Alterlit
ruukr ruukr 14.01 в 10:24

Две помолвки

Вторые сутки я наблюдаю её в нашем отделении. Иногда на мои вопросы она лишь улыбается беззубым ртом, да что-то бессвязное бормочет и я вижу, как из незакрытого трахеостомического отверстия на шее волнами выходит гнойный экссудат. Но чаще всего она все же медикаментозно спит, фиксированная за все четыре конечности, с целью купирования психомоторного возбуждения, возникающего на травматической почве. «Мозг не гипсуется!» — фраза, оброненная веломастером при продаже горного велосипеда.
 
Вчера к ней приходил моложавый жених с пивным животиком, обрюзгшим не по возрасту красным лицом и с рукой в гипсе. В здоровой он нес традиционную для надзорки передачку: одноразовые пеленки, подгузники, воду... Я не стал расспрашивать, был ли он в ту пьяную субботнюю ночь пассажиром квадроцикла, за которым сидела она, и почему машина врезалась в бетонную стену. Он быстро ушел, так как на соседних койках у старушек процедурная сестра с хирургом обрабатывали пролежни. 
 
Судьба... — подумал про себя. От неё не уйти. И даже ее амулетная татуировка с алыми розами, часами в стиле Дали и надписью на латыни «Я рождена, что быть счастливой» не спасают от ее почерка...
 
***
 
— Я хочу вам сказать, как подполковник подполковнику: у меня было всё в этой жизни! Я прошел две Чечни, похоронил роту своих солдат, дважды садился на «запаске» от парашюта, но на мне ни царапинки. Как и в тот раз... 
 
Шесть лет мы жили душа в душу. Я и Соня. Она служила медсестрой в моей бригаде. Дочь военного, которая пошла по стопам своего отца... Я наконец-то от армии получил квартиру, и моя первая жена дала мне развод. Два месяца назад решили, что пора и нам детей заводить и свадьбу сыграть. Взяли справки в санчасти и поехали на выходные к ее родственникам в Печоры. С мотоциклом я на ты, как и со всем прочим движимым колесно-гусеничным. Рязанское училище ВДВ — это не просто так! 
 
Попросили благословения, кольца купили, заказали у портнихи свадебное платье и назад в Москву. В понедельник обоим надо было на службу. Отъехали километров двадцать от города, и мою Хонду повело в сторону. Никогда такого не было. Я на тормоз. Обоих вынесло из седла. Защита у нас хорошая, любое скольжение выдержать может... Очнулся, смотрю, а ее голова под колесом КАМАЗа... Говорят, что в том месте постоянно люди бьются, — тяжело вздохнул он. 
 
— Как вы себя сейчас чувствуете, Александр Михайлович?
 
— Как может себя чувствовать человек, у которого отобрали всё самое дорогое, что было в его жизни?! С отцом похоронили ее. Обещал ему, что свою вину буду искупать до гробовой доски. Ваше лечение мне не нужно. Не хочу свой мозг и сердце отуплять. Давайте ВВК проведем поскорее, пусть судят меня, как есть.
  • 3
    3

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.