаёт гладкая наружность, и если они не впадают в кутежи и бесконечные праздники, такая наружность сохраняется до самой старости. Ведь деньги, которые всегда идут рука об руку с достатком, точно так же как и тяжёлая жизнь, полная лишений, оставляют на человеке определённые отпечатки, которые можно охарактеризовать как породу человеку.

И Евгений Сергеевич был существом породистым. Он совсем не походил на уставшего человека. Напротив, всё его тело благоухало свежестью. Он никогда не злился и не нервничал, и даже, несмотря на свою надменность, всегда и со всеми был одинаково вежлив и доброжелателен. 

Андрея вдруг осенило.

«Вот что нужно! – подумал он, глядя на начальника, - Своё дело! Я же столько лет варюсь в этой каше, что смогу и сам всё организовать и наладить!».

***

Через несколько дней у братьев выдался совместный выходной. Они сидели на кухне и потягивали кофе, наблюдая за миром, который оживал после зимней спячки. Улица была залита солнечным светом и весенним теплом. Синицы пели заливными голосами. Под окнами стонали обезумевшие кошки. Вдоль тротуаров тянулись ручейки, и всё блестело весенним золотом.

- А давай откроем свою кафешку с сушами? – неожиданно предложил Андрей.

Константина так удивила дерзкая мысль брата, что он едва не поперхнулся горячим напитком.

- Для этого, небось, столько денег нужно, - с сомнением ответил он, - Мы и за век с тобой не наберём.

- Да брось, - сказал Андрей, ставя кружку на стол и пододвигаясь ближе к брату, - Я вчера виделся с одним сушистом и он мне рассказал, как у них там всё устроено. Роллы делать, это всё равно, что конструктор собирать. Вложения не такие уж и большие. Оборудование дешёвое. Кухня нужна небольшая.  

- Ну не знаю, не знаю… - неопределённо ответил Константин и на том разговор закончился.

Точнее он продолжился, но не словами как это обычно бывает, а активной мыслительной деятельностью, которая до поры до времени никак себя не проявляет.

С тех пор эта неожиданная мысль засела червём в головах братьев, и нарушила привычное течение их жизней. Независимо друг от друга они принялись тщательно размышлять, придумывать всевозможные концепции, культивировать их доводами и поливать домыслами. В общем, братья сделались одержимыми. Они ложились спать, и думали об одном, - о своём собственном бизнесе. Каким бы делом они не занимались, в их головах происходило одинаковое движение. И движение это целиком состояло из нестерпимого желания жизненных перемен.

 

«Слова превращаются в дела»

В итоге братья додумались до того, что их головы переполнились идеями. Они стали обсуждать это потенциальное предприятие вслух и вскоре дело тронулось с места. Долго и тщательно братья анализировали рынок, разговаривали со знакомыми поварами, посещали местные суши-бары и изучали юридические тонкости. Действительно, на деле всё выходило не так уж и сложно. Хотя бюджет и требовался солидный, но даже по меркам простых работяг такие деньги вполне можно было собрать за год-два. Суши придумали японские крестьяне и рыбаки, поэтому их концепция строилась на минималистичной простоте. Чтобы самому их готовить требовалось самое примитивное оборудование и инвентарь. 

***

Мысль о бизнесе медленно зрела, обрастая гроздьями, наливалась соком, распухала и, в итоге, обратилась из чего-то нереального во вполне достижимую мечту. Эта мечта в корне изменила жизни братьев, потому что всякое искреннее стремление порождает энергичный энтузиазм.

Вдохновлённые мечтой они целый год упорно и терпеливо трудились, во всём себя ограничивали, жили как аскеты и каждую свободную копейку откладывали в капитал.

За этот год братья посетили все провинциальные суши-бары и собрали такое количество информации, которой вполне хватило бы для научного исследования. Андрей даже познакомился с главным городским поставщиком азиатских продуктов и договорился о будущих поставках, настолько серьёзно было его намерение.

Наконец, спустя год упорного труда нужная сумма была собрана.

Дело оставалось за малым, но тут возникли непредвиденные трудности, которые заключались в бюрократической мешанине и огромном количестве бумаг, необходимых для оформления бизнеса.

Началась борьба с бюрократической машиной. Братья шоколадом и деньгами подкупали чиновниц и чиновников, стояли в бесконечных очередях, заполняли бланки, пока, наконец, все необходимые подписи и печати не оказались на своих местах. Согласно бумагам бизнес принадлежал Андрею, что было вполне справедливо. Ведь именно он занимался решением самых сложных вопросов, в то время как Константин старательно исполнял роль помощника.    

Весной 2006-го года предприятие вышло на финальный круг. Оставалось доделать сущие мелочи, вроде того, что составить меню и придумать название для ресторана. Но и тут возник ступор. Хотя городок и считался недоразвитой провинцией, но всё же он находилась в доступной близости от столицы, что не давало ему окончательно покрыться пылью. Братья были далеко не первыми, кто решил заняться здесь подобным бизнесом. А потому самые интересные и говорящие названия были уже заняты.

После нескольких бессонных ночей и натужных размышлений ресторан получил лаконичное и простое название - «Роллы и Суши», которое, впрочем, складывалось в говорящую аббревиатуру «РиС», на чём и был сделан акцент в дизайне вывески и буклетов.

Затем, несколько недель братья потратили на то, чтобы придумать меню и проработать его.

Когда все векселя были подписаны, документы оформлены, а оборудование закуплено и расставлено по своим местам, Андрей купил воздушные шарики и на следующий же день торжественно повесил их на дверь.

 

«Открытие»

Ресторан открылся жарким июльским днём 2006-го года. Стояла знойная и тихая пора. Солнце палило безжалостно. В воздухе летал тополиный пух вперемешку с пылью, а улицы пустели до самого вечера. По будням народ прятался от жары, а в выходные отправлялся загород, на свежий воздух. Поэтому дело тронулось неторопливо. Первое время клиентов было с гулькин нос. Тем летом публика ресторана состояла преимущественно из родственников и знакомых друзей-приятелей, которые приходили в одиночку, парами, а порой даже и целыми семьями, рассчитывая на скидки и уступки.

Однако та неторопливость, с которой закрутилось колесо бизнеса, была только на руку братьям. Небольшой объём работы давал им возможность освоиться, набить руку и привыкнуть к новому положению.

По ходу дела братья разделил между собой обязанности. Андрей взял роль повара. Именно он готовил все блюда, придумывал новые рецепты и отвечал за качество продуктов. А Константину в силу своих способностей, досталась роль официанта и уборщика. Младший брат отвечал за порядок, мыл полы и посуду, протирал столы, ставил вариться рис и отдавал клиентам сдачу.

Так прошло несколько неприбыльных месяцев. Выручка была настолько скудная, что в какой-то момент братья даже подумали что всё эта затея с бизнесом пустая трата времени.

«Как заманивать клиентов, если и людей-то на улице почти не видать?» - гадали они душными и одинокими вечерами, глядя в окно.

Первое лето братья целыми днями играли в нарды и шахматы, слушали радио, разглядывали редких прохожих и вспоминали весёлые моменты из прошлого. Только ближе к вечеру приходили немногочисленные гости, и начиналась работа.

Затем лето сменилось осенью, воздух посвежел, и люди вернулись из деревень и отпусков. Постепенно публика стала расти. Шестерёнки со скрипом задвигались, и народ потихоньку начал говорить о новом заведении, а главное – посещать его.

- Ты уже была в новом ресторане? – спрашивали друг у друга молоденькие девушки.

- Это тот, который на улице Посадской?

- Ага.

- Нет, мы как раз в выходные собираемся...

- А ты?

- Да, мы с моим вчера ходили. Еда конечно вкусная, но вот помещение… какое-то слишком уж тесное.

 

«Лида»

Первое время братья развивали бизнес еженедельными акциями и скидками. Затем в дело вступило сарафанное радио. Еда в ресторане действительно была отменной. В отношении этого Андрей был чрезвычайно ответственен и щепетилен. Он строго соблюдал рецептуру и с дотошностью проверял товар, который привозил хитрющий поставщик, вечно норовивший впихнуть то порванный мешок риса, то подпорченный сыр, то просроченную рыбу.

Случайные прохожие, заходя в «РиС», уходили оттуда в восторге и возвращались с друзьями и родными.

- Мы и в Москве не ели таких вкусных роллов, как у вас, - говорили некоторые гости.

Из-за таких отзывов у Андрея открылось второе дыхание. За десять лет поварской рутины он успел возненавидеть своё ремесло. Но теперь, благодаря похвале и отдаче он снова увлёкся кулинарией и готовил как студент-первокурсник, с искренним восторгом поглядывая на довольных гостей.

«А ведь правду говорят, - думал он, - Работать на себя одно удовольствие».

Константин в свою очередь тоже был вдохновлён. Каждое утро он приходил в ресторан на несколько часов раньше Андрея и приводил помещение в порядок. Он шпателем отскребал от пола прилипший рис, натирал щёткой столы до блеска и смывал со стен прилипший жир. Он поддерживал в ресторане идеальный порядок и был необычайно вежлив и учтив с гостями. Такое поведение особенно льстило молоденьким девушкам, которые с нескрываемым любопытством поглядывали на Константина.  

***

Полгода братья работали без выходных, каждый день, посвящая ресторану. Доходы по-прежнему были скудными и уходили преимущественно на нужды заведения. Каждый месяц нужно было оплачивать аренду, свет, воду и прочие услуги, которые съедали огромные суммы. На нового сотрудника денег попросту не хватало. Но когда наступили совсем уж невыносимые дни, и рук на кухне стало катастрофически не хватать, Андрей отправился в местное кулинарное училище, где когда-то учился сам, и на полставки нанял первокурсницу, в обязанности которой входила нарезка огурцов, варка соусов и всяческая помощь по кухне.

Этой первокурсницей была Лида – девушка невысокого роста и привлекательной наружности. В первый же день она до бессонницы влюбилась в Константина. И с тех пор её жизнь превратилась в театральную постановку, где она отыгрывала роль безнадёжно влюблённой героини.

Лида, будто изящная кошечка, намеренно маячила перед глазами младшего брата, виляла задом и смеялась над каждой Костиной шуткой, пусть даже та совсем и не была смешной. Но все эти действия не вызывали ответной реакции. Константин был полностью сосредоточен на работе и не замечал Лидиных ухваток, что приводило девушку в отчаяние.

Приходя домой, Лида могла несколько часов стоять спиной к зеркалу, разглядывая свои формы и размышляя над тем, почему же Константин не обращает на неё внимания. 

«Может, я ему и не нравлюсь вовсе? Не такая уж я и красавица, в конце-то концов» - думала она.

Но даже, несмотря на отчаяние Лида, как и любая красивая девушка, прекрасно осознавала своё главное достоинство, рычажок, которым можно умело манипулировать мужчинами, играясь с ними, будто с наивными котятами. Об этом ей каждый день напоминали похотливые взгляды, которые бесстыдно вожделели её с тех самых пор, как её тело созрело и расцвело пленительным женским обаянием. Это произошло совсем недавно, поэтому Лида была неопытна и только нащупывала почву, применяя своё обаяние с девчачьей робостью и лишь на мелкой рыбёшке.

Все однокурсники были влюблены в Лиду. Но молодые студенты её совсем не интересовали. На них девушка только тренировала своё кокетство, но ближе определённой черты никогда и никого не подпускала.

Лида знала себе цену. Она смотрела на сверстников как на потенциальных неудачников.

«Я достойна большего!» - твёрдо решила она, и принялась смиренно дожидаться подходящего кандидата, на роль своего избранника.

Она лелеяла мечту об опытном и  состоявшемся мужчине, который сможет оценить её по достоинству и обеспечить ей приличную жизнь. Таким мужчиной, казалось, был Константин. К тому же он был ещё и чертовски красивым. Однако этот кандидат хоть и проходил по всем параметрам, но смотрел словно бы сквозь Лиду, и совсем не замечал её женских уловок.

 

«Любовь»

Константин не заметил Лиду, потому что был целиком сосредоточен на работе, которой с каждым месяцем всё прибавлялось и прибавлялось... Его голова была настолько забита хозяйственными заботами, что на девчонок попросту не хватало сил и времени. Он не привык работать в таком изматывающем ритме. В прежней жизни ему больше всего нравилось отдыхать, бездельничать и посвящать дни абсолютному дуракавалянию. Поэтому новая жизнь оказалась для него слишком тяжёлым испытанием.

***

Наступил ноябрь, пришли морозы, и в воздухе повеяло праздничным ветерком. Народ стал экономить деньги и откладывать про запас, а в ресторане случился спад. Работы уменьшилось и у братьев, впервые за последние месяцы появилась возможность отдышаться, и перевести дух. Константин, наконец, огляделся по сторонам и обратил внимание на Лиду, приёмы соблазнения которой были уже настолько очевидными, что не замечать их попросту было невозможно. Младший брат вдруг понял, к чему всё это ведётся и внизу его живота разгорелось пламя. Слишком давно в жизни Константина отсутствовали девушки, поэтому перспектива завести интрижку с Лидой показалась ему манной небесной и спасением от невыносимо трудной жизни.

На фоне длинной череды одинаковых дней, состоящих из кухни, монотонного труда и гостей с набитыми ртами, такое незначительное событие придало младшему брату сил. Он стал всё чаще коситься в сторону Лиды, когда та занималась делами, и не подозревала, что на неё кто-то смотрит. К тому моменту девушка уже считалась частью коллектива, стабильно выходя на подработки каждые выходные. Она по-дружески общалась с братьями, делилась с ними событиями своей жизни и находила общий язык не только с Константином, но и с Андреем, который с отеческой заботой обучал её поварскому ремеслу.

Первое время Константин украдкой вглядывался в лицо девушки.

«Какая красавица…» – думал он, не в силах отвести взгляда.

Затем он принимался рассматривать изящные изгибы её тела, вожделея и фантазируя. Наконец инстинкты взяли своё, сознание сжалось тисками влечения, и вся его голова до отвала наполнилась похотливыми желаниями.

Ночами Константин размышлял, влюбился ли он на самом деле в Лиду или же попросту увлёкся ей. В тот момент он до конца не понимал, что управляет его разумом, сердце, или же первородные инстинкты.

Но, тем не менее, вскоре младший брат убедил Андрея взять девушку на постоянную работу. А Лиде только это и нужно было. Кроме того, что она могла всё время находиться рядом с Костей и окутывать его паутиной своей любви, так к тому же, её нестабильная подработка превращалась в полноценную работу. Лида легко договорилась с куратором группы о совмещении учёбы и работы и каждый день после училища наспех закидывала тетрадки в рюкзак, бежала на трамвайную остановку и ехала в развлекательную часть города.

***

Так миновала зима, которая оказалась продуктивной и прибыльной. Благодаря усилиям братьев бизнес рос и процветал. Во время снежного периода, когда улицы завалило непроходимыми сугробами, а мороз стоял такой, что народ боялся выходить из дома, Андрей не только полностью обновил меню и придумал множество новых роллов, но и поднял планку качества в несколько раз. Теперь блюда готовились ещё щепетильнее, чем прежде: соуса стали более пикантными, рыбы стало ещё больше, а роллы увеличились в размере.

А Константин всеми силами старался удержаться на плаву, совмещая работу с личной жизнью. И до определённой поры у него это даже получалось. Всю зиму они вели с Лидой шутливую игру, в которой каждый отлично знал желания своего партнёра. Но дальше дружеских прогулок и походов в кино дело не заходило. А затем наступила весна. Растаяли сугробы, птицы запели свои брачные песни, а любовные ощущения, так сильно обостряющиеся с приходом цветущей поры, раскрылись и налились сладким нектаром. Константин больше не сомневался. Он знал, что влюблён в Лиду по уши. Любовные ощущения настолько пленили его рассудок, что вся его жизнь теперь блуждала по орбите, вокруг центра, которым являлась обаятельная молодая девушка. Каждый день его глаза вспыхивали, когда Лида заходила в ресторан, по-весеннему одетая и источающая гипнотическую красоту молодого цветка. Его сердце начинало отбивать музыкальный ритм, наполняя тело неконтролируемыми позывами, а во рту пересыхало.

Во время работы он не упускал случая поворковать вместе с Лидой и как бы ненароком прикоснуться к её руке. Роли незаметно поменялись, теперь уже Константин притворно смеялся над каждой несмешной шуткой Лиды, выказывая чрезмерные ухаживания. Он всё время мельтешил перед ней и создавал такую почву, в которой, как ему казалось, способны прорасти семена любви.

Со временем влюблённость стала сказываться на работе. Появились первые признаки пренебрежения. Константин потерял концентрацию и выполнял свои обязанности рассеяно, спеша поскорее расправиться с надоедливыми делами и вернуться к любовным трелям. При этом он постоянно выглядел таким счастливцем, что лицо его всё время сияло глупой улыбкой пьяного человека.

Андрей с насторожённостью отнёсся к неожиданной трансформации брата. Он быстро раскусил интрижку, происходившую у него перед самым носом, и всерьёз задумался, а не поговорить ли ему с Костей, дав тому предостережительное братское напутствие. Но работа работалась, прибыль росла, а Константин казался таким счастливым, что Андрей невольно порадовался за брата, плюнув на всё и пустив эту историю на самотёк.

Старший брат и сам был одурманен птицей счастья. Так незаметно поменялась его жизнь, всего год назад казавшаяся безнадёжным лабиринтом. Но теперь он был бизнесменом, работал на себя и все силы вкладывал в своё собственное дело. Именно об этом он и мечтал все последние годы.

Задолженности постепенно выплачивались, доход стабилизировался и начал образовываться первый капитал. Бизнес процветал. Всего за год ресторан превратился в конкурентное заведение с хорошей репутацией.

«Еда там конечно отменная! - говорили люди, - Настоящая вкуснятина!».

И всё это не могло не радовать Андрея. Каждый вечер он приходил домой  до дрожи в ногах уставший. Он принимал ванну и лелеял возможные планы многообещающего будущего. Жизнь налаживалась. Наконец-то появлялись первые свободные денежки, исчезали изнурительные хлопоты и образовывались потенциальные планы.

«Теперь я сам хозяин своей судьбы, - с гордостью думал Андрей».

И всё казалось ему по плечу...

 

«Роллы, суши... Пицца и лапша!»

Первый год братья трудились увлечённо и слаженно, вкладывая в ресторан душу и огромное количество энергии и средств. За это время заведение успело обрасти престижем, некоторой провинциальной славой и постоянными гостями, которые приносили стабильный доход.

Но вскоре мода, - которая всегда движется подобно волне и будоражит провинции в последнюю очередь, - стала меняться. За тот год в городе открылось такое количество конкурирующих друг с другом ресторанов, что людям попросту надоело в них ходить. Популярностью вдруг стала пользоваться доставка еды, и народ быстро смекнул, что ту же самую вкуснятину вполне можно есть и дома, сидя перед телевизором и ни перед кем не притворяясь.

Бизнесмены быстро подхватили эту моду и подобно грибам после летнего дождя, целой армией стали открываться разнообразные доставки еды. Направленности стали комбинироваться. Теперь на одной кухне могли готовить суши вместе с пиццей, салатами и горячими блюдами из риса, которые назывались «теппаньяки». А ещё образовался огромный спрос на китайскую лапшу.

Братьям пришлось срочно адаптироваться этим к новым условиям. Они переманили к себе несколько толковых поваров, наняли водителей, расширили меню и стали работать на два фронта: по-прежнему можно было посидеть в ресторане или при желании заказать еду на дом.

С расширением меню бизнес задышал новой жизнью и с удвоенной силой стал набирать обороты. Темпы ускорились, объёмы в разы увеличивались, а вместе с этим возросла и выручка. Доставка оказалась настолько востребованной, что братья попросту оказались не готовы к таким объёмам работы. Телефон ресторана с утра до вечера разрывался от звонков. Люди заказывали еду в таких количествах, что на кухне вдруг стало не хватать места.

«Здравствуйте, ресторан «Роллы и суши» - приветливым голосом щебетала молодая девушка Оля, которая исполняла обязанности официантки, администратора, диспетчера и метрдотеля.

«Мы бы хотели заказать суши на дом, можно?» - отвечали ей из трубки.

И замученная огромным количеством работы Оля принималась строчить на исписанном листке бумаги характеристику заказа, уточняя при этом фальшиво-приветливым голосом некоторые нюансы.

В спешке пришлось нанимать ещё водителей, которые целыми днями без перерыва разъезжали по городу, доставляя еду. Персонал ресторана увеличился в три раза: появились администраторы, новые официанты и повара. И некогда маленький ресторанчик «для своих», внезапно превратился в одну из самых влиятельных доставок еды в городе. 

 

«Новая жизнь»

Впервые оказавшись в достатке братья, - вконец уставшие от рабочего марафона, который начался задолго до открытия своего ресторана, - наконец-то, решили, что пора им навёрстывать упущенную жизнь, которая всё это время проходила мимо них. Они сформировали полноценные смены, а сами переквалифицировались в руководителей. Теперь положение и доход позволяли им  не марать руки грязной работой.

К тому моменту Константин уже серьёзно сошёлся с Лидой. Они сняли отдельное жильё и стали жить вместе. Андрей же остался в старой квартирке в полном одиночестве. Но дома он теперь бывал редко, а если и появлялся там, то единственно лишь для того, чтобы хорошенько выспаться, привести себя в порядок, переодеться и снова отправиться в загул. Квартира пустовала; Андрей мог не появляться там целыми неделями, ночуя у по

  • 34

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют