cp
Alterlit

Радость встречи

Я видела много и много красивого. Синее море, наполняющее и одновременно пугающее своей глубиной, темнотой манящее. Море будто отражает то, что есть внутри тебя, то, на что боишься взглянуть... а нырнуть ой как хочется... Я видела Казанскую мечеть, большую и тихую, будто Бога там скрывают, оберегают от посторонних глаз, таинство... Я видела много солнца и много запахов, да именно видела, ведь они такие насыщенные, что их можно увидеть. Поле, сено, земля после дождя, летний вечер. О, этот запах летнего вечера... Там всё, что произошло за день, что успело опуститься на землю. И дым костров, и жар всех цветочных нектаров, и все те листья, что успели высохнуть под палящим южным солнцем, будто на прощанье отдают свой терпкий запах. Уставший путник, прошедший множество километров, садится вечером в кресло, а в его утомлённых глазах видишь то, что он сам видел за этот день. Картинки как слайды сменяют одна другую, мелькая в отстранённом взгляде. Вот что такое запах летнего вечера.

Я видела много и много красивого.
Но больше всего мне запомнилась радость встречи двух взрослых мужчин... Нет! Мужиков! Да, я знаю, что ты не любишь это слово...
Ночь. Аэропорт.
Один — длиннющие волосы, куртка, бандана, наверняка где-то там у него есть байк или хотя бы мечта о байке и «под гитарный жёсткий рок... » А сейчас он стоит, покупает бургер возле аэропорта. Все мы стоим в очереди за бургером (можно понимать как девиз 21 века) уставшие, ожидающие, каждый своё (такси, впечатлений, большой любви), но все мы ждём бургер, это нас объединяет. Мысленно недоумеваем и раздражаемся медлительности парниши на кассе. И вот в эту сонную, бургерную атмосферу влетает, нет врезается, врывается другой. Светловолосый, в светлой одежде, весь светящийся, и хромоногий... ангел. И вот он стремительно, насколько позволяет его нога, так, будто шел к этому всю жизнь, ну или по крайней мере всю эту ночь, подбегает к патлатому. Обнимаются, хлопают по плечу, прижимают к себе так, как делают это настоящие мужики. Искренне, крепко, тяжело, трясут друг друга, смеются, что-то говорят, перебивая: «А я тебя там жду... а ты как? Сколько лет уже...»
Радость Встречи.
Эта энергия, которая взбодрила всех нас, бургерных, утомлённых. Спасибо, стремительный и хромоногий, так и хочется прикоснуться к тебе, заразиться твоей радостью...
Знаешь, вспоминаю о них и думаю... А значит ещё не всё у нас, у людей потеряно, раз можно так искренне... Нас учат взрослеть с детства, нас учат притворяться... не смейся так громко — люди смотрят, не показывай пальцем, не плачь — ты уже взрослая... а может нужно наоборот? Смеяться так громко, чтоб и всем вокруг было смешно и весело, показывать, непременно показывать и говорить о том, что волнует, и плакать, если хочется, потому что слёзы очищают... Радоваться, как этот светлый, стремительный ангел и как его друг, тот, длинноволосый? Я точно знаю, что он друг, ведь так искренне радоваться можно только встрече с настоящим другом...
Нас учат взрослеть с детства.
Но всякий раз обсуждая с папой планы, дела, ипотеки, шмапотеки и всякие другие важнецки важные вещи, хочется крикнуть в трубку: «Папа! Я ведь и правда всё ещё та пятилетняя малюточка у тебя на руках, отпихивающая твою щёку «колюций, колюций». Папа! Ведь это всё ещё я? ...»
— Да! Это всё ещё ты! — отвечает мне откуда-то издалека, из глубины меня самой тот светлый хромоногий... а может он всем нам привиделся, чтоб напомнить, как важна радость искренней встречи?
Вот что я видела. Видела много и много красивого.
До встречи.

  • 1
    1
    39

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.