cp
Alterlit

История двух О (на конкурс)

 

Персонажи сами возникали в моем подсознании –

как сумма всего, что я знала о других, 

и моей собственной скрытой натуры: по-другому со мной не бывает.

Мюриэл  Спарк

«Умышленная  задержка»

 

26.04.01

            В тот апрельский вечер я собиралась в театр и потому договорилась со своей любимой подругой Аленой, что она сделает мне прическу.  У нее хороший вкус и золотые руки, а а мое лучшее достижение в создании куафюр — хвост, стянутый резинкой.

            Алена живет на самом краю Западного района, где город плавно перетекает в дачные участки. Здесь стоят одноэтажные почти деревенские домики за штакетными заборами, рядом с которыми частенько бродят куры, по весне ветер гонит вдоль ухабистых узких улиц метель из вишневого и яблоневого цвета, а вечерами старушки на лавочках моют косточки родне, соседям и правительству. Я не люблю этот район за душную пыль летом, гололед зимой и непролазную грязь в остальные времена года, к тому же дощатые нужники за огородами не вызывают у меня умиления.

            Как обычно, я приехала раньше уговоренного срока, и некоторое время сидела на лавочке у Алениного забора, любуясь великолепным пейзажем напротив: недостроенный дом в стиле «русское баракко», окруженный порослью молодой крапивы, обширная лужа посреди переулка, в которой плыли, отражаясь, пухлые розовые облака, стайка воробьев, выясняющая отношения среди свежей листвы, а слух услаждало тявканье двух Алениных шавок, созданий, на мой взгляд, тупых и беспонтовых. Я не живодер, но только искренняя симпатия к Алене не дает мне угостить их каким-нибудь зоокумарином.

            По видному мне кусочку Октябрьской улицы промелькнул бело-красный автобус, и через пару минут в переулке показалась Алена. Заметив меня, она помахала рукой и ускорила шаг.

— Привет!  Давно ждешь?

— Самую чуть. Привет, Аленушка!

Алена придержала собак, и я быстро пробежала от калитки к двери. Мы вошли, и подруга устало плюхнулась на табуретку.

— Чай ставить? — спросила я (личного парикмахера надо ублажать!).

— Давай, а то я что-то дохлая сегодня, — согласилась Алена.

В гостях у Алены я бываю так часто, что ориентируюсь на кухне едва ли не лучше самих хозяев, поэтому подготовка всего необходимого для чаепития не составила мне никакого труда. Когда же мы, наконец, устроились за столом, на котором дымился в чашках ароматный чай, я весело потребовала:

— Ну, излагай, что нового?

— Да что тут излагать, — вздохнула привычная к моим манерам подруга. — Виталик вчера звонил. Приезжает через неделю.

Я застонала.

Виталий Ворошильский, молодой и довольно успешный предприниматель, периодически наезжал в наш Энск по каким-то не совсем мне ясным коммерческим делам и года два назад оказался в компании, которую украшала своим присутствием Алена (она на тот момент как раз окончила педагогический институт, ныне с провинциальным шиком именуемый университетом). Мужик мгновенно попался, что меня лично не удивило. Если бы я была мужчиной, то, конечно, тоже не осталась бы равнодушным к обаянию больших карих глаз, пышной каштановой шевелюры и точеной фигурки моей подруги. Поначалу Ворошильский не произвел на Алену, отнюдь не обделенную мужским вниманием, особого впечатления, но не отступил, а начал планомерную осаду. Как говорила потом Алена: «Он взял меня измором. Проще этому человеку отдаться, чем от него отвязаться». С тех пор Алена маялась: с одной стороны сомнительный (и не одобряемый родителями) статус подружки заезжего бизнесмена, с другой — Ворошильский делает щедрые подарки, водит по модным заведениям и к тому же хороший любовник...

— Надолго приезжает?

— Недели на две.

Так. Теперь все время до появления Ворошильского Алена будет размышлять, как ей собраться с духом и объявить ему, что между ними все кончено, а потом две недели застать ее дома и трезвой будет практически невозможно, знаю по горькому опыту. Впрочем, как мне кажется, со временем Аленка по-своему привыкла и привязалась к Виталию, поэтому я не слишком серьезно воспринимала постоянные разговоры о разрыве с ним.

— Нет, Ольга, на этот раз я решила окончательно. Он приезжает, мы идем в «Метелку», я напьюсь для храбрости, скажу, что все кончено и пусть валит на все четыре ветра.

— Ну, подруга, у тебя и запросы! А попроще «Метелки» ничего не подойдет?

Это я от зависти. Сама я в «Метелке» — то бишь, «Метелице» — не была ни разу: финансы не позволяют, а кавалеров вроде Ворошильского у меня нет.

— А он еще в прошлый раз обещал, что мы пойдем, так пусть слово держит!

Аленка смотрела на меня взглядом ангела, и у меня язык не повернулся сказать, что если уж она в «Метелице» напьется, то и думать забудет о расставании с Ворошильским.

После чая мы занялись сотворением красоты из имеющегося в наличии материала. Алена уложила в изящную прическу мои длинные темно-русые волосы. Продуманный макияж подчеркнул серо-зеленые глаза с длинными ресницами и полные губы. Я знала, что нефритового цвета платье, облегающее мою довольно стройную фигуру, мне очень к лицу и единственным, что вызывало некоторые опасения, были новые элегантные туфли. Ну не умею я на каблуках ходить, хоть тресни, а в театре хочется выглядеть соответственно.

— Спасибо тебе, Аленушка.

— Да не за что.

Я посмотрела на часы:

— Так, пора мне собираться-выметаться, а то опоздаю.

— Давай, театралка.

Внимательно глядя под ноги, я проследовала по переулку и вышла на Октябрьскую. Деньги у меня были, и я решила не ждать автобус, но, по закону подлости, на улице не наблюдалось ничего похожего на такси. Я уже начинала волноваться, когда, наконец, на призывный жест моей поднятой руки остановились потрепанные зеленые «Жигули», в которых сидели двое молодых мужчин.

— Девушка, вам куда? — высунулся один, симпатичный сероглазый блондин.

Обычно я выбираю машины с водителями постарше, но время поджимало, да и парни показались вполне безобидными... Ладно, рискнем!

— До Дома книги, пожалуйста.

— Садитесь!

Я устроилась на заднем сиденьи и посмотрела на часы: кажется, успеваю.

— На свидание торопитесь? — поинтересовался блондин, повернувшись и довольно бесцеремонно разглядывая меня.

— Нет, — покачала я головой.

— Неужели такая красивая девушка так рано спешит домой? Родители строгие или, не дай бог, муж ревнивый?

— Нет, — ответила я, смягчая краткость подобием улыбки.

— Ну, смотрите, опять не угадал! Куда же, если не секрет?

— В театр.

— Серьезно? Вот, Олег, — обратился он к водителю, — где культурные люди бывают, не то, что мы с тобой. Кстати о культуре, разрешите представиться — Саня.

— Ольга, — вздохнула я, смиряясь с неизбежностью знакомства.

— Какое совпадение, этого типа за рулем зовут Олег. Вы, Оленька, не обращайте внимания на его мрачный вид, он парень хороший, верно, Олег?

— Тарахтишь ты, Саня, много, от дороги отвлекаешь, — отозвался «хороший парень». Он тоже поглядывал на меня в зеркало заднего вида, но, когда глаза наши встретились, тут же отвел взгляд.

Саня продолжал болтать всю дорогу, и его не слишком заботило, что я почти не отвечала, ограничиваясь легкими кивками и междометиями. Молчаливый Олег вступил в разговор только раз, спросив: «Может, вас к самому театру подвезти?», на что я признательно согласилась.

Белоснежный ионический портик театра был красиво подсвечен. На ступенях и у входа клубились нарядная публика — наш театр переживал пору расцвета, чему, кроме действительно интересных постановок, способствовали весьма низкие цены на билеты.

Я достала кошелек, чтобы расплатиться.

— Да что вы, Оленька, — запротестовал было Саня, но я четко сказала:

— Благотворительности не надо. Сколько с меня?

— Как в автобусе, пятерка, — негромко сказал Олег, оборачиваясь ко мне. — Устраивает?

Я только сейчас разглядела его — худощавый, смуглый, темноволосый и совсем некрасивый. Зато глаза чудесные: карие, с длинными черными ресницами. Олег ожидающе смотрел на меня, чуть наклонив голову, и я сказала почему-то гораздо теплее, чем собиралась:

— Конечно, Олег. Вы были очень любезны, спасибо.

Я уже прошла несколько шагов к входу, когда за спиной хлопнула дверца машины и меня окликнули:

— Ольга!

Я обернулась. Олег догнал меня и нерешительно спросил:

— Может, заехать за вами после спектакля, а то... Ну, поздно будет, темно?..

Я посмотрела на него сверху вниз — он был невысок ростом, а я на каблуках — и сухо ответила:

— Нет необходимости.

— Извините, — сказал он совсем упавшим голосом, и мне стало как-то неловко за свою резкость.

— Не обижайтесь, Олег, — проговорила я мягко и даже слегка тронула его за руку. — Я живу здесь неподалеку и прекрасно доберусь сама. Не в первый раз, не волнуйтесь. До свидания.

Я двинулась дальше, но Олег снова догнал меня:

— Ольга, я... вы не могли бы... Ну, может, встретимся еще... когда-нибудь?..

Я открыла было рот, чтобы объяснить этому «хорошему парню» все, что думаю о подобном предложении, но меня остановило выражение его лица. В нем была не самцовая самоуверенность, которая меня всегда бесила, а скорее робость, словно он был заранее готов к отказу. И, неожиданно для самой себя, я сказала:

— Хорошо. Послезавтра в шесть на этом месте. Учти, жду не более двух минут.

Да, стоило согласиться хотя бы только для того, чтобы посмотреть, как явно обрадовали его мои слова. Стало смешно и одновременно приятно, но я лишь надменно кивнула и проследовала, не оборачиваясь, к театру. Впрочем, боюсь, весь торжественный эффект испортила необходимость быстро идти на высоких каблуках.

Сдав легкий плащ в гардероб, я подошла к огромному — во всю стену — зеркалу фойе. Да, сегодня я была хороша. Скажу больше, сегодня я была чертовски хороша. Неудивительно, что этот мальчик, Олег, сделал стойку. Странно, что только он, а не половина мужского населения города.

Тут мимо меня проплыла молодая брюнетка столь ослепительной красоты, что я мигом вылечилась от нарциссизма и поспешила в зал.

 

28.04.01

На свидание я пришла на десять минут раньше, чем сама назначила. Вообще-то я хотела сесть на удобную скамейку, полускрытую аккуратными стрижеными кустами, и понаблюдать, когда придет — если придет — мой новый знакомый, но из этого ничего не вышло. Зеленые «Жигули» уже стояли в проезде, а перед театром бродил Олег. Без букета. Ладно, прощаю.

Сев на скамейку, я неторопливо выкурила сигарету, размышляя, что, честно говоря, это знакомство не особо мне нужно, а раз так, то не плюнуть ли на все и отправиться домой. Конечно, так было разумнее всего, только вот когда я встала, ноги почему-то сами понесли меня к Олегу. В прошлый раз я была в изящном платье и полной боевой раскраске. Интересно, как он прореагирует, увидев, что я одета почти так же, как и он — в джинсы, куртку-ветровку и недорогие кроссовки?

Олег прореагировал хорошо: улыбнулся и сказал: «Привет!». Улыбка у него была прелестная, делавшая лицо почти красивым.

— Ну и чем займемся? — спросила я.

— А чем бы ты хотела? — вопросом на вопрос ответил он.

— Для начала я бы хотела прогуляться в Центральный парк и покормить уток в пруду, — невозмутимо заявила я.

На этой стадии шестьдесят процентов желающих со мной познакомиться ломались и исчезали в голубом тумане. Еще тридцать пять процентов я добивала просьбой достать билеты на концерт органной музыки. Для самых стойких пяти процентов приходилось подбирать индивидуальную методику обращения в бегство.

Как выяснилось, Олег оказался из стойких.

— Давай прогуляемся, — пожал он плечами. — А чем будем уток кормить? Надо какую-нибудь булочку купить.

И мы действительно как два идиота отправились в парк, кормили уток, стоя на горбатом мостике над прудом в компании малолеток с мамами, и гуляли по аллеям. Олег оказался человеком неразговорчивым, но мне это даже нравилось.

Конец апреля в этом году выдался достаточно теплым и предприимчивые владельцы кафешек уже выставили столики под зонты. Мы устроились за одним из них. Обмен веществ у меня хороший, могу, несмотря на малоподвижный образ жизни, позволить себе поглощать пирожные с кремом и мороженое в любых количествах. Олег оказался в этом достойным партнером, с чем я его поздравила. Он засмеялся, показывая ровные белые зубы.

— Это у меня на нервной почве. Понимаешь, я совсем не умею развлекать девушек.

— Во-первых, надо не развлекать девушек, а проявлять к ним внимание, это труднее, но надежнее, — наставительно заметила я, — во-вторых, обо мне правильнее говорить «молодая женщина», я ведь уже побывала замужем.

— А сейчас не замужем?

— Естественно, иначе я здесь не сидела бы. А ты не женат?

Олег почему-то помрачнел.

— Нет.

— И не был?

— Нет.

— Еще не встретил девушку своей мечты? — иронически спросила я.

Олег криво усмехнулся.

— Куда торопиться?

Я сочла за благо переменить тему, но мне захотелось разговорить моего спутника, и я завела беседу о кино. Быстро выяснилось, что мы оба: а) не понимаем «Амаркорд»; б) одобряем «Скорость» и «Терминатора»; в) ставим высший балл «Кавказскому пленнику» и «Блокпосту». Последнее обстоятельство немало удивило Олега, он, видимо, думал, что женщины смотрят только «Дикую Селесту», «Секреты тропической  любви» и тому подобное.

Для развлечения я продолжила то, что мы с Аленой называем «ассоциативный допрос третьей степени». При известной ловкости незаменимая вещь для получения информации о собеседнике. Вопрос в том, стоит ли стараться. В конце концов, наше случайное знакомство вряд ли будет долгим. После развода я раза три заводила краткосрочные романы, но безжалостно обрывала их, как только мои партнеры начинали воображать, что имеют какие-либо иные права, кроме права выполнять мои капризы.

Мы погуляли еще и даже потанцевали на открытой танцплощадке, где администрация парка подогревала народ отечественной попсой и старой зарубежкой. Танцевал Олег хорошо и, что мне особенно понравилось, пристойно. Не люблю, когда танец путают с половым актом в вертикальном положении. А окончили мы наш вояж там же, где и начали — перед театром.

— Давай, я тебя отвезу, — предложил Олег.

Я деликатно, но твердо отказалась.

— Ладно, как хочешь, — не стал настаивать Олег. — У тебя на майские выходные какие планы?

— Никаких.

— Мы с ребятами собрались на природу, поедешь с нами?

 Я помедлила с ответом: одно дело прогулки в парке, и совсем другое — поездка за город в незнакомой компании.

— А кто еще будет?

— Саня — помнишь, в машине был? — со своей девчонкой и еще одна парочка. Нормальные ребята, ты не думай.

Я продолжала колебаться. Конечно, парень не похож на сексуального маньяка, но так рассуждала не одна дурочка...

— У тебя телефон есть?

— Да.

— Диктуй номер, я подумаю и позвоню.

Олег продиктовал и после паузы нерешительно сказал:

— Только, Ольга... Мы вообще-то на мотоциклах хотели, ты к этому как?..

— На мотоциклах?! — ахнула я. — У тебя есть МОТОЦИКЛ?!

— Да, а что? — Олег, похоже, растерялся от моего вопля.

— Тогда какого черта ты прикатил на этой ржавой консервной банке?!

Олег почесал затылок.

— Ну, ты тогда была такая шикарная дама, я и не подумал, что тебя мотоцикл заинтересует.

Я засмеялась и, глядя на его смущенную физиономию, выкинула из головы все сомнения.

— Олег, я простой труженик клавиатуры, а мотоциклы приводят меня в экстаз. Где место сбора?

— Встретимся здесь, а насчет точного времени позвони завтра вечером, хорошо?

— Хорошо. Пока!

01.05.01

Первомай начался с мерзостного писка будильника. Накануне я опять работала допоздна и со злости так прихлопнула беднягу, что он поперхнулся и минут десять тикал шепотом.

Умывшись и одевшись, я подхватила приготовленную с вечера сумку, велела моему шкодливому коту Коте вести себя прилично и не спеша — благо живу в центре и что до театра, что до работы идти максимум минут десять — поползла вверх по улице. Было ясно, свежо, зелено, толстая тетка с огромным ведром торговала моими любимыми нарциссами, каштаны трепетали молодой листвой, со стороны Крепостной горки доносились звуки музыки. Меня обогнала группа пенсионеров с красными флажками, спешили на митинг по случаю праздника мира и труда. Лично я твердо уверена, что фразочки типа «Труд облагораживает человека» придуманы для того, чтобы не так противно было работать, и — как большинство — праздник труда люблю отметить хорошим бездельем.

Олег ждал меня около вишневой «Явы».

— Привет, — сказал он, забирая у меня сумку и прилаживая ее на багажник. — К полету готова?

— Готова, — кивнула я. — А где остальные?

— Встретимся по дороге.

— Тогда заводи!

Олег вел мотоцикл уверенно и, я бы сказала, элегантно, четко вписываясь в повороты и лавируя среди машин. К счастью, на улице Мира мы попали в «зеленую волну» и я тихо попискивала от удовольствия, прижимаясь к спине Олега.

На выезде из города мы остановились у обочины за постом ГАИ и закурили, причем каждый свои: Олег — «Приму», я —  привычный «LM». У моего спутника были красивой формы, но совершенно неухоженные руки, сильные и в то же время изящные. Я люблю красивые руки больше, чем красивые лица.

От поста к нам через дорогу неторопливо перешел гаишник, молодой парень в бронежилете и с автоматом.

— Проблемы, ребята? — добродушно осведомился он, щурясь от солнышка.

— Вроде нет, — дернул плечом Олег.

— Тогда что стоим?

— Да так. А что, нельзя?

Гаишник прищурился уже не по-доброму, и я поняла — надо спасать положение.

— У нас тут встреча назначена с друзьями, — проворковала я, мило улыбаясь. — Хотим на природу прокатиться, отдохнуть. Это ведь только у вас что праздник, что будни — сплошная работа.

— Ох, девушка, как вы правы, — вздохнул гаишник. — А кто ценит?

Я вспомнила про пачку сигарет в руке и предложила парню. Он улыбнулся:

— Я лучше у вашего приятеля «Приму» стрельну. Я к ней в армии привык, других не признаю.

— К тому же от «Примы» кашель дешевле, — поддакнула я словами старого анекдота.

Олег без видимой охоты поделился куревом, и мы расстались вполне дружелюбно. Гаишник так же неторопливо пошел обратно, а Олег буркнул:

— Его колышет, зачем стоим? Делать не фига, вот и цепляется.

— У него работа такая, — заступилась я. — Знаешь ведь, край у нас неспокойный. Вдруг мы террористы какие-нибудь?

— Террористов он бы за версту обошел. Я сам водитель, наобщался с ними по полной!

— Возможно, но, на мой взгляд, спорить с милиционером при исполнении себе дороже, может огорчить. А так он спросил — мы ответили, ни от кого не убудет.

Олег был явно со мной не согласен, но развить тему мы не успели: к нам подкатили два мотоцикла, «Ява» и «Иж». Из четверых прибывших мне знаком был только сероглазый Саня.

— Давно здесь торчите? — жизнерадостно спросил он и продолжил, не дожидаясь ответа: — Знакомьтесь, это — Оля, это — Света, Марина, Вовик.

Марина, жгучая брюнетка, и рыженькая кудрявая Света были очаровательны, а Вовик — просто нордический красавец с некоторой надменностью во взоре. Мы вежливо улыбнулись друг другу, и маленький караван тронулся. Дорога стелилась под колеса ревущих машин, ветер выглаживал лицо, и я с наслаждением отдавалась ощущению скорости и свободы.

Свернув с трассы, мы по пыльной грунтовке доехали до небольшого озерца, обросшего редким лесочком, и остановились на маленьком пляжике, который, похоже, компании был хорошо знаком. Нет, все-таки я умница, сообразила одеть купальник!

Парни занялись обустройством стоянки, заявив на наше со Светой предложение помочь: «Отвалите, женщины! Лучше раздевайтесь и радуйте нас своей красотой». Действовали они быстро, слаженно и вскоре Саня, довольно обозрев результат, весело скомандовал:

— А теперь пошли пыль смывать!

Вода показалась мне холодной, я не стала купаться, только умылась и растянулась на песчаном бережке. Олег присел рядом, я чувствовала на себе его взгляд, но он не делал попытки дотронуться. С ним было приятно молчать.

Наплескавшись вдоволь, мокрые купальщики вернулись и мужчины занялись приготовлением шашлыка. Пикничок шел своим обычным чередом: костер, вино в пластиковых стаканчиках, веселый бессодержательный треп. И вроде бы все хорошо, но я никак не могла расслабиться до конца, то ли потому, что была постарше остальных, то ли просто отвыкла за последнее время от людей, ограничиваясь общением с Аленой, соседом Борисом и котом. Старею.

Олег отвлек меня от созерцания озера, протянув тарелочку с аппетитными кусочками мяса. Я взяла, поблагодарив его улыбкой, и тут до моего слуха донеслась фраза, сказанная Вовиком:

— Не вижу, почему бы благородному дону не опрокинуть еще стаканчик.

— Знакомы с доном Руматой? — радостно осведомилась я.

Олег, Саня и девицы посмотрели на меня с недоумением, а на лице Вовика  надменность сменилась интересом:

— И с Рэдриком Шухартом, и с Максимом Каммерером, — подтвердил он.

Как приятно найти родственную душу, любящую фантастику! Мы перекидывались цитатами из Стругацких и Хайнлайна, объяснялись в любви к Кудрявцеву и слегка поцапались из-за Дивова. Когда же мы, наконец, выдохлись, оказалось, что Света и Саня давно болтают о чем-то своем, Марина кусает губы и бросает на нас злые взгляды, а Олег очень мрачно ворошит угли в костре. Я тут же бессердечно предоставила Вовику выяснять отношения с подругой, а сама наклонилась к Олегу и шепотом пожаловалась:

— Олег, он меня заболтал совсем. Давай погуляем немного, может, букетик соберу.

В лесочке, насквозь просвеченном солнцем, было тепло. Я глубоко вздохнула и разнежено сказала:

— Красота-то какая!

Олег взял меня за руку, я остановилась, и он несмело поцеловал меня, а потом заглянул мне в лицо, словно проверяя, не сержусь ли. Положив ладонь на его затылок, я притянула Олега к себе, и уж мой поцелуй никто не назвал бы робким. Мы целовались самозабвенно, его руки осторожно и нежно гладили мое лишь немного прикрытое купальником тело, и это было приятно весьма. Нет, определенно, день не стоило считать потерянным  зря.

Побродив по лесу с полчаса, мы вернулись к остальным. Я наконец-то развеселилась и начала чудить по полной программе. Меня нельзя назвать остроумной и, честно говоря, особо умной, но иногда на меня накатывает, и я становлюсь фонтаном красноречия и бездной очарования. Боюсь, за этот день Света и Марина искренне меня возненавидели, так как я полностью завладела вниманием всех троих мужчин. Впрочем, свои проблемы пусть решают сами, тем более что каждая моложе и красивее меня.

Мы вернулись в город поздно вечером, причем, по выражению Сани, «партизанскими тропами». Олег, уже не спрашивая, довез меня до театра.

— Ну, как, все нормально было? — спросил он, передавая мне сумку.

— Более-менее. Полезно иногда встряхнуться.

— Встретимся завтра?

Я покачала головой:

— У меня на ближайшие дни работы вагон. Закончу — позвоню.

 

03.05.01

Я не обманывала Олега, работы действительно был непочатый край. Моя леди-босс всучила довольно толстую рукопись и назначила жесткие сроки. Правда, я все равно выкроила время пообщаться с Аленой и дать отчет о новом приятеле.

— Будешь с ним дальше встречаться? — поинтересовалась она.

— Почему нет? Как надоест — разбежимся.

Моя практичная подруга неодобрительно пожала плечами:

— А ты не слишком мелко плаваешь? Кто он там, шофер?

— Шофер, экспедитор и грузчик в одном лице. У его отчима несколько точек на рынках, вот Олег и возит товар. Работяга, не то, что всякие коммерсанты.

— Ты на Витальку волну не гони. Он крутится как белка в колесе.

— Что такое, мы Виталечку защищаем? А кто собирался послать его в эксклюзивный  пеший эротический тур?

— Куда-куда?!

Я объяснила — куда. Аленка расхохоталась.

— Ну, ты и сказанула! Надо запомнить. Да нет, Олька, он нормальный мужик, но невозможно так жить — от одного приезда до другого. Время-то идет, мне уже не восемнадцать, хочется прочных отношений, семьи, наконец. Конечно, в постели Виталик — это супер, но одним сексом жизнь не ограничивается. Кстати о сексе! Ты с твоим этим уже того?..

— Да мы только познакомились! А вообще, Аленка, он какой-то несмелый. Я же точно вижу, что ему нравлюсь, а он... Разок поцеловал-погладил и больше никаких поползновений, даже странно. Вроде парню почти двадцать три, для девственника многовато.

— Не скажи. Я по телику видела, дяде тридцать восемь, а он прямо в камеру объявляет: «Я девственник и таковым намерен оставаться, пока не найду свой идеал женщины», представляешь?

— Помнишь, как в том анекдоте: как называется тот, кто хочет, но не может? Импотент. А тот, кто может, но не хочет?

— Сволочь!

 

05.05.01

Набирая текст детективного романа некоего В.М. Скокова «Следы ведут в ремроту», я трудилась как пчелка. Сюжет был закручен интересно: из воинской части пропадают двое солдат, которым оставалась всего пара месяцев до дембеля, и одновременно из сейфа части исчезает почти полмиллиона рублей, так называемые «боевые». Естественно, все подозрения падают на дезертиров, но поиски успеха не приносят. Проходит три месяца и вдруг совершенно случайно на заброшенной стройке вблизи части обнаруживают два хорошо спрятанных трупа в военной форме. В них опознают предполагаемых беглецов, но денег при них, естественно, нет. За  дело берется  обаятельный следователь военной прокуратуры, но командование части не склонно помогать ему...

 Написано было хорошим русским языком, с убедительными для меня, человека несведущего, подробностями военного быта и потому работалось легко.

Наблюдая с чувством глубокого удовлетворения, как выползает  из принтера последний лист, я мысленно потирала ручки. Апрель был удачным, заработано достаточно, чтобы погасить остаток долга за лазерный принтер, купить кое-что из тряпок и книжных новинок и при этом не умереть с голоду.

Аккуратно сложив оригинал, распечатку и диск, я пошла готовить ужин: коту — смесь сырого яйца с фаршем, себе — пышную яичницу и пару бутербродов. Котя управился с едой первым, запрыгнул мне на колени и подхалимски замурлыкал.

— Котя, мне надо с тобой серьезно посоветоваться, — сказала я, отдавая коту остаток бутерброда и закуривая. — Как ты думаешь, прилично ли в столь поздний час звонить человеку, с которым всего только один раз целовалась?

 Котя спрыгнул на пол и стал сосредоточенно вылизывать лапку.

«Спасибо, помог», — пробурчала я и пошла набирать номер Олега.

— Алё, — сказал сонный голос.

— Олег? Привет. Я только что закончила работу.

— Оля, это ты? — обрадовался Олег. — А я думал, ты про меня совсем забыла.

— Но я же обещала позвонить. Запомни на будущее, я всегда выполняю свои обещания.

— Ага, запомню. Когда встретимся?

— Соскучился, что ли? — насмешливо спросила я.

— Еще как. Хочешь,  прямо сейчас приеду?

— С ума сошел?! Двенадцатый час уже.

— Время-то детское. Давай, а?

— Нет уж, давайте без «давайте», — строго сказала я. — Сегодня поздно, встретимся...

— Завтра, — подсказал Олег.

— Ладно, уговорил, завтра.

Договорившись о времени (место встречи оставалось неизменным), мы распрощались. Лениво чистя зубы перед тем, как улечься спать, я размышляла, что приятно, когда по тебе скучают и хотят с тобой встретиться. Одного только не понимаю — я-то почему хочу его видеть?

 

06.05.01

Небо затянуло облаками с самого утра, к полудню начал накрапывать дождик, плавно перешедший в ливень, сопровождаемый сильным ветром. Телефон у Олега не отвечал, и я с вздохом достала из шкафа плащ и зонт.

По случаю непогоды Олег приехал на машине.

— А я боялся, что ты не придешь, — сказал он вместо приветствия, когда я впихнулась в салон машины мокрая, злая и с вывернутым наизнанку зонтом.

Я смерила его неласковым взглядом и буркнула:

— Прогулки накрылись. Есть другие предложения?

Олег помолчал, и я подумала, что, если он начнет мямлить что-то вроде «Надо подумать... Да я не знаю...», просто пойду домой. Предлагать варианты — дело мужчины, дело женщины — принимать их или не принимать.

— Давай поедем ко мне, — наконец сказал Олег. — Я один живу, можно посидеть спокойно.

Я подняла бровь и изобразила на лице некоторое сомнение.

— Нет, если ты не хочешь... — заторопился Олег.

Я улыбнулась и сказала великодушно:

— Хорошо, поехали к тебе.

По дороге Олег затормозил у небольшого магазинчика с красивым названием «Ариадна» и п

  • 22

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют