cp
Alterlit
ruukr ruukr 15.01 в 02:57

Субъективные размышления об Израиле

Полночь. Самолёт авиакомпании El Al (в переводе с иврита - "ввысь") вылетел из Домодедово. Для себя я так и не выделил главной цели, оправдывающей это путешествие. Две трети пути позади, через час Boing приземлится в аэропорту Бен Гурион. Накануне ночью я просчитал онлайн весь маршрут от аэропорта до маленькой улочки Pinkas, где живёт семья моего знакомого товарища Алексея. Пять лет назад они уехали из Санкт-Петербурга в поисках лучшей жизни и доли. Судя по редким новостям и частым фотографиям в фейсбуке, Израиль спас их от тлетворного окружения большого российского города и суровой российской действительности (в Израиле у них родилась дочь). А может, на меня подействовал фильм моего любимого режиссёра Клода Лелуша "Прекрасная история" и я задался целью посмотреть Гору диких пчёл. Или выпавшие выходные на работе вкупе с отгулами. Или относительно недорогие билеты и отсутствие визового режима между странами. Или желание пополнить свою фотоколлекцию. Или накопившийся за прошедшие два месяца психологический груз и текущие неурядицы. А может и всё вместе взятое, вкупе с формирующейся зависимостью от...путешествий.

Во втором томе учебника "Психиатрия", национальное руководство для врачей под ред. А.С.Тиганова встретил описание нехимические зависимости. Трудоголизм, шопинг, спорт, гемблинг, зависимость отношений, интернет, мобильные телефоны, геджет-зависимость и др. В принципе клинические симптомы у них сходные: вовлеченность, рост толерантности, повышение времени, увеличение расходов, а в случае отмены (абстиненции) психологический и иногда физический дискомфорт. Как врач, я критически оцениваю написанное и пытаюсь оценить себя со стороны, но порой такая психологическая разрядка в виде кратковременной смены обстановки лучше любого шопинга или антидепрессанта. Один из моих пациентов отмечает у себя исчезновение симптомов депрессии во время поездок в Таиланд и внезапное появление их при приземлении уже в аэропорту Шереметьево. Редко, кто из больных пожаловался бы на то, что заграницей ему внезапно стало хуже. Видимо поездки обладают некоторым терапевтическим эффектом.

Билеты куплены, за сутки онлайн прошёл регистрацию, выбрав на сайте посадочное место и заказав меню. Авиакомпания предлагала отказаться от багажа, а взамен - участие в лотерее, на кону которой стоял билет в Израиль и обратно. От бронирования гостиницы мой друг меня отговорил, я особенно и не противился. Попытался составить примерный план, но так ничего и не вышло. Пляжный забег в окрестностях Тель-Авива, в котором хотел принять участие вдруг отменился, а в сверхмарафоне вблизи Хайфы протяжённостью 160 км не отважился принимать участия. Лишь "насытил" планшет полезными ссылками и информацией по стране.

В аэропорту Домодедово прежде чем сдать багаж, минут 15-20 общался с представителем службы безопасности авиакомпании El Al. Молодой человек, очевидно занимающийся силовым видом спорта, предельно вежливо задавал мне самые разнообразные вопросы. "Кто вы?", "Кем работаете?", "Что будете делать?", "Где жить?", "Почему без семьи?", "Напишите адрес, телефон вашего друга!" и т.п. Я даже забеспокоился, что не наберу нужное количество баллов и меня не впустят на борт самолёта. В итоге он "наградил" мой паспорт стикером, который просил не снимать до посадки. Забегая вперёд, скажу, что это некий показатель "неблагонадёжности", так как в дальнейшем всех обладателей стикера дополнительно осматривали (сканировали) палочкой с кисточкой, которую помещали в портативный газохроманализатор.

Предельно вежливые стюардессы вскоре разнесли поздний ужин, состоящий из неведомого мне хумуса (гороховое пюре с кунжутной пастой, лимонным соком, оливковым маслом - т.н. "пищей кочевников"), ароматной хлебной лепёшки (питы), салата из моркови, тунца и шоколадного крема. Необычно, но сказать, что понравилось, не могу, также как и полусладкое красное израильское вино. Через четыре часа я вместе с другими пассажирами проходил паспортный контроль в аэропорту Бен Гурион, который выразительно отличался от Домодедово спокойствием, тишиной, фонтанами и спортивными постерами на стенах. О том, что страна живёт в состоянии постоянной войны пока ничего не напоминало.

Трёхминутный диалог с представительницей власти в аэропорту по сокращённой программе, который закончился выдачей мне синего вкладыша - трёхмесячной визы и пожеланием хороших выходных (Израиль находится с некоторыми странами в конфронтации, поэтому не ставит визовые паспорта в загранпаспорта туристов). Без труда разыскал железнодорожный терминал, в обменном пункте зала прилёта разменял 20€ (получил по курсу 82 шекеля). Из информационного табло следовало, что мой поезд отправится через пять минут (расписание представлено на сайте http://www.rail.co.il). Автомат по продаже билетов довольно прост, в меню можно выбрать английский язык, но он почему-то отказывался принимать из моих рук, как купюру в 20 шекелей, так и банковскую карточку mastercard. Молодой человек за вынужденное вознаграждение в 5 шекелей (курс к рублю 1:10), купил мне билет и я пробежав через турникеты, оказался на платформе.

С пятиминутным опозданием прибыл двухэтажный поезд Bombardier (бесплатный wifi, кондиционер, мягкие сиденья), напоминающий собой европейские аналоги (поезда курсируют по стране круглосуточно за исключением шабата). Контролёры в израильских поездах довольно редкое явление. Однако на входе и на выходе установлены турникеты с высокими пластиковыми дверьми, что дополняется видеокамерами и нарядами полиции.

С первых минут пребывания в стране обращала внимательность и забота незнакомых мне людей. В поезде семейная пара, заметив, что я изучаю мобильную карту, предложила свою помощь, а на выходе из центрального железнодорожного вокзала (Tel Aviv Savidor Merkas) молодой марокканец подобрал мой чехол от планшета, в котором находился паспорт. У меня сердце в пятки опустилось, когда я представил, что могло бы со мной приключиться, если бы я остался без документов. Да и на улице на мой вопрос относительно направления движения, мне любезно отвечали прохожие. Привычного европейского сервиса с общественными картами, информационными точками я не заметил.

Собрав данные навигатора и подсказки редких прохожих, проигнорировав предложения таксистов, пешком отправился на улицу Pinkas в восточный район Тель-Авива - Ramat Gan. Расстояние составляло почти пять километров (названия улиц дублировались на арабском и английском языках), и мне представилась возможность познакомиться с городом. За что мне нравятся путешествия, так это за то, что с каждым шагом познаёшь что-то новое, порой опираясь на интуицию, порой, доверяешь чужому опыту и каждое открытие необычного и нового мира заставляет по-иному взглянуть на мир и себя в нём.

Пустынные остановки общественного транспорта, оборудованные электронным табло приезда, из которого узнал, что автобусы транспортной компании Dan прекратили курсировать в 24:00 (http://www.dan.co.il). Тёплая ночь, почти безлюдные улицы, лишь редкие таксисты развозили своих полуночных клиентов, да многочисленные кошки копошились в мусорных бачках. "Этому городу не страшны домашние грызуны!" - подумал про себя. Ночью конечно трудно составить представление о мегаполисе. Но на первых шагах он мне отдалённо напомнил собой недавно виденный Баку. Такое же сочетание современных зеркальных новостроек (район Leonardo) и четырёх-пятиэтажек, также умерено замусорены улицы и завышены цены (судя по рекламе), также на крышах жилых домов установлены солнечные батареи и бойлеры для подогрева воды за счёт восполняемых источников энергии, а окна дополнительно укреплены металлическими решётками. Воздух лишь более свежий, зелени побольше, да велосипедные стоянки повсюду разбросаны. Довольно колоритно на улицах смотрелись громадные клетки, высотой два метра и длиной десять, предназначенные для сбора у населения пластиковых бутылок и пакетов, которые располагались на тротуарах и явно не украшали территорию.

Обсудив с Алексеем за ночным чаепитием мои планы на отдых, отправились спать. (Алексей работает программистом, Наташа по специальности видеооператор ). После шумной и загазованной Москвы было непривычно спать с открытыми настежь окнами, которые представляли собой большую часть стены в гостиной.

Утро началось с песенки Жени - пятилетней дочери Алексея и Наташи. В связи с обострением болезни (нейродермита) она пропустила занятия в детском саду и они с мамой решили лечиться морем и солнцем. Я хоть и не болел, но с удовольствием присоединился к ним. Даже не вериться, что можно купаться в черте города, а после неудавшегося московского лета это кажется чем-то сверхординарным.

Чистейший, оборудованный всем необходимым песочный пляж, тёплая лазурь Средиземного моря, внимательные охранники. Даже уходить не хотелось, но дефицит времени вынудил отколоться от весёлой компании. Интересно, чем же живёт Тель-Авив? Я столько слышал о нём в школьные годы и никак не мог представить его. Столько моих знакомых из СССР и современной России эмигрировали в эту страну и меня всегда волновало: почему, зачем и для чего?

Выбрав в качестве прогулки, параллельную морской линии, улицу Дизенгофф, я отправился на изучение её магазинчиков, которые, признаться честно, разочаровали и ценовой фактор здесь был не последним. Сетевой супермаркет "am-pm", в котором пол-литровый пакет кефира стоит 8 шекелей, булочка 3, яблоки 10, десяток яиц 12-15, помидоры - 8, бананы 7,70, картофель-морковь от 5 шекелей, бутылка воды от 5, мясо 80-120 шекелей (в целом, цены отличались от московских в 2-3 раза). В моей ценовой иерархии Израиль расположился между Норвегией и Швейцарией, заметно обгоняя Россию. Ассортимент продуктов показался небольшим, 90% товаров от отечественных производителей, качество высокое, вежливость продавцов средняя (уже не российская, ещё не европейская), обслуживающий персонал представлен преимущественно репатриантами из России и других восточных стран.

Зато во французском магазине чая насчитал свыше двухсот сортов и ввиду небольшого количества покупателей ситуация обстояла прямо противоположной. Поговорив о чае, продавщица - литовская эмигрантка поинтересовалась моей профессией, продолжительностью и целями посещения страны. Да уж, наверное Израиль является лидером среди развитых государств по затратам на оборону в пересчёте на душу населения...Это подтвердилось и при входе в повстречавшийся супермаркет, где на охранник пропустил мой рюкзачок через рентгеновский аппарат, а меня отсканировал металлодетектором и глядя в глаза по-русски спросил: "Оружие имеется?". Сам же торгово-развлекательный центр оставил двойственное впечатление: много ярлыков "made in China" на изделиях лёгкой промышленности, много готовящейся в чанах и на горелках еды со специфическим запахом, много неизвестных в Италии брендов. Также на пути встретился двухэтажный магазин биопродуктов. Этот вид бизнеса набирает свою популярность во всех европейских странах, за исключением пока России. Такого разнообразия био (специи, приправы, крупы, сухофрукты, молочные продукты и др.) я ещё не встречал даже в крупных салонах. К нему же относилась и аптечная лавка с БАДами на любой вкус и желание.

Следующим интересным местом Тель-Авива выступил городской рынок Carmel, расположенный в центре города. Вещевые ряды чередовались с продуктовыми и забегаловками общепита. Арабская речь слышалась чаще иврита. Мужчины-продавцы очевидно рекламировали свой товар, стараясь перекричать друг друга. Здесь же жарились куски мяса, картошка и пирожки в буром перегоревшем фритюре и временами приходилось уклоняться от выплёскивающихся капель жира. Предприимчивые арабы угощали кофе по-турецки с кардамоном или имбирем по 15 шекелей, разнообразной халвой и нугой, пахлавой и крендельками по 3 шекеля за штучку. Заметно было использование детского труда, которые и стояли за прилавками и выступали грузчиками. Я не мог не пройти мимо ярко-пахнущей гуавы, которая была дешевле яблок и груш (8 шекелей), ну и конечно же восточных сладостей.

Из рынка я попал на отреставрированную бутафорную железнодорожную станцию Тахана а Рэкевет, которую горожане использовали, как место проведения отдыха. Она входила в обязательные программы свадебных церемоний. Пока родственники и гости ожидали молодожёнов в разукрашенных золотистыми лентами и бантами роскошных лимузинах, восточные красавицы в расфуфыренных платьях вместе с женихами в строгих костюмах позировали на фоне вагонов XIX века и прочих красивых постройках. Мне это чем-то напомнило нашу провинцию с её желанием выделиться, чтобы быть лучше соседа.

Двигаясь с севера на юг, я пришёл в старый город Jaffa, который слился с мегаполисом и стал его районом. Целый квартал занимали магазины для молодожёнов, в которых проходили свадебные церемонии под вспышки фотографов. Заметил, что из некоторых квартир, очевидно невест, расположенных на 4-5 этажах к земле спускались натянутые белые ленты с пышными бантами.

Но сам старый город славится не этим. Морской порт, узкие старинные улочки, кажущиеся сувенирными, многочисленные кафе и магазины, блошиный рынок. На фоне наступающего высотного стеклобетона в стиле bauhaus, в лучах быстро садящегося солнца его постройки выглядели по-младенчески незащищёнными. Встретив морской закат, решил выбираться домой. Но мои друзья пригласили меня на концерт, проходивший на крыше жилого дома. Меня даже не интересовал стиль музыки, так как уже был заинтригован самой концертной площадкой.

На крыше семиэтажного дома выступал московский гость и музыкант - Ян. Шестидесятилетний мужчина, с длинными седыми волосами и неухоженной бородой, одетый довольно странно (накидка-пончо, кокошник) с некоторым индийским уклоном, сидя за синтезатором и двумя планшетами, исполнял медитирующие мелодии, которые периодически дополнялись завываниями и гудением в сливной гофрированный шланг и игрой на других немузыкальных предметах. Вокруг него прямо на разбросанных на крыше подушках сидела завороженная публика. Зрители периодически попивали пиво, чай, курили ароматные сигареты и обсуждали мелодии. Некоторые из них то ли медитировали, то ли погрузились в транс. Вокруг возвышались многоэтажные небоскрёбы - символы современной урбанизации и мне вспомнились фотографии Гонконга.
Обратно возвращались на такси. Цены мне показались дешевле московских в полтора-два раза, хотя городской общественный транспорт заметно превышал (6,6 шекелей за поездку, билет можно приобрести у водителя на входе, что периодически создаёт толкучку при посадке и замедляет отправление).

Пятница.

Это первый выходной день в Израиле. Магазины и общественный транспорт работают до обеда. Вечером иудеи отмечают еженедельный религиозный праздник под названием шабат. Чтобы максимально проникнуться в их традиции решил встретить его у стены Western Wall или в свободном переводе Стена Плача, являющаяся главной еврейской святыней.

В качестве утренней зарядки пробежался по небольшому уютному парку в 300 метрах от улицы Pinkas. Мне он напомнил ухоженные римские скверики в окружении красивых многоэтажек со стеклянными балконами и парадными. Многие горожане занимались активной ходьбой по его дорожкам, причём женщины часто сочетали юбки и платья с кроссовками. Израильтяне, как мне показалось, в большинстве своём страдают избыточной массой тела, что видимо связано с особенностями питания. Здесь же имелись общественный тренажёрный городок и детская площадка. Собак минимальное количество, да и то мелкие породы на поводках, которые не отличались агрессивностью. Бездомных собак я ни вчера, ни сегодня ещё не встречал, в отличие от кошек, которыми кишели тель-авивские дворы.

На автобусе добрался до автовокзала Tel Аviv-Jaffo, который представлял собой многоэтажное строение. С его верхних ярусов отправлялись рейсовые автобусы. Нижние этажи сдавались под рыночные площадки, на которых торговали марокканцы, вьетнамцы, китайцы и арабы. Место, которое мне захотелось поскорее прошмыгнуть, так как ни интерьер, ни лица торговцев и отдельных пассажиров не способствовали комфортному времяпрепровождению. У билетного кассира на седьмом этаже узнал, что проезд следует оплачивать непосредственно у водителя. Отдав 18 шекелей (в пути чуть больше часа), я занял свободное место в комфортабельном автобусе с работающим кондиционером (расписание можно посмотреть на сайте http://www.egged.co.il).

Обращало внимание громадное количество рядового состава израильской армии, выделяющиеся песочным хаки, разнообразными рюкзачками и автоматами наперевес. То ли у них происходила передислокация на общественном транспорте (проезд для военнослужащих бесплатный), то ли они приехали домой на шабат. Девушки дополнительно отличались наличием дамских сумок, которые контрастировали с автоматическим оружием. Большинство с наушниками, играющие на мобильных телефонах, без головных уборов, в неформенной обуви, курящие и довольно неспортивные (у нас бы это назвали расхлябанностью). Видимо их армия не уделяет этим аспектам (физической подготовке и строевому уставу) должного внимания, да и офицеров я в округе не наблюдал. В тоже время население очень уважительно относится к своим защитникам отечества. Я был свидетелем того, как солдат с оружием вышел на дорогу в окрестностях сельского посёлка и первый же проезжающий автомобиль остановился у его ног, хотя он даже не голосовал.

Jerusalem.

Дорога мне показалась довольно живописной. За окном мелькали ухоженные поля и сады, банановые и хлопковые плантации, небольшие посёлки и подлески чередовались вдоль шоссе. Вскоре показались первые песочного цвета дома Иерусалима. Город, который является столицей двух государств: Израиля и Палестины, город, в который стремятся христиане, иудеи и мусульмане, город в котором представители этих религий живут каждый по своим законам. Здесь даже храм всех религий установлен. Меня конечно же интересовала его религиозность, но в большей степени мне хотелось познакомиться с его жизнью и жителями чем с культурно-религиозным наследием прошлого.

При отъезде Алексей с Наташей предупреждали о необходимости иметь при себе тёплые вещи, так как Иерусалим находится в поясе резко-континентального климата (всего в стране семь климатических поясов). Но когда я вышел из прохладного салона автобуса на палящее иерусалимское солнце я пожалел о том, что взял с собой кашемировый свитер, и воспользовался солнцезащитным кремом. В довольно современном здании вокзала ознакомился с расписанием автобусов на завтра. И хотя я смотрел его онлайн на сайте, решил удостовериться воочию. Девушка в информационном офисе продублировала информацию, что первый автобус в Тель-Авив отправится завтра в 19:15, а в сторону Мёртвого моря в 20:10 (на вокзале есть бесплатная общественная сеть wifi - bezeg).

Недалеко от Дамасских ворот, являющимися входом в Старый город, у меня был забронирован отель - трёхзвёздочный Metropol, расположенный в Исламском квартале. На довольно современном трамвае (проезд 6,60 шекелей, билеты можно купить на трамвайной остановке в терминале) довольно быстро добрался до места (на каждой станции есть карта района с указанием улиц). Однако, когда я попал в человеческий водоворот, состоящий из криков торговцев, сирен автомобилей, придорожной торговли дешёвым ширпотребом и дорогими фруктами, дыма от готовящейся на улицы еды, признаться честно, несколько растерялся. Прибавить к этому коктейлю нещадное солнце, от которого можно скрыться только под навесом злосчастных торговых палаток, от которых голова шла кругом. Но зато на пути, поторговавшись, купил 1 кг добротного винограда всего за 10 шекелей.

Красивое название отеля не соответствовало его внутреннему убранству. Обшарпанность стен, канализационный запах из душевой комнаты, слабая шумоизоляция, ветхая мебель и сантехника, постоянно пропадающий сигнал wifi. Чувствуется, что город избалован туристическим влиянием. И это подтвердилось с первых метров прогулки по Старому городу, большую часть которого занимали арабские торговые ряды. Ещё бы, ведь почти 400 лет он находился во власти Османской империи (до 1917 года). И сейчас это был уличный восточный базар со своими законами, правилами и жанром. Поторговавшись с продавцом-арабом, купил шахматные фигурки из оливкового дерева (цена на шахматную доску была неприлично завышенной - 240 шекелей). Банковские карточки здесь практически нигде не принимались, да и банкомат я нашёл лишь в одном месте с предупреждающей комиссией в 7 шекелей. К постоянной толчее базара быстро привыкаешь и это даже начинает забавлять, к тому же палестинцы безучастно относятся к фотографированию. И хоть израильтяне считают свою страну центром европейской культуры (так повествовал один из гидов), в некоторых его районах создаётся ощущение, что находишься в средневековой Персии, что дополняется живыми декорация ми тысячелетних стен. Женщины в платьях до пят и косынках, закрывающие лица, несущие на головах тяжёлую поклажу. Смуглые мужчины также в своеобразных платьях с чалмой на голове, раскуривающие на лавочках кальян и лениво перебирающие пальцами чётки. Чумазая босоногая детвора, просящая подаяние. Повозки, которые передвигаются силой одного-двух человек. Палестинские флаги, арабская вязь, изредка чередующаяся с ивритской клинописью.

Старый город расположен на площади в один квадратный километр и поделён на четыре района: самый большой исламский, еврейский, русский и самый маленький армянский. Символом исламского района выступала мечеть Golden Rock, еврейского - стена Western Wall (Стена Плача), русского - Храм гроба господня и улица с остановками - via Dolorosa, по которому несли гроб. По пути посетив армянскую, английскую, греческую церкви и синагогу, я шёл в поисках Стены Плача.

В этот день проходил шабат и сотни иудеев сходились к своей святыне Western Wall, чтобы прочесть священное писание торы возле неё. Уже их необычный внешний вид притягивал меня к этому месту. Мужчины, несмотря на жару были одеты в длиннополые двубортные халаты преимущественно черного цвета (были и в халатах в двухцветную светло-, тёмно-коричневую полоску), из-под которых проступали белые, застёгнутые на все пуговицы рубашки. На ногах белые гольфы либо чёрные брюки с классическими туфлями. Головными уборами выступали либо высокие меховые шапки, либо черные широкополые шляпы, надетые на кипа (маленькая шапочка, приколотая заколкой-невидимкой к волосам; некоторые ограничивались только ею). В меньшинстве были мужчины в обычных, как правило, не глаженных костюмах, из-под полов пиджаков которых выступали белые верёвки. Взрослые мужи предпочитали пышные бороды, тогда как те, кто помладше - пейсы, которые косичками спадали на грудь. Мальчики допубертантного периода были одеты в классические костюмы и представляли своим внешним видом образцовых учеников. Подростки же облачались в чёрные халаты. Были среди мужчин также и те, кто надели только рубашки и брюки, но они и вели себя довольно свободно: пели, плясали, скакали. Тогда, как первые, подойдя к стене, раскачиваясь, читали молитвы.

Перед входом на площадку у Western Wall обязательный досмотр личных вещей службой безопасности (женщины и мужчины входят в разные коридоры). И молятся у стены они также порознь (слабой половине отведена треть двенадцатиметровой по высоте стены, состоящей из крупных кирпично-каменных блоков, между которыми прячут записки). Дамы выглядели статно: чёрные старомодные платья ниже колен с длинными рукавами, небольшое количество украшений и косметики на лице. На голове чёрная шляпка либо парики (женские головы по вере должны быть бритыми). Это не касалось женской роты, которая весело пела и плясала, не расставаясь и здесь со своими автоматами.

Меня это, признаться честно, зачаровало, так такого ритуального действия многотысячной толпы не приводилось наблюдать. Мужские одноразовые кипы можно было получить бесплатно, также как и молитвенники перед входом в молельную зону, но я не знал, пускают ли туда иноверцев и лишь наблюдал за происходящим со стороны. Прежде чем подойти к стене, верующие мыли руки, некоторые полоскали полость рта. Отходить от святыни следовало спиной вперёд, что соблюдалось далеко не всеми прихожанами.

Я прогулялся по второму ярусу старого города, дорожки которого проходили по крышам жилых домов, понаблюдал с высоты за его необычной жизнью. Некоторые молодые иудеи собирались и на крышах, чтобы молиться и петь песни. С заходом солнца (приблизительно в 18:15) шум молящихся усилился, одновременно с интенсивностью танцев и хороводов. Я во второй раз спустился к стене. Между ширмой-загородкой и остатками стены царя Ирода яблоку негде было упасть из-за собравшихся верующих.

После семи часов вечера народ стал расходиться и я также решил оставить это место. Многие верующие уходили с задумчивыми лицами и проходя мимо торговых рядов, казалось, не замечают их. Также пеше они возвращались к своим домам (общественный транспорт уже прекратил работу, а на машинах очевидно запрещено).

Купил к чаю восточных сладостей (в номере был чайник, чай, кофе), я немного прогулялся по малолюдному европейскому городу. Под крепостными стенами обкурившаяся коноплёй тройка молодых арабов (они даже не скрывали этого, когда я предложил им помощь в качестве врача), откачивали своего компаньона и просила у меня воды. Воды у меня не было и они продолжили своеобразную реанимацию тем, что били его головой об стену. Я подумал, что медицина здесь бессильна (время лечит) и поспешил к себе в отель.

В гостинице было заметно оживление. На стойке регистрации заселялась группа бразильцев и китайцев. Вскипятив воду в чайнике, решил поужинать, но женские крики в коридоре и последующая беготня и стук во все двери меня немного вывели из равновесия. Арабская речь и так кажется воинственной, а в дополнение с криком и шумом, мне показалось, что начались боевые действия, которые уже перенеслись на улицу. Я потушил свет в номере и ждал, когда начнутся выстрелы и приедет армия (полиция). Я погасил свет в номере и пытался найти выход из сложившейся ситуации. Патрульные машины полиции приехали не скоро, но практически сразу наступила звенящая тишина и я заснул.

Jerusalem, день второй.

От пробежки по исламскому кварталу отказался. Позавтракал комбинацией блюд за шведским столом, который был представлен сочетанием трёх кухонь: европейской (тосты, сыр, колбаса, мюсли), еврейской (хумуса и питы), арабской (салаты, острые закуски и соусы). О вчерашних событиях ничто не напоминало. Случайным образом обнаружил, что на моём этаже располагался ресторан, в котором немного было сломанной мебели и подпорченный ковролин.

Поблагодарив за ночлег, ушёл в старый город. В планах было знакомство с мечетей и русскими святынями. Для меня так и осталось загадкой, как и почему русский этнос расположился в этих арабских землях.

Несмотря на выходной день, арабские магазинчики и торговые ряды уже проснулись и ожидали своих клиентов. Организованные туристические группы блуждали по улочкам с тысячелетней историей (3000 лет - возраст города). Такого интернационального внимания к городу, пожалуй, не встретишь ни в каком другом месте. Кто с деревянными крестиками в руках, кто с большим крестом на плече, кто с аудиогидом, кто с микрофоном, кто молитвы вслух читает или песни распевает, мерцают множественные фотовспышки, в отдельных узких местах создаются человеческие заторы. Разнообразные сувенирные и иконные лавки, магазины исламской одежды, восточных сладостей, закусочные, мини-пекарни выступают своеобразным дополнением религиозных мест.

Накануне составил следующий план: осмотр старого города, затем поход на его восточные склоны, прогулка по еврейскому, современному Иерусалиму (западные районы) и насколько это было возможным, придерживался его. Арабская мечеть "Золотой камень" с громадным позолоченным куполом, синими стенами и широкой площадью вокруг была закрытой. Чтобы сориентироваться на местности выбрал в качестве обзорной смотровой площадки башню Ирода - Phasael Tower, что во дворце царя Давида (http://www.towerofdavid.org.il), в котором расположился городской музей (входной билет 30 шекелей, аудиогид 10). Самостоятельная полуторачасовая экскурсия по его многочисленным комнатам и стенам с остановками на 34 озвучиваемых точках дала минимально необходимое представление об истории, культуре и познакомила с топографией города. Из музея истории Иерусалима отправился в храм Старых ворот и храм Гроба Господня. В последнем из-за туристов и паломников было довольно тесно, также как и на улице Doloroza с её многочисленными остановками, по которой когда-то несли тот самый гроб.
Выйдя за пределы крепостной стены из Львиных ворот мимо гор из упакованных в громадные пакеты хлебных лепёшек направился на еврейское кладбище, расположенное на Оливковой горе (здесь же находится Гефсиманский сад). По поверью с этого места начнётся воскрешение из мёртвых при схождении Мессии на Землю. По пути заходил в христианские церкви, купил открытки и почтовые марки (марка на почте стоит 3,90 шекеля, но торговцы продают её в комплекте с открыткой за 10 шекелей). Многовековое захоронение при ближайшем рассмотрении находилось в относительном запустении, хотя власти и проводили здесь реставрационные работы. С обзорной площадки над ним открывался прекрасный вид на залитые солнцем, городскую крепостную стену, храмы, минареты и купола.

Пройдя ещё раз улочками старого города, я через ворота у дворца Давида попал в другое измерение. Как-будто по мановению волшебной палочки перенёсся на тысячи лет вперёд. Красивые современные дома, на первых этажах которых представлены магазины европейских торговых марок, скульптуры из металла и бетона в абстрактном стиле, множественные кафе и рестораны. Но всё это было закрыто, никакой уличной торговли, никаких восточных зазывал и кофеен. По раскалённым от солнца улицам я гулял по тихому, практически безлюдному и без машинному городу (общественный транспорт также не работал) и удивлялся силой религии, которая была выше торгово-экономических отношений. Я прошёлся через просторные городские парки, ботанический сад, университетский городок, безлюдный еврейский рынок и с работающими, устрашающе гудящими вентиляторами, встречая на пути многовековые памятники и добротные дома. За многочасовую прогулку в

  • 27

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют