Alterlit
yukkamaleka Юкка Малека 12.11 в 11:34

Читательский дневник. Ноябрь

#читательский_дневник #ноябрь #литература #альтерлит

1. К. Э. Расселл «Моя темная Ванесса». Донельзя актуальный роман-переосмысление. Героиня, пережившая в юности роман со своим преподавателем вдвое ее старше, вынуждена снова вспомнить эту историю, когда он двадцатью годами спустя становится героем новостей после свежего обвинения в домогательствах. Она все еще не желает считать себя жертвой, она помнит об этом как о любви. Но когда окидывает произошедшее уже взрослым взором, видит многое, чего не замечала прежде, — нехорошие маячки, насилие, манипуляторские уловки и жесткие последствия… Это было полезно — увидеть, как сильно и болезненно может измениться взгляд на факты без изменения самих фактов; а также понять, как именно работает растление, почему согласие, полученное от незрелой, зависимой личности, нельзя считать согласием. Но благоприятна ли эта перемена для самой героини — вопрос дискуссионный, и я рада, что хотя бы этого автор читателю не объяснил. Моя главная тревога состоит в том, что, как мне кажется, окончательно жертвой героиня становится не в процессе растления и даже не после потери любовника и универа — а именно в процессе этого переосмысления, и не могу сказать, что меня радует эта трансформация, пусть и во имя правды.
 
2. Э. Ферранте «Незнакомая дочь». Сам сюжет здесь мимолетен — случайное знакомство на пляже двух женщин: одна отдыхает с семейством и маленькой дочерью, другая приехала одна, но предается своим размышлениям и фантазиям с такой интенсивностью, что теряет здравый смысл. История медленная, затягивающая, достаточно неприятная.
 
3. Э. Айзенштарк «Диспансер: страсти и покаяния главного врача». Эта книга практически не издавалась — вышла в 1997 году в Ростове-на-Дону крошечным тиражом и сразу канула; зато, к счастью, все еще ходит в Сети по самиздатовским сайтам — но она показалась мне великой! Это долгое, вольное эссе главврача областного онкологического диспансера. Он пишет в предисловии, что сознательно решил не делить его на главы или сюжеты, а писать так, как живет: одна история перетекает в следующую, едва отрубишь гидре одну голову, у нее вырастает сорок новых... Атакующая гидра — анонимки, доносы, проверки; «организация здравоохранения», глухая и слепая к частным случаям, топящая врачей в ворохе бумаг и запугивающая статьями; хамство пациентов и раздолбайство кадров; наконец, просто текущие трубы… Выйдя на войну с раком, автор получил в нагрузку троекратно большее количество врагов, и никогда не может просто выдохнуть, выйдя из-за операционного стола с победой. Но у него есть сто тысяч уловок против них. И пишет он об этом широко и мощно.
 
4. Ф. Аксат «Последний шанс». Еще никогда мне не попадалась книга с таким количеством сюжетных твистов: каждая новая глава полностью переворачивает взгляд на происходящее. «Это реально» — «А, это всего лишь сон» — «Не сон, галлюцинация» — «Не галлюцинация, газлайтинг!» — и так до самого финала, и ни один из поворотов не повторяется. Одобряю и готова рекомендовать тем, кто жаден до виражей. О сюжете рассказать из-за всей этой извилистости не смогу, ну разве что самое начало: мужчина решает покончить с собой, но к нему приходит некто и говорит, что для тех, кому нечего терять, у него есть годная альтернатива.
 
5. С. Д. Уотсон «Прежде чем я засну». Эта книга здорово совпала с предыдущей общим ощущением зыбкости, ненадежности реальности. В ней нет мистической составляющей, и почву из-под ног у героини не выбивают внешние факторы — почва каждую ночь тает сама. После травмы Кристин страдает атипичной формой амнезии: в течение дня ее память работает как положено, но стоит поспать — и утром она снова приходит в ужас, обнаружив себя в постели с незнакомым мужем, в сорокалетнем теле... Каждый день — новый шок, исследование себя через фото, дневниковые записи, разговоры. Каждый день — новые открытия, большинство которых уже были сделаны вчера и позавчера, но некоторые — и правда новые. И пугающие. В романе хватает неправдоподобности, но если не придираться, он захватывает. По нему снят фильм, но книга лучше.
 
6. К. Ярмыш «Невероятные происшествия в женской камере №3». Мне заранее пообещали, что, несмотря на деятельность автора (Кира Ярмыш — пресс-секретарь Навального) и тот факт, что главная героиня книги задержана за участие в митинге, в книге практически не будет политики — и это правда. И жести тоже не будет: женщины, заключенные в камере на малый срок, все крайне своеобразны, но ни одного чудовища среди них нет, так что они просто худо-бедно уживаются и даже играют по вечерам в Крокодила. Но без невероятного, заявленного в названии, тут тоже не обойдется. Мне понравилось очень.
 
7. А. Приставкин «Ночевала тучка золотая». Отчасти автобиографическая повесть о сиротах Великой отечественной. Ее герои — 10-летние близнецы Кузьменыши, которых вместе с детдомом отправляют на Кавказ. Местное население не радо пришлым, тем более детдомовцам, научившимся ловко хитрить и воровать — не их вина, время заставило, но милосердия, как и еды, на всех не хватает. Очень страшная развязка, такие не забываются.
  • 2
    2

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • moro2500
    moro2500 16.11 в 20:59

    Юкка, спасибо огромное!

  • mayor
    mayor1 16.11 в 21:05

    К. Ярмыш «Невероятные происшествия в женской камере №3». Ник автора известен всем, мне кажется.