cp
Alterlit

Реальная виртуальность

Безупречный механизм работал точнее атомных часов. Мощные, но стройные ноги позволяли бежать стремительно и бесшумно. Руки успевали нанести дюжину смертельных ударов врагу, пока он зевал. Его цифровая душа неупокоенной отлетала к праотцам-программистам.

Акира не удержался и на бегу взглянул на отливавшую серебром кисть. Хрупкая с виду, она таила в себе опасную мощь. Лапа тигра, скрытая крылом бабочки.

Настроение — фейерверк! Любая задача решаема, препятствия устранимы, победа — уже в руках.

Только одно омрачало мысли. Здание, где скрывался враг. Несчётное число залов, коридоров, переходов, помноженное на входы, ведущие в никуда, и выходы, за которыми ждали другие входы. Сунешься не в ту дверь — враг встретит тебя с распростёртыми объятиями, крепко обнимет и пощекочет клинком позвоночные диски.

Акира смутно помнил, что видел что-то подобное на копии старинной гравюры. Но сейчас его мало интересовало искусство. С неутомимостью борзой он выслеживал главаря всей этой шайки старпёров. И название-то себе выбрали подходящее — «Динозавры». Сколько им? По тридцать?

На виртуальном экране Акира одновременно следил за своей командой. «Роботы» радовали сегодня — маячки противников гасли один за другим. Гирлянда умирала — праздник подходил к концу.

Акира нырнул в очередной коридор и, упиваясь скоростью, понёсся вперёд. Внезапно он увидел собственное тело. Некоторое время оно бежало по инерции как обезглавленная курица, а потом рухнуло, подняв клубы пыли.

Кто-то повернул голову Акиры. В лицо ему скалилась морда раптора:

— Прости, сынок! Так уж вышло.

В висках застучало. Картинка смазалась, превратилась в цветные квадраты и потухла.

Акира, или в миру — Костя Клинкин, — прикоснулся к затылку, отключая «Вирт». Возвращение в реальность никогда не было таким обидным. Он ударил ладонями по ручкам кресла и зашипел: забыл, что боль может быть настоящей.

Нужно выпустить пар. Костя схватил куртку в одну руку, флайборд — в другую и поспешил прочь из квартиры.

Перед выходом по привычке заглянул к деду. Тот пялился в телевизор довиртуальных времён, который страшно раздражал Костю.

— Дед, я на улицу! В магазине брать чего? — крикнул он.

Старик не шелохнулся.

Костя хотел подойти, но передумал. «Надеюсь, не помер. Или спать с открытыми глазами научился».

Едва закрылась дверь, дед нажал пальцем на затылок, и взгляд его прояснился. В отличие от внука, который не видел дальше собственных ушей, старик отлично знал, с кем сегодня бился в «Вирте». Но не признался бы в своём увлечении даже под самыми изощрёнными пытками. Пусть себе верят, что дедушка не способен овладеть ничем, что сложнее пылесоса.

Только в одном молодёжь права. С возрастом всё труднее отказываться от давних привычек.

Дед подошёл к ветхому серванту, засунул руку в вазу династии как-их-там и достал армейский нож. Трофейный, со второй афганской кампании.

На деревянных ножнах он аккуратно выпилил новую насечку. Сдул стружку и улыбнулся. «Двенадцатая уже».

  • 62
1

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.