cp
Alterlit
bitov8080 prosto_chitatel 20.06 в 01:00

Летний блиц. Стихи

1.  Сотона

Ни тоски, ни любви, ни печали,

Ни доски, что забыла соски.

Лишь в бордели порой выручали

Полуночные марши-броски.

 

Там я встретил Вас, и́ всё былое,

Как положено отозвалось –

Жеребячее и кобылое

В нас иньянисто переплелось.

 

Ну а после был знойный и душный

Полдень. На́ небе ни облачка.

Я долбился в тебя междуушно,

Ты топырилась в оба зрачка.

 

От заката и вплоть до рассвета,

Быв не в силах понять одного,

Вопрошал я: «Неу́жели это

Продолжение сна моего»?

 

Но вскипал, как ты жопой виляла,

А ведь статью не то, чтоб в коня.

Это очень меня удивляло,

И пугало, признаться меня.

 

Но безжалостно был остановлен

Этой глупой комедии ход,

Хоть в мечтах был едва не помолвлен

Раскатавший губу Дон Кихот.

 

«У меня много дела сегодня», -

Ты сказала, но деньги взяла.

А за дверью хихикала сводня,

Что нас снова с тобой развела.

 

И теперь снова скучно и грустно,

Снова некому руку подать…

Кто-то странный здесь бегал и устно

Поминал чью-то падшую мать.

 

2. Elle

«Здравствуй»

Этот день был одной из нелепиц. 

Эта ночь — пустота да сырость. 

Для меня у уставших медведиц 

Больше нету стихов на вырост.  

 

Мне так нужно, прости за банальность, 

Лишь услышать твой тихий голос. 

Да, спасибо, конечно, нормально. 

Нет, не пьян, не болею, холост. 

 

И давно по тебе не скучаю. 

Всё проходит туманом навьим. 

Ни тоски, ни любви, ни печали — 

Только небо сильнее давит. 

 

Нет ни стен, ни границ, ни пределов 

В одиночной моей палате. 

Новый день настаёт, ярко-белый,  

На который меня не хватит... 

 

Ветер бродит по сумраку дома.  

Запах кофе — как гарь пластмассы, 

Сигареты на вкус — как солома. 

Извини, что так поздно. 

Здравствуй! 

 

3. Сквозняк

«Любовь и кровь».

Убегая в леса косолапо
От натужных, в мозолях, будней,
Разрумянился я и заплакал,
Взвыл с тоски и печали любвей.

Ты трепала меня за косицу
И таскала за мною портфель,
Угрожала навек поселиться
И сажать под окном картофель.

Красота твоя мне недоступна:
Ширь бровей и отвислость ланит,
И глаза расположены купно,
Аж зрачок со зрачком говорит.

Недоступны ядрёные плечи,
Разномастность под мышками сись,
Нежный храп, так что неподалече
Куры в жись никогда не неслись.

Не бежать мне, как Ильф за Петровым,
В ипеня, если вдруг пэмээс...
Вот, пожалуй, под дубом суровым
И зарою тебя. Прямо здесь.

Мне в лицо коростели кричали,
Целовали лягушки взасос.
Ни тоски, ни любви, ни печали (с)
Не осталось у старых матрос.

 

4. Себастьян Ферейро

У меня сегодня много дел,

Неужели это продолженье сна?

Я вчера, признаюсь, разомлел -

Терпкого грузинского вина

Выпил я, наверное, кувшин.

И на дне его я встретил вас,

Всё былое бывшее моим

Стало вашим.

И на этот раз

Худенькое, бледное лицо

Без тоски, печали и любви

Заменило сотни тысяч слов

Словно привидение.

Они

Стали вдруг как старый мрачный лес

Я стал нем, остановился ход.

Словно кто-то странный бегал здесь

И сломал мои часы.

И вот

Глупая комедия моя

Удивила, опечалила меня.

Мне было грустно и вчера хоть в драку,

Но больше нет печали, я как новый.

Она не предает значенье браку.

Спасибо, впрочем, ей на добром слове.

 

5. Ольга Орлова 

Знойный и душный полдень.

На небе ни облачка нет.

Выучил тему, вроде…

Вот только не помню ответ.

 

Пот заструился быстро -

Потоком бежит по спине.

А в голове так «чисто»…

Ну кто же помочь сможет мне?

 

Шпоры прилипли к ляжкам -

Весь текст нечитабелен стал.

«Слышишь, Петренко Машка,

Родимая, ради Христа,

Пискни хотя бы слово,

Которое даст мне толчок.

Что же ты так сурова,

Ведь я же не помню ни чё!»

 

Знойный и душный полдень.

На небе ни облачка - ад!

Звонко сказали: «Годен!»

Идёт по плацу наш солдат…

 

6. Полковник Васин 

«Конь закатный».

Такая печаль, что сюжетами Босха во мгле
Кровавые карлицы пляшут, срываясь в канкан,
Рассвет - таракан пожирает пространство, наглец,
И рыжая тварь наполняет мне ядом стакан.

"И скучно, и грустно, и некому руку подать",
Поддать также не с кем,- иные далече, а тех
Голодные волки во рву продолжают глодать,
Сверкая глазищами, чавкая там, в темноте.

Стакан осушив, слышу в небе пронзительный гул,
Уверенно чувствую,- вот она, Смерть во плоти!
И ужасом Мунка с моста Озаренья бегу,
Бессовестно чувственных карлиц с собой прихватив..

Бежал я три года, три месяца, три, сука, дня,
Присел отдышаться на пень одинокий в степи,
Бесстыжие карлицы ныли: Ах, нам бы коня!
И тут же у пня эротично справляли "пи-пи"..

С конём не срослось, но из чащи густой лебеды 
Задумчивый лось, с рыжиной в одиноких глазах
С опаскою вышел и с чувством, но тихо сказал:
Сегодня здесь кто-то умрёт, но вангую - не ты..

Очнулся в овраге от волчьего воя, привстал,
Кружилась башка и наметился рвотный позыв,
В полынь проблевался, и стало мне легче в разы,
Но я бы с собою таким целоваться не стал..

И тут я увидел кровавый в лохмотьях скелет
И череп коня моего, и глазниц полыньи,
Чудовищно выл на Луну, в это рыло свиньи
Три дня, три часа, три минуты и столько же лет..

 

7. Домик улитки  

Знойный и душный полдень. На небе ни облачка.
Синий шатер укроет от пыли космической.
Я вызывал вас раз где-то тридцать три тысячи...
Где ты, моя далекая прыткая лодочка?
Гаснут созвездий всполохи. Тянут и тянутся
Днями минуты, звездными сыпятся крошками.
Я побежал бы за марсианскими кошками,
Но не бывает здесь нужных мачты и паруса.
Боком серебрян, плавает в далях неведанных
Быстрый кораблик, ловит кометы за хвостики.
Я постоял бы за капитанским за мостиком:
Тысячи миль не изучены и не разведаны.
Рыбки Венеры движутся плавно и медленно,
Вихри Сатурна кружатся и извиваются.
Снова и снова я продолжаю упрямится...
Знойный и душный полдень. И небо серебряно.

 

8. Ольга Орлова

«Исповедь Министра»

У меня сегодня много дела -

Впереди - стремительный рывок,

Чтоб образования система

Безупречна стала в сжатый срок.

 

Рамками ответы ограничим -

Нечего помногу говорить.

Каждого ребёнка обезличим -

Вредно много думать и творить.

 

А ещё научим ставить «крестик»,

Где прописан правильный ответ.

Индивидуальность не уместна -

Нам не нужен мыслящий поэт,

Ни к чему художник-дарованье,

Видящий «ненужное» вдали.

Мы народ почти оцифровали -

Ходят единицы и нули.

 

Строгие и жадные юристы,

Менеджеры среднего звена -

Нет в сознаньи примитивно-чистом

Эмоционального зерна.

 

Есть такие, кто не «в адеквате» -

Психика расшатана, увы…

Так ещё, друзья, в далёкой Спарте

Слабаков кидали со скалы.

——————————————————

Тянутся писать ЕГЭ стадами

По шаблонам, нормам и клише.

Как образование страдает!

Да и в целом нация вообще…

 

9. mayor1

Я встретил вас, и все былое
Мне показалось ерундой.
Я вижу комнату, нас двое,
И я свечу своей елдой.

Я на кресте растянут голым,
Оплеван, выбрит и распят.
А вы, как будто по приколу,
Вся в латексе с башки до пят.

Кнутом размахивая резко,
Вы приближаетесь ко мне.
И вижу я, что яйцерезка
Висит на каменной стене.

О, вы совсем не похотливы.
У вас на кровь слюна течет.
Вы, видно, станете счастливой,
Когда кнут кожу рассечет.

А я? Я буду счастлив тоже?
Чего-то сомневаюсь я.
Мороз ползет по нежной коже.
Я  — на заклание свинья.

А вы — мясник перед ягненком,
Который станет колбасой.
Мне страшно, когда я в потемках
Лежу раздетый и босой.

Мне страшно так, что кровь застыла.
Не бейте, Богом вас молю!
Я расскажу вам всё, что было,
А прегрешенья искуплю!
……………………………………..
Не сдан экзамен в партизаны.
Наружу выгнали пинком.
Пойду омою свои раны
Паленой водкой и пивком. 

 

10. Victorius

«ЭКЗАМЕНЫ»

Проходит жизнь перед глазами

В окне вагонном за стеклом.

Я за экзаменом экзамен

Сдаю. И в основном, облом.

 

Наполовину жизнь земную

Проехал, побледнел с лица.

А жизнь опять экзаменует,

Так будет, видно, до конца…

 

Я отвечать стараюсь чётко,

Потею от волнения аж.

Но возвращает жизнь зачётку,

Иди, мол, позже пересдашь.

 

Охватит душу мне досада,

Полезут мысли в мозг толпой.

И я в круги спускаюсь ада,

Свалившись штопором в запой.

 

Поэты многие губили

Себя так, не дай бог врагу!

Мне чудится старик Виргилий

В аду на первом же кругу.

 

«Ты проживёшь, как неуч, лузер,

Когда пропьёшь все потроха.

Шагай-ка, словно Горький, в люди,

Учи теорию стиха!»

 

«Я знаю, пьянка дело злое, -

Я отвечаю старику, -

Я встретил вас и всё былое,

Что видел на своём веку,

 

Всё доброе и всё дурное,

Все мерзопакости мои -

Я вспомнил всё пред аналоем,

Все преступленья и грехи,

 

Все плагиатские уловки,

Все совращенья милых дам,

Принцессы все, все прошмандовки,

И «Три семёрки» и «Агдам»,

 

И графоманский потуги,

И матерщину невпопад,

Бессонниц творческие муки -

Всю жизнь, что не идёт на лад,

 

О детях вспомню, в дым поддатый,

Охоту к перемене мест…

Так начинай, хоть я не Данте,

В подземный ад обзорный квест!»

 

11. tatika

После душной ночи с ломкой тела,
вижу, словно бредя, тени у окна.
У меня сегодня много дела...
Неужели это продолженье сна?

***

По одежке красиво встречали.
К вечеру кафешка - вся в дыму, тесна -
ни тоски, ни любви, ни печали…
Неужели это продолженье сна?

Пили, нюхали, громко кричали -
ближе к ночи каждый обо мне узнал.
Кто-то распускал свои ручата…
Неужели это продолженье сна?

Танцы скверные башни вскружили,
мы в такси сосёмся, перепив вина.
На квартире стало так паршиво…
Неужели это продолженье сна?

***

Нет белья на обнаженном теле,
тенью оказался шеф мой у окна…
У меня ж сегодня много дела!!!
…лучше б это было продолженье сна.

 

12. Подпись неразборчива

И скучно, и грустно, и некому руку подать,

Когда ни тоски, ни любви, ни печали.

Я помню вчера собирался маленько поддать,

Хотя про «маленько» забыл уж в начале.

 

И вышло, конечно же, так, как выходит всегда –

За первой – вторая, почата и третья.

И классикой жанра вдруг нарисовалась звизда,

Едва разменявшая сорокалетье.

 

Я был ей не дедом, но минимум точно отцом,

Её как бродячую гладил собаку,

И в бледное личико худеньким тыкал концом,

Ещё придавая значение браку.

 

Весьма удивляя и очень пугая меня

Ей было занятие наше не внове.

Он соврала́ что мой пенис был как у коня,

А, впрочем, спасибо ей на́ добром слове.

 

Но глупой комедии не остано́вите ход –

Не часто бобыль задарма поит водкой.

Всяк сущий язык слух разнёс на раёне, и вот

Повадилась в дом за молодкой молодка.

 

И зайцем печальным с небес наблюдала Луна,

(не быть продолжению сна неужели?)

Как куры собрались толпою топтать каплуна,

А он и дышал-то уже еле-еле.

 

13. Последние транки и Грыжа

«ПЯТЬ»

Я встретил Вас, и всё былое (с)
Корабликом пошло ко дну.
Своё армянское табло я
В улыбке дикой растянул.

Любовь накрыла, точно пьянка.
Я думал: вот же ведь фигня,
Я армянин, а Вы славянка,
Ну и моложе Вы меня.

Я невысок и сложен крепко.
Вы - метр семьдесят и шесть.
Я - где-то метр вместе с кепкой
(Ну это если кепка есть).

К тому же я преподаватель,
А Вы студентка, как-никак,
И нам не шпилиться в кровати.
Ишь, губы раскатал, дурак.

Но тут как раз у Вас экзамен.
Я размечтался. Вот бы вдуть.
Смотрел голодными глазами
Я на заманчивую грудь.

В меня армянские амуры
Вонзали миллионы стрел.
Мне было радостно и хмуро.
Вы отвечали. Я смотрел.

Эх, вечно длился бы экзамен.
Вот так сидеть бы и молчать.
"Я кончила!" - Вы мне сказали.
Я выдохнул: "Зачётку.
Пять"

 

14. Последние транки и Грыжа

«ЖАЛКО»

Кто-то странный бегал здесь (с), на сайте.
Вёл себя он тоже очень странно.
Он кричал: "Каменьями бросайте
В этих педерастов-графоманов!

Ишь, писать не научились, суки!
Шли бы на завод работать лучше!
Я бы им повырывал бы руки
(Ну и ноги. Так, на всякий случай)".

Он кричал, нахмурившись сердито,
Бородой тряся, как будто флагом.

Я смотрел спокойно на пиита.
Было жалко нервного беднягу

 

15. Последние транки и Грыжа

«ВЫПУСКНОЙ»

У меня сегодня много дела (с),
Так что недосуг трепаться с вами.
К вечеру мне нужно вымыть тело
И умаслить всякими маслами.

Мне ещё накрасить нужно ногти
На руках, и на ногах к тому же.
Кто придумал это - чтобы сдох ты,
Заболел и утопился в луже!

Недосуг читать сегодня книжки.
Буду эпилировать упорно
И бикини зону, и подмышки.
Буду к вечеру звездою порно!

Уложу вечернюю причёску
И надену с каблуками платье,
Напихаю ваты в лифчик плоский
И скажу: "Эх, хороша, *бать, я!".

Я полночи буду на танцполе,
Вся на стиле и на алкоголе.
Кто-то спросит: "Праздник нынче, что ли?"
Просто выпускной сегодня.
В школе

 

16. Последние транки и Грыжа

«МОТЫЛЬКИ»

Ни любви, ни тоски, ни печали (с).
Помнишь речку и старый плёс?
Помнишь, как мы с тобой кончали
Одновре́менно
и до слёз?

Эти слёзы сушил нам ветер,
И казалось нам у реки,
Мы одни есть на целом свете -
Недолюбленные мотыльки.

Друг о друга пытаясь греться,
Понимали мы, что не сможем...
И стучали два тихих сердца,
Разделённые
тонкой
кожей.

***
Всё как прежде. Всё тот же ветер.
Так же холодно
у реки.
Только там теперь
наши дети,
Вот такие же
Мотыльки

 

17. Последние транки и Грыжа

«НЕПОКОРЁННАЯ»

Глупой комедии остановите ход (с)!
Комедианты затеяли эту пьесу.
Длится история эта который год.
Будто на аукционе какой-то лот,
Сотни мужчин делят скромную поэтессу.

Каждый зовёт ее в отпуск на острова,
Каждый ей дарит конфеты и мандарины.
Кру́гом от выбора этого голова.
Но поэтессе некошеная трава
Денег дороже и мягче любой перины.

Ей бы хотелось в деревне встречать рассвет
С книжкой, в скрипучем кресле на старой даче,
С чашкою чая в руке завернувшись в плед,
И с тишиной деревенскою тет-а-тет.
Только, похоже, всё будет совсем иначе.

Вместо катренов и рифмы острей ножа,
Реализуя инстинкт и обычай древний,
Будет она для кого-то детей рожать,
Будет прислуга ей кланяться: "Госпожа!"

А по ночам будет звать её дом в деревне.

Глупой комедии остановите ход (с)! -
Ветви деревьев прошелестели вроде.
Страх потерять себя туго скрутил живот...

***
Где-то в деревне одна, говорят, живёт.
Непокорённая.
Верная лишь свободе

 

18. Сквозняк 

«Неизвестный автор»

Град перекатывается в чёрной туче - белые кости в мешке,
Майский ливень нарыв вскрывает.
Угасать мы будем медленно, налегке,
Привыкая к страшному, словно к погоде где-то в Сыктывкаре

Любовь проросла в глубине, как опухоль, как Чужой,
И, выпав, на кого бы наброситься, ищет.
Не надо уметь прощать! Страсть корёжится ржой.
Любое доверие заканчивается кострищем.

Виноградная улитка. Ограда, в углу подорожник,
Белые меноры каштанов. Слышно:
Гул пчелиный стоит над делянкой божьей,
Счастье такое, будто зацвела вишня.

У стариков глаза прозрачны - это окна, к Пасхе намытые,
Чтобы впустить в себя побольше света.
Батик туманного утра - лучи сталактитами.
Тихое покашливание собачьего интеллигента.

Глупой комедии остановите ход (с)
Как ни верти турнюром, а всё это только снится.
Сунув прощальную записку под вытертый переплёт,
Неизвестный автор закроет твою страницу.

 

19. эзоп

«Диалог перед экзаменом»

 

Как много я уроков прогулял,

Я был гуляньем, словно одурманен.

И не усвоил  я материал,

Я загрустил, что мне не сдать экзамен.

 

– Печален ты, признайся, что с тобой,

– Твердила мама мне, и, скушай пудинг мамин.

– Ну, хочешь сырник выбери любой.

Голодному тебе не сдать экзамен.

 

– Спасибо мама, я наукой сыт,

Ну, может только карамель поем с нугою,

Прости мамуля, сердце гложет стыд,

Что в математике, твой сын ни в зуб ногою.

 

Но верю я, маманя, знанье – свет.

Пусть за экзамен мне поставят единицу.

Купи мне мама, электрический мопед,

И я за это съем пирог и пиццу.

 

 

20. aqvarelca

«Спасибо...»

Знойный и душный полдень

На небе ни облачка

Корявые строчки присборю

В складочки многоточий

...

В красиво надломанном мире

Льется красивая кровь

Красивые наглые губы

Слагают красивую ложь...

 

Красиво является чудо

Красиво его разопнут

Красивыми междометиями

Красиво я промолчу...

 

В этом сонном призрачном храме

Где вместо икон зеркала,

Мне говорила мама:

Ваяется красота.

 

Красота это проще простого

Как два пальца, да об асфальт

Сделай приятно другому.

Создавать - от слова давать...

 

Улыбка недоброе слово глушит

Копейку меняет на рубль

Талантливо-щедрые люди

Счастье дают и для счастья живут.

Доброе слово, как летний дождь

Для душных трещин, 

Засохших в полдень.

Талантом можно стихи дарить,

А можно просто сердца полить

Обезрифмленною добротой...

 

Спасибо, светлый герой

Добродаритель земной

За то, что даже в неласковый зной

Мир уДОБРяешь своей красотой

 

21. эзоп

«Прощение Гаврилы»

 

Гаврила с детства жёнам изменял.

Своим кресалом высекал он  страсти пламень.

С годами стёрся у кресала минерал.

Усоп Гаврила – в рай сдаёт экзамен.

 

– Печален ты, признайся, что с тобой?

– Гаврила голос слышит, нежный будто  мамин.

 – Ловил лассо я женщин как ковбой.

сказал Гаврила, – и в рай не сдам экзамен.

 

Ответил голос,– Сочтены твои часы,

Твои поступки за тебя всё скажут сами.

Добро и зло положим на весы,

И тут к Гавриле вышел бес с весами.

 

И грамм добра, вдруг оказался над,

Огромной чашей,  с грехами Гавриила,

 Предчувствуя, что скоро будет ад,

Ревел Гаврила, слезами крокодила.

 

Перед Гаврилой показалось вдруг лицо.

С бородкою, ну вылитый – Стас Намин. 

И говорит  ему лицо, что подлецов,

Господь прощает и за них сдаёт экзамен.

 

22. Moski

 

Про Мальчиша -Кибальчиша

В подражание Маяковскому

(из поэзии современного Маяковского)

 

Жил да был Мальчиш-Кибальчиш.

Буржуины ему: «Слышь»

Открой секрет!»

А тот: «Нет!»

А они ему снова: «Открой!

И за это будешь живой».

Но толку не вышло,

Мальчиш – ни гу-гу.

За то и стоит на крутом берегу.

 

Летят самолеты: «Привет Мальчишу!»

Плывут пароходы: «Привет Мальчишу!»

Я прохожу: «Привет Мальчишу!»

А он мне в ответ: «У меня вши-

Пожалуйста, почеши!»

Неудобно отказать Мальчишу,

Черт с ним, со вшивым - почешу!

 

Прочитал мои мысли Мальчиш,

Да как гаркнет: «Шалите, суки!»

Вот вам мой пролетарский шиш

Величиной со штат Кентукки!».

И тычет свой бронзовый шиш мне под нос.

А я - не будь дураком-отпилил и унес.

Что греха таить?

Шиш добротный, здоровый!

Ничего, завтра приделают новый.

 

И опять-

Летят самолеты: «Привет Мальчишу!»

Плывут пароходы: «Привет Мальчишу!»

Я прохожу-

Ни жу-жу

Глупой комедии остановите ход!

А попробуй вставить хоть слово,

Когда в тебя камнями -маты!

Вишь, тут стоит какой здоровый-

Ну, чего ему от меня, слабого, надо?

Обложил на чем свет,

А виноваты-вши!

Так что, мой родной –

Сам чеши!

И впредь шиши не раздавай:

Стоишь-стой!

Время-знаешь сам-любой хрон сотрет.

С твоего ж шиша-

На ведро «РОДНОЙ».

Шиш ведь не какой-то там -

Бронзовый!

 

23.  FEELINg

Шуршала осень желтизной, местами

Играло солнце в прятки в облаках,

Я шёл домой усталыми ногами,

Купаясь роговицей глаз в слезах.

 

Её (природы) стон предсмертный

Из окон хриплым голосом кричал:

 - А где мой чёрный …

на Большом Каретном

Потом устал.

 

Кувалда этой скуки ежегодной

Вгоняла гвозди сплина в организм.

Душа скулила сучкой беспородной,

И разум тело умолял: - Борись!

 

У кабака замедлил шаг, ужели

Услышу наконец благую весть?

Пустой стакан манил на ветке ели,

И кто-то странный бегал здесь,

 

Ужели он, напоенный берёзой,

Петлял домой дорожкою кривой?

Нет, это я опять превысил дозу.

Прости, Серёга, я живой…

 

  • 476
    38
    304

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.