Мотивация

Лет двадцать пять назад хотел я попасть в Грецию. Там в древних развалинах жили древние боги, а у теплого моря счастливые люди пили вино и водили свои замысловатые хороводы. Мне нравилось у греков всë. Их история, их женщины. Даже их дурацкие фамилии.
Недавно к нам в шарагу пришла новая приемщица. С большими черными глазами. Зеленекас Таисия. «Гречанка» — подумал я. Помылся в бойлерной, побрился, нашел в раздевалке чистые носки, пошел на приемку знакомиться. Оказалось, она латышка. И то по бывшему мужу. А так русская. Ну и ладно.

Семейные скандалы то еще говно. Кто вляпывался, знает. Глобус хотел сделать своей сожительнице «колумбийский галстук». А заодно себе, коту и телефону, через который дышал на меня сивухой. Я как мог успокаивал. Не помогло. Досталось, правда, только телефону. Другие двое ушли живыми. Думаю, навсегда.

Да наплевать. Глобус людей никогда не считал. Одним больше, одним меньше. Когда-то он служил в разведке отдельного развед. десантного батальона.
Он был разведчиком у разведчиков.
Он был контрактником.
Закипал под солнцем в долинах, замерзал в горах под снегами. Служба сделала из него арматуру.
Что ему эти бабы? Он знал о них всë. Всяких видел. Без рук, без ног, без головы, даже без кожи. Обгорелых видел, до состояния головешки. Он точно знал, что у любой женщины внутри, и не понимал метафор, будь они неладны.

Лет двадцать пять назад время ашкаливало событиями с массовым кровопусканием. Впрочем, как и сейчас. Сошедшие с ума люди, ведомые психопатами и шизофрениками, кромсали друг друга и ближайших соседей. Со звериным энтузиазмом, практически вручную, как в старые добрые средние века. Глобус отметился во всех этих точках. От Тирасполя до самого Душанбе, где в госпитале оказался на соседней со мной койке.

В то отделение, вместе с закосившими и у кого что-то там защемило, клали подлечиться солдат со слегка поехавшей от впечатлений кукушкой, из тех, кто первое время не может отмыть руки и ест хлеб вилкой. Или списать, если не слегка, и случай совсем безнадежный. Там мы выяснили, что и живем, оказывается, на соседних улицах. Мир как известно тесен. «Земляк — шевелил губами Глобус — земляк». А я смотрел в потолок и видел там Грецию. Видимо психика человека так устроена. Бережет рассудок и хотя бы ментально выбрасывает тебя оттуда, где абсолютно все может представлять опасность. Потенциально стреляет и взрывается. Мужчины, женщины и даже животные. Где девятилетний мальчик, играющий в альчики перед броней стоящей у полусонного рынка, способен вдруг, зашвырнуть ей смерть под брюхо. И не важно зачем, и по какой причине. Важно, что у тебя всего лишь какие-то доли секунды чтобы осмыслить это, пока он не выдернул чеку.
Осмыслить что это ребенок, снять с предохранителя, и нажать на спусковой крючок.

Хуже всего будет потом, на гражданке. Когда останешься наедине с собой, и в голову полезут нелепые оправдания. А поблизости есть лишь один понимающий тебя человек, и которому еще хуже.
В своей последней командировке, где-то на Кавказе, Глобус словил автоматную очередь. Одна пуля пробила ему обе щеки навылет, остальные доделали из него инвалида. Но это еще ничего не означает. Такие люди, однажды уйдя на фронт, никогда уже оттуда не возвращаются. Они бесконечно в бою, и когда их подсумки пустеют, рвут вакуум штык-ножами.

В отличие от меня, слабака и нытика, которому во всем, как аптечка нужна мотивация, потому что в какой то момент очень понадобится.
Если ты отморозишь пальцы на ногах, например. Не говоря уже о каких нибудь существенных ранениях, или не дай бог предсмертных конвульсиях. Когда эти пальцы начнут резать в землянке, без анастезии, даже водки не дадут, только две таблетки анальгина и как успокоительное — терпи, иначе никак.
И пока твою стопу разбирают на запчасти, ты будешь думать о том, что отрежь тебе обе ноги целиком, даже вместе с руками, ты зубами будешь рвать врагов, настолько ты их ненавидишь. Или что эти сраные пальцы тебе совсем не нужны. Золотые вставишь, настолько ты теперь обеспечен. Ну или о чем нибудь еще. О любви например. Например к Родине.
А иначе твои переходящие в крик мысли будут только о боли. И еще о скорейшем возвращении домой, где все не так радикально, и вопросы не стоят исключительно ребром. Где можно работать дворником и радоваться жизни, подметая окурки. Где ты познакомишься с красивой женщиной, черноокой дочерью Аполлона и Фетиды, снимешь с нее белье, с себя носки, а там пальцев нет.
Где пальцы то родной?
Проебал милая, проебал.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 9
    8
    164

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.