cp
Alterlit
ruukr ruukr 14.05 в 13:19

Мюнхен не Москва

Одиннадцать лет назад мы открывали для себя заграницу. Начинали с поездок в Германию. Гамбург, Штутгарт, Кёльн, Берлин, Франкфурт-на-Майне, а также прочие немецкие веси и волости представлялись нам чем-то космическим и прогрессивным. Через год-два интерес несколько снизился, а после декабря четырнадцатого года и вовсе угас. И лишь в мае сего года решили, что осенние каникулы встретим в Мюнхене.

С этим городом меня связывает давнее знакомство. Ещё в Alma Mater я познакомился с генералом Бундесвера, когда сопровождал его во время длительных пробежек по набережным Невы. Наша переписка то затухала, то разгоралась. Периодически он приглашал в гости. И вот решено — едем. Lufthansa выдала приятное предложение, airbnb компенсировало недешёвыми трёхкомнатными апартаментами, расположенными почти у самой Мюнхенской кольцевой.

— Я вас встречу! — написал доктор Эверт, — у меня есть Фольскваген Поло, но я попрошу друга, и мы заберём вас в аэропорту. Моя жена хочет купить подгузники и детское питание, так как вам будет тяжело сориентироваться по прилёту... В Мюнхене похолодало, — одевайтесь теплее...

— Ты, не находишь, Надя, что наши немецкие друзья беспокоятся о нас, как дедушка с бабушкой?

Страна начинается и заканчивается в аэропорту. Три пограничника вежливо и не торопясь проверяли билеты, брони отелей, чеки, паспорта, а также просили выполнить дактилоскопию, давая почувствовать себя потенциальными грабителями. Забегая вперёд, скажу, что и при вылете из Мюнхена необходимо закладывать лишнее время, чтобы пройти множественные досмотры и успеть показать таможне купленные товары для обналичивания чеков taxe free (мы не успели).

— Вас долго не было! Задержка багажа? — спросил наш новый знакомый Александр, пока мы шли на автостоянку.

— Нет, мы прилетели только с ручной кладью. Вероятно обычная бюрократическая волокита, — ответил я.

— Доктор Эверт приглашает вашу семью к себе завтра на торт. Будут его сыновья, дочь и внуки. А потом, если вы не возражаете, он хочет, чтобы вы пошли с ними в Баварский ресторан. Это недалеко от его дома. Он переживает за малышей и сказал, что это ненадолго.

— Там есть детская комната? Нужен ли дресс-код?

— Что вы?! Вас не поймут в Баварии. Здесь никто не знает, что это такое. Одевайтесь, как вам удобно....

По пути наши друзья сетовали на удалённость аэропорта, отсутствие удобного прямого сообщения, периодически звонили друг другу, а мы чувствовали некоторую неловкость. Правда, дети восприняли всё как должное и непрестанно галдели, пока мы добирались в Haar.

Хозяин двухэтажного особняка помог занести вещи и снабдил нас на первое время молоком и соком. Увы, в восемь вечера все магазины не работают, а супермаркет аэропорта мы не догадались посетить. К тому же завтра пятница — День Всех Святых и наши друзья предупредили, что всё будет закрыто. Далее последовал короткий инструктаж по сортировке мусора и вручение инструкции по проживанию.

— Воду в Германии можно пить из-под крана! — заверил нас Маркус, как я понял из рекламы на его автофургоне, он — любитель мебели и гоночных мотоциклов.

— Спасибо. Мы знаем! — в унисон ответили мы. Хотя после же первого кипячения пришли к выводу, что вода ничем не отличается от московской. Та же накипь на чайнике, с той же пленкой на стенках чайной чашки.

Жильё нам нравилось. Чисто, уютно и самое главное — тепло. Вспоминалась поездка в Гамбург осенью 2008 года, где мы откровенно мёрзли и экономили свет с водой. В обстановке превалирует привычная для нас мебель-посуда-бельё из Ikea. Вокруг двухэтажного особняка на шести сотках приютился маленький огород с декоративной яблоней, елью, кустами, памятником мотоциклу, с идеальным газоном, метровым штакетником и отсутствующими воротами. На кухне довольно большой запас бакалейной провизии, чая/кофе/какао и функциональная бытовая техника.

 

***

— Куда мы сегодня пойдём? — утром наперебой спрашивали дети.

— В «-надцатый» раз повторяю. У немецкого «дедушки» день рождения. Сначала идём смотреть город, потом к нему домой на торт, а кто будет себя хорошо вести, — пойдёт в ресторан.

— Ура! — кричали они, но окончание моей фразы вмиг забывалось.

«Бавария, да, наверное, и вся страна может гордиться своими полями и архитектурой. Здесь учатся и работают лучшие городские и ландшафтные дизайнеры» — то и дело повторял я Наде, пока мы шли вдоль полей с цветущим клевером, кольраби, фотографируясь на лавочке для наблюдения за ростом растений.

— Папа, а мы что, в деревне? — спрашивал старший сын.

— Нет, это город.

— Папа, я видела чёрную белочку. Вон там, на ёлочке, она кушает шишки! — заливаясь, кричала младшая.

— А почему нам не подождать автобус?

— Потому что дорого, — отвечал я старшей, — потому что он по будням-то ходит раз в час, а по выходным — раз в два... Потому что до метро всего три километра, чудесная погода и можно любоваться пейзажем. Ведь в Москве такого нет!

— Папа, а где люди? — спрашивал Орест.

— Кто спит, а кто путешествует... Да и вообще всё ведь закрыто, а город маленький, в пятнадцать раз меньше Москвы.

— А почему здесь так много трейлеров?

— Они любят в них отдыхать, в стране много кемпингов, а гостиницы здесь довольно дорогие. Вот и покупают себе такие дома на колёсах.

— Папа, смотри, тут продают картошку и тыкву... Есть даже весы и копилка! — удивлялись дети. — А где же продавец?

— Спит или ушёл по делам. Видите, тут цена. Килограмм картошки — евро двадцать. По-нашему это сто рублей. Взвешиваешь сколько тебе нужно и оставляешь деньги. Также и цветы. Срезал подсолнух, — заплати пятьдесят центов...

— А если не заплатить? — поинтересовался сын.

— Арестует полиция. Штраф, тюрьма, депортация в Россию... Тут повсюду видеокамеры спрятаны.

— Это правда? — спросила Таисия.

— Пошутил, конечно. Здесь просто не принято воровать, брать чужое.

Так в разговорах и остановках мы дошли до конечной стации метро U2. Порадовала продуманность городской окраины, которая гармонично соседствовала с парком Reimer. Трёх-четырёхэтажная жилая застройка, увитые цветами незастеклённые широкие балконы, окна во всю стену. Удивляло однообразие, и никто ведь не стремится выделиться кондиционером, стеклопакетами или входной дверью. Тут же школы, детские сады, вынесенные в парковую зону и сплошь облицованные деревом, неподалёку подземные бункеры для сбора мусора. Я заметил свободные от машин дворы, в которых безопасно играют дети. На перекрёстках указатели до основных общественных зон, а также полное отсутствие зебр. Водители, завидев наш караван из двух колясок, вежливо притормаживали и пропускали.

За прошедшие десять лет проезд не сильно подорожал. После Москвы платить 2.70 евро за поездку архидорого, но бо́льшим безумством является оплата штрафа в шестьдесят (лет десять назад штраф был почти в три раза меньше). И, тем не менее, находятся отдельные смельчаки, готовые проехать по «чёрному тарифу», как именуют здешних зайцев, и мы их воочию наблюдали. Тихо, без обиняков, прямо на ходу, оплатили штраф карточкой через переносной терминал и, улыбаясь, поехали дальше.

В автомате есть возможность выбора русского языка и десятка два разновидностей билетов. Одиночный, групповой, семейный, детский и другие. Сегодня мы выбрали семейный тариф на три дня по внутреннему Мюнхену (всего три зоны). По городу лучше путешествовать компанией в пять человек. В этом случае проезд будет самый дешёвый. Вообще, страна развивает внутренний туризм малых групп и это касается не только города, но и всей Баварии.

Автоматы не изменились за десять лет и по-прежнему не всегда принимают российские Viza и Mastercard, а об оплате через NFC немцы пока только мечтают. Этот сервис так и не пришёл в Германию и за прошедшие десять дней он нам не попадался. Честно говоря, были удивлены, что в некоторых магазинах нас просили оплатить наличными, так как они дружили только с немецкими картами.

Попадая в немецкое метро, начинаешь понимать, почему в Москве проводят экскурсии по подземке. Забегая вперёд, скажу, что многие здешние станции забыли украсить панелями или хотя бы покрасить, и сегодня они напоминают квартиру без отделки. Может, это подготовка к тотальному ремонту, — я не знаю. Да и большинство поездов не менялось, наверное, с момента открытия движения. И лишь вездесущая реклама на станциях и в вагонах напоминает о дне текущем. Зато можно понять, чем и как живёт город. Он никуда не торопится. Поезда приходят раз в десять минут. На платформах реклама целующихся мужчин. Также пассажирам рекомендуют пить безалкогольное пиво, посещать стоматологов и психиатров, заниматься спортом в фитнес-центрах, проверить себя на ВИЧ и выбирать Uber. Последний, кстати тоже только начинает развиваться и ещё не всегда обслуживает городские окраины в пределах первой тарифной зоны.

На следующий день мы осваивали городскую электричку. Поезда поновее, но далеки от привычных «Ласточек» и «Иволг». Интервал движения — раз в двадцать минут. Вайфая, розеток, туалетов в вагонах также нигде нет. Последние и на станциях-то в редкость, где есть, — они платные — чаще всего евро. Мы проверили. Дорого, конечно, на семью из шести человек, но альтернативы порой нет. Найти кафе с WC и WIFI — редкость, а спрашивать стеснялись.

На здешних платформах вероятно можно пить и курить и за это даже не штрафуют. По количеству окурков они не уступают станции Очаково. Но здесь можно даже не заворачивать в газетку какой-нибудь Paulainer, а смело сидеть в электричке и утолять им жажду или снимать опохмел. Если ноги устали, — можно задрать их на соседнее кресло и никому не уступать место. Здесь тоже есть нюанс. Если вы с грудным ребёнком на руках — надо попросить пассажира встать. У немцев это не принято. Пару раз нам уступали, но ими оказывались русские.

Самое неудобное место для пересадки — это Munich Bahnhofe. Конечно, ко всему надо привыкнуть. Мы так и не привыкли, что все восемь линий городских электричек приходят и уходят на одну платформу, а учитывая довольно редкий трафик, по утрам и вечерами здесь настоящее столпотворение, и с колясками порой и не зайти с первого раза в вагон. И даже не помогают соглядатаи в лимонных жилетках и белых форменных фуражках, обслуживающие пассажиропотоки на платформе.

В эту праздничную пятницу на нашу радость в подземном переходе центрального вокзала кипела жизнь. Точнее, она бурлила, как в Москве на площади трёх вокзалов. Те же лица с привычным запахом оккупировали спальниками полы и тёплые воздухоотводы, множественные кафе принимали посетителей, и даже два сетевых супермаркета впускали покупателей, которых пруд пруди.

Конечно, если сравнивать с Москвой, то стоимость мюнхенской продуктовой корзины повыше за счёт овощей, фруктов, хлеба, яиц, но вот молоко, творог, сметана стоят так же, а масло, сыр, колбаса дешевле будет. И если в той же Португалии, Италии, Испании при входе в кафе ты не задумываешься, сколько стоит эспрессо, булочка или пирожное, то в Мюнхене, как и в Москве, приходится калькулировать.

Квартира нашего друга расположена неподалёку от колонны с Ангелом Мира, и, выйдя с вокзала, мы решили прогуляться по центру, благо, что погода и время располагали. Мюнхен, наверное, самый туристический город. Что сегодня, что в иные дни, в центре то́лпы пешеходов. Также здесь регулярно встречается русская речь и надписи кириллицей. И сегодня неподалёку от Мариенплац молодой человек наигрывал на аккордеоне и поставленным голосом распевал «Выходила на берег Катюша...»

— Действительно, всё закрыто! — сказал я Наде, — А ведь столько могли бы заработать! Что ещё остаётся людям делать в праздничный день?

— Ты прав, Слава. Не представляю, если бы в Москве закрыли все Меги в выходной или праздник. Даже на первое января у нас больше открытых дверей, чем здесь.

Тем временем старшие малыши ушли на тихий час, и мы шуршали листьями Английского парка. Когда-то тут охотились короли, но потом для черни открыли вход и сейчас любой желающий может насладиться лесом в центре города. Как сказал наш немецкий друг: «Летом на его прудах можно встретить загорающих ню. Но Мюнхен стал настолько космополитичен, что не все понимают давние немецкие традиции. Да и молодежь стала более консервативна в этом отношении...»

На чай с тортом мы изрядно опоздали. Планшет внезапно разрядился, и мы блуждали в парке в поисках выхода. Но нас довольно радушно встретили и пригласили за стол с кексом, кофе, бутербродами с жареной колбасой и напоминанием о том, что скоро идём в ресторан.

В ресторане довольно простая и стильная обстановка. На стенах рога диких животных, деревянные столы без скатертей, есть миски с водой для домашних питомцев, нет музыки и довольно расторопные официантки. Большинство пьют пиво и заказывают национальные блюда (кислая капуста, сырная обазда, кнедлики). К сожалению, в этот раз я так и не смог испробовать белые баварские сосиски, так как в меню имелась оговорка, что их подают только до полудня, как впрочем, и в иных уважающих себя заведениях. Наши посиделки закончились около десяти вечера, и меня удивило, что дети ничего не разбили и не сломали, да и из официантов никто не сказал: «родители, куда вы смотрите?»

***

Субботнее утро мы начали пятикилометровой пробежкой на Parkrun Riemer. И если в Москве эти старты проводятся в двух десятках парков, то в Мюнхене только в двух. Оставив детей на старшую дочь, мы отправились изучать парк вместе с тремя десятками бегунов. В принципе, разницы особой я не почувствовал. Конечно, ещё десять лет назад, когда я бежал марафон во Франкфурте, то удивлялся одиннадцати тысячам бегунов. Но Москва с Питером уже обогнали количеством немецкий старт и почти сравнимы по качеству, хотя пока дешевле. Сегодняшний забег бесплатно. Так же оперативно регистрируют время и выдают протокол. Лишь после финиша никто не остался на коллективное чаепитие и обсуждение новостей. Но, вероятно, моросящий дождь не позволил. Мы же нырнули в торговый центр «Аркада», где устроили завтрак и небольшой шопинг. Хотя до сезона распродаж ещё два месяца, тем не менее, здесь приятно было обновить спортивный гардероб и купить чего-нибудь в дом.

Во второй половине дня мы изучали музей BMW, а точнее выставку машин и мотоциклов. В довольно стильном стеклобетонном здании, напоминающем космический корабль, разместилась экспозиция современной техники. Во многие кресла можно садиться и примеряться к салону, рулю и рычагам управления, что повергло нашу детвору в полнейший восторг, и они с упоением нажимали на всё, что можно нажимать. Правда, в Роллс-Ройсы и в машины будущего их не впустили, но и того было достаточно, чтобы зависнуть на пару часов. На сам музей времени у нас не осталось, и мы ушли гулять по Олимпийскому парку, пытаясь сравнить с его прототипом в Москве. Из общего, лишь название, близость водоема, да горбатый мостик. Всё остальное — разное. Удивило, что здесь не сильно заботятся о чистоте. Раньше нам казалось, что Германия всё же более образцовая страна, хотя и деревья в юности представлялись более большими.

Вместо музея машин пообещал детям музей самолётов, куда мы и отправились в воскресенье. Здесь также имелись кабины пилотов, во многие салоны можно заходить и малышам позволялось прикасаться ко всему, что не запрещено. Как мне показалось, Германия старается не вспоминать вторую мировую войну. Это заметно даже по этому музею, так как большинство военной техники было из других времён. Лишь прогрессивный на то время авиационный двигатель фирмы BMW напоминал о будущем автогиганте.

В другой из дней мы поехали в Ингольштадт, где посетили музей Audi. Там тоже был временной пробел с тридцатых по пятидесятые годы. Вход в него довольно дёшев по здешним меркам: пять евро на семью. Он также отличается стильным зданием и интересными экспозициями. Дети по старой привычке позировали в салонах роскошных авто или восседали на байках и лишь через час смотрители напомнили нам, что мы находимся в музее и затем чуть ли не по пятам следовали за нами.

Живя в бетонных джунглях, хочется выехать на природу. Ещё больше — к воде. И чтобы осуществить своё желание, мы купили баварский билет (32 евро на семью) и региональным поездом отправились на юг — в поселок Гармиш-Паткирхен.

Когда-то это было две деревушки, а сейчас одна. В тридцатых годах они принимали зимнюю Олимпиаду, а в сороковых здесь поправляли здоровье офицеры и проводили съезды политики. Сейчас — это место паломничества для горнолыжников и любителей Альп. Здесь проходит самая высокая (и довольно недешёвая) в стране железная дорога, которая заканчивается у заснеженных пиков. Но для нас достаточно и семисот метров, и мы любуемся удивительными особняками, стены которых расписаны неведомыми мастерами. Ничего подобного не доводилось встречать и хотелось просто сидеть и любоваться домами, жёлтой листвой, зелёными лужайками и солнечными проблесками через остроконечные скалы.

Но дети навязчиво повторяли о бассейне, и, чтобы снять стресс, мы выбрали крытый спа-центр неподалёку от вокзала. Почти всё, как в столичных аквапарках. Есть горки, бассейн с волнами, несколько ванн-джакузи. Но здесь мало посетителей, открыта вышка с трамплином и у немцев особый акцент на горячих процедурах. Сауна совместная, и посетителям запрещено входить в неё в плавках и купальниках. Также с собой необходимо иметь полотенца, на которые следует ставить стопы и садиться. После парной можно выйти на уличную площадку и полежать, глядя на звёзды, в холодной соляной ванне, либо выпить пива с единомышленниками за барными столиками. Отдыхающие не стесняются, и смело открывают себя перед посторонними.

Пиво — национальный продукт, и его в Баварии потребляют везде и по любому поводу. И в один из вечеров мои немецкие друзья пригласили нас в Баварский ресторан на улице Tag 7. Доктор Эверт зарезервировал столик на троих, и мы опять пили пиво, закусывали баварской едой и обсуждали политику, войны, службу, женщин, немецкие традиции и лёгкую атлетику. Он рассказал, что вчера был на закрытом съезде дерматологов, где обсуждали единичные случаи сифилиса в Баварии. На телефоне показал план соревнований на следующий год. Внезапно вспоминал историю страны и делился устными мемуарами. Он сетовал на маленькую пенсию и высокие коммунальные услуги, на то, что немцы стали более ленивые, а политики более трусливые... Шумно, конечно в подобном заведении, но весьма колоритно. Женщины официантки в чёрных до пят юбках и белых блузках то и дело подносили литровые и поллитровые бокалы и кружки. На стенах висли оленьи рога и морды. Пестрели бело-голубыми ромбиками баварские флажки. Посетители довольно бурно что-то обсуждали между собой, и нам тоже приходилось почти кричать, чтобы быть услышанным.

— Может, чего-нибудь покрепче? — спросил Карстен.

— В российской армии старший по званию решает за младших офицеров, — ответил я ему.

Мы выпили напоследок чего-то сладкого сорокаградусного, сфотографировались, и дружески обнялись.

— Вам понравился Мюнхен? Вы ещё приедете? — спросил генерал.

— Нам понравился и город, и Бавария, а ещё больше ощущение того, что здесь живут настоящие друзья... Приезжайте в Москву, — предложил я, — там сейчас много соревнований проводится, да и город развивается такими темпами, что не всегда успеваешь отследить изменения.

— А Ibis у вас есть?

— Конечно. И не один.

— Хорошо, я заложу это в свои планы...

Мы попрощались с генералом, и ушли с Александром на центральный вокзал, по пути сравнивая жизнь в Москве и в Мюнхене. В итоге пришли к выводу, что идеального города не существует, и мы его только рисуем в своём воображении. Как сказал в этот вечер доктор: «В жизни нужно всегда быть готовым на компромисс и оставаться при этом самим собой...»

Полтора дня мы отвели на подготовку к отъезду. Это шопинг в аутлетах, которые я нашёл через поисковик Google. Это посещение продуктовых и неспешные прогулки по городу. Центр города довольно дорог, перенасыщен человеческими потоками, а на окраинах довольно малолюдно и есть, где отдохнуть глазам и ногам.

Наш новый немецко-русский друг Александр предложил свою помощь в это раннее воскресное утро и в два захода перевёз наш экипаж до восточного вокзала. В Мюнхене заметно похолодало, тротуары покрылись гранитной крошкой. Мы сидели в теплой электричке S8 и наблюдали за покрытыми инеем полями. В аэропорту встретили суету, чехарду, многочисленные проверки, но радовало, что пассажиров с детьми пропускали вне очереди. Если бы не этот фактор, — на самолёт мы бы не успели, так как зашли в кабину буквально за пять минут до вылета.

— Что бросается в глаза после Мюнхена в Москве? — спросил друг в воцапе по приезду домой.

— Много барьеров, рамок, заборов и заборчиков. Много луж и лужиц, много запахов, не всегда приятных, много брюзжания, хотя и в Мюнхене оно тоже есть, только мы не понимали. Газоны неухожены, а деревья и кустарники растут, как попало. Автомобилисты — короли тротуаров. Хотя в метро нам постоянно уступали место и помогали на бесчисленных лестницах. Самими же станциями приятно любоваться, а если они ещё и с лифтами, — то Москва впереди планеты всей!

ноябрь 2019

  • 7
    6
    57

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • udaff

    О, спасибо за экскурсию. В Мюнхене не был. Интересно. 

  • 313131

    зачот лю экскурсии текст потом прочту думаю все тип топ

  • Gorinich
    Царевна 14.05 в 14:17

    Спасибо за не рекламно-сладкий взгляд.

    Интересно читать о Ваших поездках и непредвзятых наблюдениях. Дома лучше ))

  • ruukr
    ruukr 14.05 в 14:22

    Царевна спасибо за отклик. Приятно поделиться. 

  • vpetrov

    Идея долгих пробежек генерала Бундесвера, по набережной Невы, настораживает на генетическом уровне.

  • hlm
    Аля К. 15.05 в 14:44

    Всегда удивлялась людям, которые так долго умудряются сохранять свежесть воспрития.

  • udaff

    Аля К. Вот да.