cp
Alterlit
bitov8080 prosto_chitatel 20.06 в 01:02

Летний блиц. Проза-2

8. 

Лишний персонаж

Анатолий Спицин был робким и застенчивым ребёнком. В детском саду девочка Маша ударила его камнем по голове. Это психологическая травма отпечаталась в Толином мозгу надолго и отложила негативный отпечаток на всю оставшуюся жизнь, усугубив и без того сложный характер мальчика. Попав в школу, Анатолий старался избегать девчонок. Не общался, не сидел с ними за одной партой, пропускал уроки. Однажды в классе появилась новенькая — светловолосая голубоглазая Анфиса с родинкой на щеке. Сердце Анатолия приятно защемило. В груди разлилось тепло, словно он только что выпил парного молока. Так ему было приятно глазеть на эту красивую ученицу. Но не смотря на сильное вспыхнувшее чувство, он её чурался, близко к ней не подходил. Любовался на расстоянии, обычно спрятавшись в кустах или из-за угла школы.
Когда наступил пубертатный период, Анатолия начали посещать необычные сексуальные фантазии. Воображение у него, к слову сказать, было богатым. Видя свою тайную любовь, он представлял её без одежды. Но всё заканчивалось не так, как ему хотелось бы. То Анфиса, идя по улице, вдруг вырастала до невероятных размеров, походя на великаншу, в руке у неё, ни с того ни с сего, появлялась огромная дубина и она, размахнувшись, опускала её на убегающего Анатолия. Или же, в другой раз, ему воображалось как купальник Анфисы с треском рвётся, показываются огромные упругие сиськи с розовыми сосками, Анатолий облизывается, тянет к ним руки, чтобы помять, словно тесто. Но прикоснуться к вожделенным холмам не получается, потому что из влагалища раздаются хлюпающие звуки, которые пугают Анатолия. Он в ужасе отскакивает от голого тела. Влагалище Анфисы, как трясина, начинает засасывать окружающие предметы. Сначала туда направляются платье, сандалии, полотенце, книга, телефон, затем втягивается песок, вода, деревья и вот уже и сам Анатолий летит в ненасытную чёрную дыру, махая руками и громко крича.
Всё чаще он закрывался в своей комнате и мастурбировал на воображаемый объект страсти. Но завершить дело никак не получалось — Анфиса не слушалась. Она то превращалась в обосранную статую Ленина, то в изуродованного голубя, то в жабу, то в злую собаку, то в Пушкина с томиком стихов в руке или же просто исчезала. И Анатолий недоумевал, лежа на кровати со спущенными штанами. Эрекция после таких фокусов строптивой зазнобы тоже пропадала.
— Сынок, ты что там делаешь? — спрашивала мать.
— Уроки, мама, у-ро-ки! — отвечал раздражённо Анатолий и отворачивался к стене.
Иногда по ночам у него случались поллюции. В странных эротических снах приходила холодная Анфисина задница и просила согреть её. Анатолий кидал в жопу дрова, поджигал их и смотрел как они горят. Пламя плевалось искрами, трещало, а потом вдруг начинало стонать. Анатолий возбуждался и быстро кончал.
Как-то в девятом классе на уроке анатомии Анфису вызвали к доске. Она медленно встала и пошла, виляя округлившимися бёдрами. Анатолий пожирал её глазами. Анфиса взяла указку и указала на плакат, на котором были изображены мужские половые органы.
— Самый большой член находится в трусах у Анатолия. Его длина — 35 см, — проговорила Анфиса, водя указкой по пенису.
Учительница одобрительно кивнула.
— Молодец, Анфиса. Теперь отсоси его.
Девушка присела, приблизилась лицом к торчащему из плаката органу, схватила руками яйца и уже приготовилась взять гиганта в рот, как вдруг из него упругой струей ударила белая жидкость. Анфиса откатилась назад, стукнувшись головой о стол, и затихла. Из разбитого черепа тут же брызнули мозги, смешанные с кровью.
— Спицин, ты зачем это сделал? Мм? Плохой мальчик. За поведение — кол! — произнесла учительница, склонившись над журналом.
— Неееет! — заорал Анатолий и открыл глаза. Весь класс угорает над ним, включая и Анфису. Она, отвернувшись в сторону, ржёт, как лошадь. 
— Тихо!!! Я сказала — заткнитесь! — кричит Жанна Степановна, смотрит строго поверх очков. — Спицин, после урока к директору. Ясно?
Анатолий кивает и краснеет, ему стыдно. Он думает: «Надо же так опозориться, никогда больше не буду спать на уроке». Ему хочется провалиться сквозь землю, он ждёт спасительного звонка.
Наконец в коридоре раздаётся громкий дзинь. Анатолий резко встаёт и убегает из класса.
Но как это часто бывает, то, что случилось в первый раз, происходит и во второй. 
Через неделю на уроке географии Анатолий снова заснул. Анфиса снова идёт к доске, круча аппетитной попой.
— Ну, — говорит Ирина Николаевна. — покажи мне где находится страна Лихтенштейн.
Вместо ответа Анфиса втыкает указку в жирное тело учительницы. Ирина Николаевна сдувается и обмякает на стуле, свешивая сморщенные резиновые руки.
— Толик, что же ты молчишь? Я тебе нравлюсь? — говорит Анфиса.
— Дааа! — кричит Анатолий. И снова смех одноклассников и страшный голос учительницы:
— Спицин, вон из класса! Завтра родителей в школу!
Урок литературы. Анфиса читает стихотворение у доски. Сквозь футболку у неё просвечивают соски. Анатолий чувствует напряжение в штанах, опускает руку в карман, трогает набухший банан. Галина Геннадьевна внимательно слушает стихотворенье. Пушкин с портрета говорит: «Я помню чудное мгновенье, передо мной... тьфу, блять, не то! Печален ты, признайся, что с тобой. А, сука, опять хуйня всякая в голову лезет. Слышь, Спицин, иди уже и вдуй ей, чего ты ждёшь?»
Анатолий озадаченно смотрит на Пушкина, поэт продолжает:
— Давай, ты же хочешь её, у тебя ж дымится в штанах, не тупи, запихай ей по самые помидоры... Мороз и солнце, день чудесный. Ещё ты дремлешь... аааа... заебало, не могу. Ну что ты как маленький? Подкатил, вставил, свалил. Всё! Что тут думать? Эльвина, милый друг, приди, подай мне руку... Ааа! Хватит! Пора кончать! Дантес, усатое чмо, где ты? Давай, подлый трус, стреляй!
Раздаётся выстрел. Портрет пуст, у ног Анатолия валяются бакенбарды. Он приклеивает их на сопли и подходит к Анфисе.
— Мадемуазель, позвольте задрать вам подол и заняться с вами анальными утехами.
— Я к вашим услугам, мусье Пушкин. Ха-ха-ха!
— Спицин, тебя не вызывали. — Галина Геннадьевна смотрит испепеляющим взглядом. — Иди отсюда! И одень штаны, извращенец. Мудями будешь перед мамкой трясти. Сегодня же напишу заявку в полицию о твоём непристойном поведении.
— Не надо, — тихо произносит, плача, Анатолий. Он разбегается и прыгает со второго этажа. Анфиса опять над ним посмеялась. Нет больше сил терпеть унижения. Это была последняя капля. Дальше жить не имеет смысла. Но судьба решает по-другому. Анатолий не разбивается насмерть, а все лишь ломает правую ногу. Попадает в больницу. Там он влюбляется в медсестру Анну, и она отвечает ему взаимностью. Убежать Анатолий никуда не может, потому что нога его забинтована, и Анна берёт его прямо в больничной койке. Есть такие женщины, которые и коня на скаку остановят, и в горящую избу войдут, и мужика в кровати отъебут.
После выписки сыграли свадьбу. Через годик родилась парочка спиногрызов, которые, как бы от них папка не отбивался, отхерачили ему полуха, три пальца на ногах, руку до локтя, а когда добрались до спины, то Анатолий сразу и слёг. Хорошо поработали уродцы прорезавшимися зубками. Анна хоть и старалась мужа лечить, накладывала компрессы всякие, мазью мазала, таблетки обезболивающие давала, но так спасти и не смогла. Умер Анатолий.
От автора: да и хер с ним!

 

  • 8
    6
    72

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • hlm
    Аля К. 20.06 в 09:13

    Одинокий, но от этого не менее интересный текст!

  • bitov8080
    prosto_chitatel 20.06 в 11:11

    ПРОЗА блица здесь

  • Karl
    эзоп 20.06 в 20:38

    Мне кажет ся это Отец Онаний пишет, 

    ладно складно, на гране литературного фола а-ля лолита

  • Karl
    эзоп 20.06 в 20:41

    Ольга Орлова  на 20% поменялось моё мнение))) может

  • shilova
    Asia 21.06 в 16:52

    Ольга Орлова у Налы более интеллигентные тексты, даже если максимально откровенные

  • olgusik
    Ольга Орлова 21.06 в 16:55

    Asia  это было предположение...) как вариант) Но я до сих пор его не исключаю...)

  • vialiy

    Понимаю автора. И тем более, героя...