cp
Alterlit
genetyk73 Гешин 13.03 в 13:06

Кризис среднего возраста (постим старьё)

— Какой-то ты неубедительный, — директор внимательно меня рассматривал, — маленький какой-то. Худой. Усики трогательные, как у таракана-опущенца. М-да...
Признаться, я был несколько ошарашен такой оценкой руководства. В этой компании я работал уже неделю, но лицезреть Солнцеподобного мне довелось только сейчас — тот вчера вернулся из отпуска. Начальник отдела предупредил, что шеф несколько экстравагантен (после чего несколько замялся и увёл взгляд в сторону), но не настолько же!
— Да ты садись, садись, — кивнул мне на стул босс и, протянув руку через стол, представился, — Алексей Иванович. На фирме у нас некий... э-э-э... casual, посему, отчество мне можно не напоминать.
— Сергей, — я сел.
Директор ещё раз критически меня осмотрел.
— М-да... Вот прошлый креативный менеджер был куда представительней. Гусар! Бывало так пёрнет, что сигнализации на парковке срабатывают. Богатырь! — он потряс сжатым кулаком, изображая, какой тот был богатырь. Откинулся на стуле и сокрушённо продолжил, — обмельчал отдел исполнения заказов. Обмельчал. А ведь знаешь, как я ваш отдел называю? Исполком! Знаешь, что это такое?
-Нет.
— Хм... А, ну да... ты же с 83-го. Невеста есть?
— Нет.
— Это хорошо. Чаю хочешь?
— Хочу, — с неожиданной наглостью ответил я. От чего-то злил меня этот персонаж.
— А, ну ступай тогда, пей.
Я «подвис».
— Что, есть вопросы? — шеф с неодобрением посмотрел на меня.
— Есть. Алексей Ива... Алексей, а Вы со многими опущенными тараканами знакомы?
— Сработаемся, — ухмыльнулся тот.
«Валить надо из этого дурдома, — подумал я, выйдя из кабинета, — всё равно с такими людьми только до первого корпоратива в ладах».

В приёмной на меня с каким-то отчаянием посмотрела Антонина, наш офис-менеджер и секретарь шефа по совместительству. Недели в офисе мне хватило, чтобы узнать об их с директором неформальных разнузданностях. Трепались многие.
Не верилось: худенькая фигурка, полудетское личико, тонкие губы, большие тёмные глаза и взгляд воспитанницы детдома. Представить её рядом с типом, напоминающим вышедшего в тираж вольника-средневеса было трудно.
— Антонина, сделай мне чаю. Без сахара.
На кухню она никого не пускала. Попытка налить себе чаю самому была пресечена на идеологическом уровне. 

***

— Что это? — директор был явно не в духе.
— В смысле — что? — я решительно не понимал.
— Да вот это, — он ткнул пальцем в лист макета баннера наружной рекламы.
Это меня удивило. Вроде и заказчик макетом остался доволен, и цветопередача не подкачала.
— Реклама наружная. Для щитов три на шесть, и на борта грузовиков доставки.
— Это я догадался. Но что это за бред?
Всё-таки я не мог понять, что тут не так: на диване лежит обнаженная девушка, неплохим задом обращаясь к зрителю.
— Почему бред? Нормальный посыл. Реклама диванов. Ну, как про шимпанзе на джипе после потребления правильной газировки.
— Угу. Ты мне ещё про вау-импульсы расскажи, криэйтор херов, — босс отхлебнул воды прямо из бутылочки,- В этом случае ты тут не колу рекламируешь, а шимпанзе. Какое ощущение должна вызвать такая реклама? М?
— Ну-у-у, — я задумался на секунду, — типа, купил диван, девка в нагрузку.
Шеф сердито засопел.
— Когда ты последний раз выбирал диван? А? Да ещё за девяносто тысяч?
— Никогда...
— Вот! — он поднял короткий толстый палец, — диваны такого класса выбирают, во-первых, женщины, а во-вторых, от тридцати пяти и выше. Ибо у голодранцев-студентов, дай Бог, на раскладушку найдётся. И что должна подумать такая мадам? А вот что: «куплю диван, а муж на него блядь приведёт», потому, как вряд ли признает эту задницу своей. В конечном счёте, не купит.
— Но...
— Что «но»?
— Но заказчик одобрил.
Алексей задумчиво постучал пальцем по макету.
— Если заказчик мудак, это не значит, что мудаком должен быть мой сотрудник. Впрочем, хер на этих заказчиков. Деньги в кассе. Новый заказ. Наш вариант должен быть самым эффективным. Не эффектным, а эффективным, понятно?
— Понятно.
— Понятно ему. Как вспомню баннер для сайта со слоганом «если ты не пид@рас, покупай компы у нас!», так мурашки по телу, — директор допил остатки воды, — Короче, люди серьёзные. Фармкомпания. Деньги немалые — телевизионный ролик с нарезкой 5, 10, 15 секунд и картинка в прогнозе погоды. Поэтому решил дать тебе некую... э-э-э... вводную.

— Товар для мужчин, у них мозги попроще, но дело всё равно тонкое. Знаешь, что такое средний возраст, кризис среднего возраста? — продолжал шеф.
— В общих чертах, — пожал я плечами.
— Серёжа, в общих чертах знать недостаточно! Так. Вкратце. Вот ты когда был прыщавым юнцом, тебе бабы не давали и ты дрочил. Дрочил ведь?
— А кто не дрочил? — ещё раз пожал я плечами.
— Вот! А почему? Потому что тебе хотелось этих самых недающих сверстниц. Потом ты начал взрослеть, и бабы стали тебе потихоньку давать, — на этом месте «вводной» он посмотрел на меня с сомнением, — Но ты всё равно дрочил на оставшуюся, ещё не давшую тебе часть женского населения. Потому что хотел. Ты и сейчас хочешь. Так вот, есть точка на возрастной прямой, когда бабы тебе полностью доверяют, со здоровьем у тебя ещё порядок, но ты уже не хочешь. Не хочешь, понимаешь? То есть секс для тебя что-то вроде трудовой повинности в нашем догматическом социуме. Это и есть кризис среднего возраста. 

Он снял трубку телефона, нажал одну кнопку и с наигранной нежностью попросил:
— Антонина, сделай мне чаю.
— Так вот, — продолжил он проведение политики партии, — таблетки IN PUZO. Средство для борьбы с эректильной дисфункцией. Но мы-то знаем, что х@й у этих тушканчиков, то есть целевой аудитории, стоит. Им просто не хочется, гадам. Поэтому реклама должна быть направлена на усиление вкуса жизни. То есть, при просмотре ролика, подопытный должен: а — захотеть купить таблетки, бэ — захотеть трахаться неистово, как воробышек. Смотри не перепутай последовательность!
Алексей встал и подошёл к окну. Минуты две молчал, потом продолжил:
— Думаю, должен быть некий комичный персонаж. С тупой весёлой рожей, с благородной сединой. В одних трусах лихо убегающий от любовницы. Какой-нибудь знойной испанки. Нет. Итальянки. Да, лучше итальянки.

***
Настроение было просто чудесное. Утро было солнечное и какое-то распизд@йское. Работать совсем не хотелось. Хотелось рассказывать коллегам анекдоты и делать комплименты девушкам. Но свежих анекдотов я не знал, а комплименты дамам делать не умел. Поэтому просто сидел и улыбался, разглядывая в окно прохожих.
Сегодня утром увидел по телевизору наш ролик. Аж приятная дрожь пробила. Ещё раз поразился «ровной правильности» Иваныча: комиссионные выплатил в полном объёме, не зажав ни копейки под предлогом своего авторства идеи. Бывают же нормальные работодатели! Если хотя бы раз в квартал снимать такой профит с заказа, то вобщем-то и окладная часть зарплаты не особенно нужна.

Всё-таки надо было трудиться. Я собрался, поёрзал на стуле и написал: «Техническое задание. Телевизионный ролик с нарезкой 10 и 15 секунд. Средство для регенерации печени S-Puma».
Откинувшись на стуле, я опять посмотрел в окно. По тротуару шла женщина лет сорока — сорока пяти. Вокруг неё крутилось пару ребятёнков лет пяти, а она глупо улыбалась, как свежеоттраханая. «Интересно, — подумал я, — бабушка или мама?». Детишки были ухоженные, в чистеньких комбинезончиках. На их сытых мордочках лежала печать родительской заботы.
«Но кто позаботится обо мне и моей печени?» — быстро напечатал я. Подумал и стёр. Представил реакцию шефа: «Но кто позаботится обо мне и моей печени? Водка, тяжёлая пища и гепатит С! Пользуйтесь многоразовыми шприцами фирмы «Клизма &Co» Бугогого». М-да, не прёт чего-то.

Затрещал телефон, высветив внутренний номер вызывающего. Лёгок на помине.
— Да, Алексей, доброе утро!
— А, Серёж, не сильно занят? Зайди ко мне.
Интересно, зачем он спросил, занят ли я?

В приёмной сидела притихшая Антонина, уставившаяся в стол. На меня она даже не взглянула.

— А! Вот и ты! — шеф был бодр, как шар для боулинга, — заходи, присаживайся.
Он потёр ладони, похлопал ими и спросил, хитро прищурившись:
— Может, по пятьдесят?
Опа! Новации в работе с подчинёнными!
— Я вообще-то на работе.
— Веский аргумент, — с серьёзным лицом кивнул он и полез в бар.
— Сейчас же утро!
— Не смею спорить, — сказал босс и поставил на стол бутылку «Васпуракан» и две рюмки.
— Но я за рулём! — в отчаянии я выдвинул последний аргумент.
Алексей удивлённо на меня уставился. В его глазах читался укор — как не стыдно использовать такие дешёвые отмазки?
Он снял трубку, нажал кнопку телефона и попросил:
— Антонина, солнышко, принеси нам лимону.

Пока девушка хлопотала, сидели молча. Потом она, не поднимая взгляда, принесла закуску и ушла. Я посмотрел ей вслед.
— Нравится?
От неожиданности я вздрогнул.
— Кто?
— Как кто, не тупи, Тонька моя.
— Ну-у-у... хорошая девушка.
— А то! — гордо произнёс шеф, — она и готовит отлично. И вообще, просто прелесть. В быту тихая, как мышка.
«Угу, — смекнул я, — в быту серая мышка, а в постели — огненная кошка?». Но вслух сказал:
— Мечта мужика просто!
— И я о том же, — разливая коньяк, задумчиво произнёс начальник, — вот я и говорю — чего ещё надо? А то ходят, морду воротят. Я на твоего предшественника рассчитывал, Мишку, он тоже холостяк без перспектив. Но он не оправдал надежд: всё больше к штанге тянулся и искал Целку Всей Своей Жизни. Дурак, по-моему. Как считаешь?
Разговор явно шёл куда-то не туда.
— Видимо, дурак.
— Вот я и говорю — бери! Только усы сбрей.
— Что «бери»?
— Ни что, а кого. Тоську мою, — он с наслаждением выпил рюмку, посмаковал напиток и продолжил, — за что уважаю этот коньяк, так это за то, что его закусывать не надо.
Я тоже выпил. Кажется, я начинал догадываться.
— Алексей, у Вас что, «кризис среднего возраста»?
— Какой ещё, на хер, кризис? Ты о чём?
— Сами мне рассказывали, когда про пилюли проект делали. Типа, ещё можешь, но не хочешь.
Босс в задумчивости налил ещё по рюмке.
— Что-то теперь я тебя не понимаю. Что могу, но не хочу?
«Как бы это мне помягче сказать?»
— Секса с Антониной.
Директор замер с рюмкой в руке, осмысливая услышанное. Потом всё-таки выпил, осторожно поставил рюмку на стол и произнёс:
— Понятно. Я нашим офисным болтунам поручу сортир языками вылизать, раз они нормально ими, — языками, — пользоваться не умеют. Племянница это моя. Из Комсомольска. Сестра замуж за военного вышла, ну и сослали их. А Тоську я в Москву вытянул, нечего ей там пропадать. Да вот второй год пристроить не могу. А девка — что надо! И красавица, и умница. Я когда блядей домой привожу, так она прячется в своей комнате и даже посса... и даже воды попить на кухню не выйдет. Ну, так что, берёшь?
— А как брать-то? — осторожно поинтересовался я. Чуть не ляпнул «в жёны, или просто трахать три раза в неделю?»
Но шеф меня не понял:
— Да это уж вам, молодым, лучше знать, как девушку брать. Своди её для начала куда-нибудь. Свидание там романтическое устрой, или чего там обычно бывает. Короче, если не хватает информации, посмотри какие-нибудь фильмы романтические, желательно иностранные. А то в наших любая романтика упирается в мусорные баки и слово «х@й» на заборе. Ну, так что?
— Я подумаю.
— Вот это правильно! — весело сказал босс, наливая себе третью, — думать всегда надо. Я вот тоже размышляю, отчего ваш отдел возглавляет дизайнер, а не креативщик. Ведь это неправильно, а? Думай, Серёжа, думай. Два дня тебе на это.

Выйдя в приёмную, я посмотрел на девушку. Она сидела и, кажется, не дышала.
-Антонина! Оказывается, мы сегодня вечером идём... куда-нибудь...

P. S. С Тоней мы поженились через два месяца. А ещё через два меня накрыл «кризис среднего возраста». Наверное, оттого, что работы много.

геша , 29.10.2010

  • 12
    10
    42

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Karakum
    Karakum 13.03 в 16:32

    «Признаться, я был...», «несколько экстравагантен (после чего несколько замялся...» — признаться несколько старперские обороты.

    «Ты мне ещё про вау-импульсы расскажи, криэйтор херов» — был какой-то текст где автор тоже усиленно эксплуатировал манеру воп, но вот таким же образом стелил соломку. Мол я это специально эдак вот. Кокетничал, так сказать.

    «неформальных разнузданностях» — бывают же ещё формальные разнузданности.

    «продолжил он проведение политики партии» — надо же, а что такое исполком рассказчик не знает.

     Кажется, что в тексте много любования автора собою и мало идеи. Ну то есть это история о чем? О сватовстве. Хм.

    Успехов.

  • vasrzzz

    И "Да",и "Нет".  Но пелевенских оборотов много, да и скучновато порой. А история?.. История - говно. Чему переживать-то? И кому? Ху и та. Но все же понравилось.

  • bitov8080
    prosto_chitatel 14.03 в 10:09

    Тлен и безысходность. Так, по-моему, стоило бы назвать этот рассказ

  • vpetrov

    Гримасы капитализма.

  • evgenij_staroverov

    Помню это.

    Усики трогательные, как у таракана-опущенца.©

    Гешин, ты меня убьёшь)))