Alterlit

О месте в строю

Проходил мимо, гляжу вопросы стоят: «С кем вы, мастера пера и клавы? Где ваше место в общем строю, господа-товарищи литералы и литерасты? Куда бредете вы гурьбами?» Ой, нет, последний вопрос неверно прочел, наверное, там на самом деле было: «Куда влачите вы венец терновый?» И много других. Прямо митинг какой или пикет. Я вежливо подхожу и спрашиваю: «Вы чего, – говорю, – теперь тут встали? Лежали себе тихо, лежали и вдруг? Неожиданно как-то, предупреждать...» А они, мол, вовсе никак не неожиданно, а натерпелись, хотим знать, когда эти самые снова станут жечь глаголом сердца и души людей, обомшели которые и завшивели, облепил их жирный дым шашлыков и нестерпимая вонь парфюма, не могут они больше открыться Свету, Добру, Справедливости, Истине, Красоте, а хочется. Так хочется! 

Тут я, конечно, обиделся за нас, за литералов. «Что ж вы, – говорю, – когда мы вам глаголов этих, а такожде существительных с местоимениями наплодили целый Эверест. И еще сумеем, когда вы нам за это денег и славы на всю жизнь, по справедливости». А они, мол, возьмите ваши глаголы с прилагательными себе взад. Нам такого не надо и задаром не надо. Я им в ответ... А они мне... А я им... Наконец, они по мне настучали и глаголы взад ввернули, но не все, не все. 

Ушел я, переполненный размышлениями о судьбе нашей печальной, в которой мы им словесные сокровища наши, а они нам взад, говорят. А нам они зачем? Нам за них денег и славы надо, а взад их совсем не надо. Как так получается, что наши сокровенные слова по нраву им не приходятся? Что в них повернуть, в словах и людях этих, чтоб им по душе и сердцу и нам на пользу и в радость? Иду, кручинюсь и вдруг увиделось мне, будто приходит Гомер в город очередной, на площадь перед людями становится и говорит: «Я вам сейчас песнь пропою, которую Я сегодня для вас сочинил. Так и запомните: слова и музыка Гомера. А которые потом другие будут вам этих песен петь, то гнать их как расхитителей моей интеллектуальной собственности палками повдоль спины». И много странствовал он и напоминал в каждом населенном пункте, пока не уяснили эллины, кто самые лучшие песни сочиняет, и не организовали «Общество защиты авторских прав гражданина Гомера». Другие, что вовремя не подсуетились, так и остались просто певцами, а он один – Гомером. Слепой-слепой, а далеко глядел. 

Причем тут Гомер? Да никак, привиделось просто. Однако глянуть когда – были люди. Этот вот, к примеру: поэт поэтом, но какой оказался подсчетливый, предрасмотрительный. Только мы, нынешние литералы и литерасты, не позволим новоиспеченным Гомерам поживиться нашими творениями, потому что главное завсегда есть и было не Что я написал, а что это именно Я написал, чтоб знали все, куда славу и деньги. 

 

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют