cp
Alterlit

Рандеву с Сатаной

Итак, всё было готово. Все заклинания прочтены, все молитвы возданы. Свечи, расставленные в высоких канделябрах, распространяли ровный желтоватый свет, над ними вился лёгкий чад. Рваные тени плясали на стенах, часы чуть слышно тикали на стене — время приближалось к полуночи.
Сатана явился ровно без четверти двенадцать. Он возник как будто ниоткуда, воздух лишь чуть сгустился, материализуя тёмную субстанцию, — и вот он уже стоял передо мною. Никаких вам всполохов пламени и никакой серной вони. Ничего такого, что можно найти в фантастической и мистической литературе. Всё это вранье и выдумки дешёвых писак.
К моему великому изумлению, я не увидел ни старинного аристократического костюма, ни знаменитой бородки клинышком, ни шляпы, скрывающей рога или что там ещё, — ничего такого, что описывалось бы в оккультных трудах и религиозных книгах, никаких признаков избранности и высокого положения.
Да, это был уже немолодой элегантный мужчина крепкого телосложения, однако одет он был в совершенно обычный спортивный костюм тёмно-синего цвета, на ногах его были белые спортивные кеды с полосками известного бренда. Такого я себе не представлял. А ведь я перечитал немало книг о нём, прежде чем назначить нашу встречу.
— Здравствуйте, — сказал Сатана, — и я не услышал громовых раскатов, лишь только мерное тиканье часов на стене.
— Добрый вечер, — ошеломлённо поздоровался я в ответ, понимая, что вообще-то должен был сделать это первым. На груди у него висел большой золотой крест. Сам он был коротко стрижен, волосы на голове стояли ёжиком.
Видимо, Дьявол поймал мой обескураженный взгляд, потому что тут же улыбнулся широкой дружелюбной улыбкой:
— Думали, что я не верю в бога? — Я ничего не ответил, моё изумление всё ещё не проходило. Сатана же продолжил, — Но тогда позвольте вас огорчить — я в него верю. Можно присесть?
Я был настолько шокирован, что совершенно забыл о всяком гостеприимстве. Тем более, когда у меня был такой гость...
— Конечно, конечно!.. простите, я... присаживайтесь, пожалуйста, — я указал ему на кресло.
Он сел и с удовольствием похрустел костяшками пальцев, потом с улыбкой повернулся ко мне:
— Должен всё объяснить. Кто бы что там не думал, но по всем законам формальной логики я просто обязан верить в бога. Ведь без бога не было бы меня. Но в себя-то я не могу не верить, не так ли?
Я понял, к чему он клонит.
— Да-да, абсолютно с вами согласен. Теперь мне понятно... Понятна моя ошибка.
Сатана негромко рассмеялся. Он совершенно не походил на того Князя Тьмы, чей образ был создан литературой, религиозной и художественной, не напоминал он и Сатану, запечатлённого в одном из рассказов великого Марка Твена.
— К сожалению, среди людей существуют неверные представления обо мне. Мой образ искажён, как вы могли убедиться, причём достаточно сильно. Виною тому, конечно, предрассудки. А ведь я, между тем, тоже меняюсь. За те тысячелетия, что я живу, я научился не просто не отставать от моды, но и задавать её. Не будет большим преувеличением, если я скажу, что мода вообще во многом — моё изобретение...
Сатана окинул беглым взором мою комнату. Его взгляд прошёлся по выступавшим из полумрака контурам мебели, остановился на стеллажах с книгами, затем перешёл на мой рабочий стол. Там стояли компьютер и принтер, в беспорядке валялись исписанные листы, шариковые ручки и тому подобные атрибуты литературной работы.
— Писатель? — догадался он.
Оторопь наконец начала меня отпускать.
— Да, верно. Писатель-беллетрист, — поспешно произнёс я, — Простите, право, что отвлёк вас от дел...
Сатана поднял руку. Я замолчал.
— Ничего. — Он смотрел на меня в упор, в его взгляде улавливались внутренняя сила и решительность. — Видите ли, я в последнее время так мало общаюсь с людьми... — Он вздохнул. — С живыми людьми, в смысле... Ну вы меня понимаете... Так вот, я так мало общаюсь с людьми, что согласился на встречу сразу же, как только получил приглашение...
Я вдруг вспомнил, что ничего не предложил гостю.
— Не хотите ли чаю или кофе?
Владыка подземного царства отрицательно покачал головой.
— Во-первых, предлагаю перейти на «ты», а, во-вторых, я бы выпил чего-нибудь покрепче. У меня, между прочим, с собой есть хороший виски. У вас такого теперь, наверное, и не достанешь...
И он достал из кармана большую металлическую фляжку с выгравированной на ней пентаграммой. Открутил пробку, сделал большой глоток и протянул ёмкость мне. Отказа, по всей видимости, он не принял бы. Я тоже глотнул. Внутри действительно был великолепный виски.
— Честно говоря, дела мои идут неважно, приятель. — Сатана вздохнул. — Прикинь, ведь ещё каких-то полвека назад на меня был такой спрос, какому позавидовали бы все ваши поп-звёзды и топовые блогеры. Уж с нынешним-то не сравнишь точно. Люди продавали свои души, меняли их на вечную жизнь; просили славы, денег, власти и тому подобной ерунды... Гитлер, Сталин, Пол Пот, Тед Банди и Андрей Чикатило... — у меня было столько учеников и последователей, сколько не снилось ни одному современному тренеру по духовному развитию или бизнес-коучу... И тут вдруг за целых три года ничего. Совершенно. Пришлось разогнать ко всем чертям — и это, как понимаешь, отнюдь не метафора — всю свою канцелярию за неимением дел. Боюсь, если дела так пойдут и дальше, я в скором времени окажусь банкротом. — Он вновь хлебнул из фляжки.
— Я вам искренне сочувствую, — произнес я, — возможно, тогда моё предложение понравится вам ещё больше. Это реальный шанс вновь обратить внимание человечества к вашей персоне.
— Слушай, я же сказал: давай, на «ты».
— Давайте... В смысле, давай.
— Ну, что ты там придумал? — Он вновь сделал большой глоток.
Я потёр влажные от волнения ладони. Сатана протянул мне фляжку, я приложился к ней губами. Чертовски хороший виски!
— Как ты правильно заметил, я — писатель. Ну, там рассказы всякие, повести, романы: интригующие сюжеты, запутанные дела, погони, безумная любовь плюс кровища рекой и всё такое. Всё, что в нынешнее непростое для литератора время приносит деньги нашему брату. Не суть. Так вот, мне пришла в голову идея написать книгу о тебе, — и, опережая ответ Сатаны, я добавил, — на мой взгляд, это, несомненно, подняло бы твою популярность...
— ...И принесло бы славу тебе, — закончил Сатана, улыбаясь. Он отхлебнул виски и в очередной раз протянул фляжку мне.
Я сделал судорожный глоток, волнение не покидало меня.
— Мне приятно, что всё ещё есть люди, желающие снискать славы. — Сатана ухмыльнулся.
— И твой ответ...
Сатана помолчал. Потом вдруг спросил:
— У тебя есть телик?
Я был немного обескуражен этим вопросом. Князь Тьмы уходил от ответа. Я утвердительно кивнул и показал в угол комнаты: там стоял небольшой телевизор, покрытый слоем пыли, я смотрел его крайне редко.
— Включи, ночью они показывают куда более интересные вещи, нежели днем. Да и чёртовой рекламы значительно меньше.
Я нашёл пульт и нажал кнопку. Экран засветился, там шёл какой-то фильм. Я собрался переключить канал.
— Оставь, — Сатана сделал властный жест ладонью.
Я смотрел на него. По лицу его блуждала улыбка.
— Приятель, не обижайся, но я скажу тебе «нет». Видишь ли, были и до тебя те, кто делал мне такое предложение, кстати, многие из них сейчас составляют мне компанию там, — он указал пальцем вниз, — нет-нет, не пугайся — все они умерли собственной смертью — всем им я, как и тебе, ответил отказом.
— Но почему? — спросил я, хотя прекрасно понимал, что вряд ли мой вопрос имеет смысл в данной ситуации.
— Почему? — Сатана усмехнулся, потом ловко щёлкнул пальцами, и стена моей комнаты начала плавно растворяться.
Я увидел комнату моих соседей по этажу. Кажется, это была спальня. Посреди комнаты сосед — приличный, вроде, человек — если не ошибаюсь, клерк в какой-то конторе — избивал свою жену. Он что-то кричал ей — слов я не мог разобрать — потом бил, снова и снова, наотмашь, кулаками, ногами, в голову, в груди, в живот. Никогда бы не подумал, что он на такое способен.
А он всё бил и бил. Жена кричала, плакала, я видел слёзы и выступившую из разбитого носа кровь, видел её перекошенное от боли и ненависти лицо. Удары градом сыпались на неё, она сгибалась под ними, она уже не могла кричать, она задыхалась где-то на грани потери сознания. Это была самая настоящая адская пляска.
Потом он перестал её избивать. Он схватил её за волосы и, протащив по полу, бросил на кровать. Сорвал с неё одежду и принялся насиловать. Никогда бы не подумал: здравствуйте, как ваши дела, всё такое, приличный, одним словом, человек...
Я посмотрел на Сатану. Тот улыбался.
— Не думал, что он может заниматься такими делами?
Я отрицательно покачал головой.
— Никогда не знаешь, где попадёшь в точку. Люди слишком многолики. А ведь есть ещё и другие. Куда более жестокие. Более злые. И таких всё больше и больше, скажу я тебе. Во многом поэтому я и не при делах, приятель. С ними трудно конкурировать.
Кажется, я начинал понимать, что он имеет в виду. Сатана же продолжал:
— Поверь, сегодня я просто недостоин книги... Да, я был Сатаной, Дьяволом, Рогатым — как только меня не называли, имея в виду одно и то же; для одних я был ненавистным врагом, у других ходил в друзьях. Но я всегда был таким же, как и сейчас. Всегда. Примеряя разные обличья, внутренне я не менялся, приятель. Никогда. Я был всегда более-менее предсказуем, а потому неинтересен. — Князь Тьмы сделал небольшую паузу, давая мне переварить услышанное, — Другое дело, вы — смертные. Сколько вы поменяли масок? Сколько дерьма вылили друг другу на головы? Сколько раз обманули, сколько раз убили, сколько раз предали? — На его лице вновь появилась улыбка. — Прикинь, даже меня пытались обвести вокруг пальца. И некоторым это даже удалось! — Он вздохнул, впрочем, нельзя было сказать, что он сожалеет. — Короче, как ни крути, а мне с вами трудно тягаться...
Озвучив этот вывод, он одним махом допил виски и закрутил пробку на фляге. Свечи наполовину сгорели.
— Нет, приятель, если о ком и писать, то о нём, — он указал в сторону соседской квартиры, стена вновь стала твёрдой и непроницаемой, — о таких, как твой сосед; о людях, короче...
Сатана убрал флягу в карман и поднялся с кресла. Я молчал, несколько огорошенный услышанным.
— Такие дела, приятель. Так что не обижайся на мой отказ. Идея хорошая, но она не принесёт тебе желаемого результата... Теперь мне пора. Я там обещал вечернюю партию в шахматы Виктору Гюго...
Я встал вслед за ним. Сказать, что я был смятён и несколько разочарован — значит, не сказать ничего. Сатана оказался совсем не таким, каким я его себе представлял. Но он всего за несколько минут открыл мне глаза на многие вещи.
— Что ж, в любом случае спасибо за визит, до свидания...
Сатана пожал мне руку.
— Бывай. И запомни, что я сказал... — И он исчез, так же внезапно, как и появился.
Я посмотрел на экран телевизора. Там шёл фильм о войне. На экране мелькали горящие хижины где-то в джунглях, солдаты, стрелявшие в женщин с детьми на руках. Я щёлкнул кнопкой — на другом канале передавали ночные новости. Ведущий взахлеб рассказывал об успехах нашей науки и армии, о скором крахе США и тотальной нищете в соседнем государстве, с недавних пор ставшем вражеским... Я невольно поморщился и выключил телевизор. К чёрту его.
Я подошёл к столу и сел. Компьютер находился в ждущем режиме. Я нажал на клавишу, медленно вспыхнул экран.
Немного посидев в тишине, по-прежнему нарушаемой лишь тиканьем часов и чуть слышными вскриками из соседней квартиры (теперь я их слышал), и собравшись с мыслями, я начал писать — ровной дробью затрещали клавиши. Свою новую книгу.
Надеюсь, совсем скоро вы её прочтете.

  • 4
    4
    55

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.