Alterlit
ruukr ruukr 14.10 в 10:08

Начкурса

— Товарищ старший лейтенант, рядовой Славин прибыл для дальнейшего прохождения службы!

— Кру... гом! — скомандовал мне щуплый моложавый офицер с веснушчато-красным лицом и признаками ранней аллопецией. — Каблуки стёсаны. Голенища сапог подвернуты. Форма отбелена. Подшива и прическа неуставные. Бляха нечищеная. Вы же будущий сержант, командир отделения! — продолжил он с укоризной... — На вас будут равняться вчерашние школьники... Здесь вам не армия. Дедов и черпаков нет. Забудьте все эти штучки про дембель с дУхами. Вы приехали сюда учиться. Если хотите получить диплом врача и погоны офицера, — почаще заглядывайте в строевой устав... Наказывать вас я пока не буду... Сколько надо времени для устранения недостатков?

— Сутки!

— Много... — зло улыбнулся он... — На вечерней поверке доложите старшине курса.

После окончания КМБ ко мне приехала мама, и мне выписали увольнительную в город на два дня. Перед этим я стоял на тумбочке дневального и наблюдал, как в кабинет начкурса с пакетами в руках и с волнением на лице заходили родители курсантов.

— Мам, а что ты подарила старшему лейтенанту?

— Коробку «Киев Вечерний» та бутылку самогону!

— Он же офицер!

— Офицер тоже человек... — рассмеявшись, ответила она.

Через месяц нашему начкурса присвоили капитана. Среди курсантов прошел слух, что каждое звание офицер должен обмыть водкой. Я спросил у старшины:

— Саш, а много ли надо выпить?

— Стакан, Славик. И при этом еще поймать зубами звезды. Капитану хуже всего приходится. Восемь маленьких звездочек! Но нам еще далеко. Так что не парься...

Через два месяца среди курсантов пронесся слух, что у начкурса есть кличка Абаж, которая у него осталась с курсантской скамьи. Действительно, когда он злился, а это бывало с ним часто, он краснел и становился похожим на одноименного персонажа из фильма «Королевство кривых зеркал». Все семь лет сто восемьдесят семь курсантов так его и называли между собой. Правда, половина из них не смогли получить диплом и выпить положенный стакан водки. Хотя он боролся за каждого. Как лев он отстаивал своих подчиненных, зелетевших в хмеле, попавшихся на краже-грабеже, несчастно влюбившихся, или банальных пересдатчиков-двоечников.

Я боялся Абажа. Как и своего отчима. Боялся и любил одновременно. Я часто писал объяснительные. Почему не был на лекции, почему опоздал на утреннее построение, не подготовился должным образом к гарнизонному патрулю. Он с суровым видом читал мои объяснительные, которые редко походили на правду, по-отчески журил и грозился, что с таким отношением к службе я распределюсь за Урал, в лучшем случае, в поселок Сковородино, который затерялся между Читой и Хабаровском.

— Где бы вы хотели служить? — в апреле 98-го спросил у меня кадровик ГРУшников.

— Подальше от Питера! — в запале ответил я.

— Беринговка вас устроит?

— Так точно, товарищ полковник!

— Слава, там же вечная мерзлота! — вмешался начкурса, — Как ты там бегать-то будешь? Выбери лучше Кяхту, на границе с Монголией. Сопки, тайга, кедровые орешки, омуль.

Каждые пять лет мы встречались. Каким-то образом судьба забрасывала меня в Питер на встречи выпускников. Кафе, ресторан, Казачьи бани. Пили пиво с беленькой, и делились впечатлениями от жизни.

— Вы были лучшими у меня! — любил повторять начкурса. Во всем. В спорте, в учебе, в дисциплине... и в человечности. После вас я взял курс... но не смог его вести. Оставил. Вы — другие!

Мы напивались, наперебой хвастались званиям и диссертациями, должностями и детьми. Поминали ушедших и традиционно поднимали тост за него. А затем тепленького сажали в такси к неугомонной жене, ждущего уже подполковника в съемной квартире на окраине Питера. На пятнадцатилетие выпуска он пил минералку в рюмке. Ранний инфаркт, сокращение, инвалидность, пенсия, работа штабным клерком при медицине.

— Абаж в реанимацию поступил. Кахексия, энцефалопатия, цирроз, — прислал сегодня воцапинку друг однокашник.

— Грустно, Лёша. Из этого, как правило, не выходят. К сожалению, он не смог убежать от своей болезни... — ответил я ему и задумался.

— Все нормально у вашей больной... Нейролепсии нет, — перебил мои мысли невролог.

— Пусть её родственники не переживают. Уйдет из этого мира, когда будет положено. Здесь еще никто надолго не задерживался...

город Кяхта

 

  • 7
    5

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • udaff

    Хороший текст. 

  • YaDI
    ЯДИ 14.10 в 11:05

    абаж не апож и то хорошо

  • moro2500
    moro2500 14.10 в 11:11


    хорошо.. есть косячок там со ждущей женой..

  • ruukr
    ruukr 14.10 в 15:52

    moro2500 спасибо, заметил. Неугомонная лишний эпитет.

  • moro2500
    moro2500 14.10 в 15:57

    ruukr я немного не о том..) "жене, ждущего..."

  • ruukr
    ruukr 14.10 в 15:59

    moro2500 согласен. Ждущего тоже мой ляп

  • plusha
    plusha 14.10 в 15:26

    Понравилось.