Alterlit
ruukr ruukr 01.10 в 16:20

Декалог (1988)

Декалог (1988)

режиссер: Кшиштоф Кесьлёвский

1. Вступление.

Мир не соответствуют расчету. Его абсолютность прячется под его относительностью происходящего. Прогнозировать будущее невозможно.

— Что такое смерть? — спрашивает сын у отца.

— Это, когда останавливается сердце и кровь перестает поступать в мозг, — отвечает тот ему.

Прав ли отец? С физиологической точки зрения да. Но смерть — это более широкая категория. Она сродни забвению. «Пока есть память о беге, выбитом зубе, жизнь продолжается» — поправляет он сам себя. «Так и пес с желтыми глазами, бегавший на помойках» — вспоминает Павел.

Мир не математичен. И эта фраза подтверждается сценаристом. Да и жизнью. Ведь, порой, все наши расчёты разрушаются подобно песочным фигурам на морском берегу от случайно набежавшей волны.

Можем ли мы жить уверенностью в будущем? Конечно, как же без этого! Но с большой поправкой. Фильм подтверждает это. События двух дней вынесены на экран. Отец филолог-программист, тетя и гениальный мальчик, размышляющий о жизни и компьютер живущий сам по себе. Трагизм картины оставляет в памяти глубокий след.

Автор еще раз заставляет задуматься о вере, атеизме и бренности. Кто мы и что оставляем после себя в нём. Нужны ли мы ему и что изменяем в нем. Ложная жизнь под мнимыми идеалами или глубокий охват с вовлечением всего себя.

2. Сила любви.

— Вы знаете, что такое любить двоих, пан профессор? — спрашивает жена, любовница и будущая мать у своего соседа по подъезду. Судьба её супруга — безнадежного ракового больного в руках умудренного жизнью человека.

— Да, знаю, пани.

Что такое болезнь? Это любовь к жизни, это осознание её. Конечно, это ВОЗовоское определение. В среду переводил в кардиологию отставника. Тридцать лет назад ему поставили диагноз рака мочевого пузыря. Со слов супруги, он в течение двух месяцев твердил, что этого не может быть, и что рака никакого у него нет. Урологи удивились спустя год.

Болезнь — это дух. Они даются нам, чтобы проверить сталь на излом. Насколько она закалилась, чтобы сопротивляться. Мы сильны, покуда прочны духовно.

А что такое настоящая любовь? Что это за чувство, которое спасает и поднимает на новые высоты. Оно проверяется временем и глубиной переживания. Когда есть только ты и он, всё остальное лишнее и ненужное.

Можно любить и двоих, но по-настоящему только одного. Все остальное — обман, иллюзия, самовнушение.

3. Рождество.

В рождественскую атмосферу Варшавы вмешивается любовный роман. Женатый таксист и женщина из его прошлого. Цепочка одного обмана порождает другую. Люди все сильнее и сильнее связывают себя ими. Кажется, что еще чуть-чуть и кто-то задохнется в нём.

Можно ли жить обманом? — спрашивает режиссер в своем третьем уроке. События на экране показывают, что это чревато последствиями для жизни и здоровья. Мнимый муж, мнимая болезнь, мнимая автокража. Герои проводят эту ночь вместе. Надолго ли? Никто не знает, так как будущее неопределённо. Они счастливы, пусть и недолго, но быть счастливым долго невозможно.

В рождественскую ночь сбываются самые невероятные желания. Главное — верить и оставаться детьми. Что будет потом — время покажет!

4. Родительский зов

Кто такой родитель, кем он является для ребенка, какова его роль в жизни? Быть поводырём для своих несмышленышей очень сложно. Они так и норовят учинить какую-нибудь проказу или искупаться в искушении соблазнов. Сколько бы ни было лет, это всегда будет присутствовать в жизни, дети будут детьми, родители родителями. Как бы мы гоношились, кем бы ни становились, эти плоскости не накладываются друг на друга. Наш опыт, наша жизнь, наша мудрость будет передаваться тем, кто следует, кто шагает в наш след, как и наоборот. Это двигает прогресс жизни и составляет её надстройку.

Отношения дочери, лишенной материнской любви и воспитанной в гиперопеке отца, иллюстрируют жизнь неполной семьи. Девичья любовь, обман и отцовские чувства смешиваются в одном сосуде. Молодость она берет всё, что видит, подобно грудничку, хватающемуся за всё подряд. Её натиск напоминает оружейный залп, под которым предстоит устоять геологу-альпинисту. Баловство дочери или проверка на прочность? А может быть одно, истекающее из другого. Ведь только так может закалиться душа, такие перезагрузки отношений напоминают нам о том, что без этого скучно и пресно жить. Кто знает, что ожидает нас за очередным поворотом и какое очередное испытание уготовано. Быть примером для своих птенцов и оставаться самим собой, несмотря на желания, океан эмоций, — об этом повествует четвёртая серия «Декалога».

5. Аппарат справедливости.

— Вы смотрели пятую серию «Декалога»? — спросил я у следователя по особо важным делам в минувшую пятницу.

— Нет, а кто режиссер? — ответил он, приготавливая видеокамеру для проведения следственного эксперимента в ординаторской психиатрического отделения.

— Кшиштоф Кесьлевский, поляк, конец 80-х.

Я вглядывался в семикилограммовый кирпич, обернутый в чёрный полиэтилен и скреплённый скотчем — орудие убийства из ноября 2013 года и пытался представить, что же было на самом деле. Я смотрел на трясущиеся ноги моего выписанного солдатика с диагнозом «Психически здоров» и размышлял: что изменит мир, если его посадят в тюрьму на десять лет. Друга, которого он убивал уже нет и ведь душить начал он его, а не наоборот. Да, конечно невозможно, будучи удушаемым, поднять из-за спины одной рукой этот кусок цемент и дважды стукнуть им по затылку. Но нужна ли эта правда. Кому? Матери, которая взяла кредит в полмиллиона, чтобы оплатить модного московского адвоката или родителям погибшего мальчика. Как сказал, следователь: «Родители погибшего в отчаянии. Они дошли до генерала-лейтенанта Бастрыкина... Даже, если его оправдают, отец пообещал, что жить он не будет...».

Отчего мир так жесток и мы в нём, словно падальщики, которые только и ждем того, чтобы укусить ближнего посильнее и побольнее. Ведь эта энергия порождает аналогичные волны, пусть и не вокруг нас, а на другом континенте, но, увы зло рождает только само себя.

«От чего имени совершаются наказания?» — размышляет адвокат во время сдачи последнего испытания, — «От имени невиновных. Но действительно ли они невиновны?» Действительно ли не виновен водитель такси, флиртующий с малолетней продавщицей, мысленно изменяющей жене-инвалиду; пугающий пуделя, обманывающий клиентов. Но с другой стороны: он уступает дорогу малышам, отдает бутерброд бродячему псу.

Сентиментальный Яцек рассказывает адвокату о смерти Марыси, заботится о матери, смешит двух девчушек и не хочет уходить из мира в двадцать лет. Его ли это зло, что запущено в этот мир или он подхватил чьи-то волны, которые пойдут дальше и будут разрушать берега, в который погрузил нас Создатель.

Что же такое аппарат Справедливости и в каких плоскостях она находится. Какую мы выбираем карму: прокурора или адвоката? И насколько мы честны в нем сами перед собой.

— Удачи тебе, Дима! — сказал я своему солдату, который по 51-й статье отказался от следственного эксперимента.

Он ничего не ответил, так как был в мыслях дозвониться до молчавшего телефона матери. — Интересно с вами было познакомиться, — кивнул следователю, адвокату и двум полицейским из Орла.

Сегодня пересмотрел пятую серию во второй раз. Странное совпадение. Или жизнь — это череда сплошных совпадений? Лишь мы не всё успеваем в ней замечать. Иногда живём, как в затуманенном объективе кинокамеры или видим зеркальное отражение действительности и редко-редко, когда все цвета её палитры красок и звуков предстают перед нами.

«Что для нас значимо, а что нет?...Со времён Каина ещё ни одно наказание не защитило Мир от совершения преступления...» — сказал «чувствительный» адвокат в своей речи.

6. Есть ли любовь?

— Я устала, — сказала мне тридцатилетняя коллега на мой сегодняшний вопрос: «Верите ли вы в любовь?» — после семилетних отношений я хочу отдохнуть, — добавила она.

— Что такое отдых и как можно программировать себя на чувства? — задал я ей вопрос в уме, так в ординаторскую вмешалась работа.

Девятнадцатилетний Томак и умудренная «физикой тела» Магда, находятся на разных плоскостях, но их движение направлено друг к другу. Он дарит ей частичку своего сердца, вдыхает новую жизнь. Она выступает в роли взрослеющего ребенка, местами циничного, местами коварного, но которой так не повезло в жизни, что приходилось пользоваться лишь тем, что было.

Жизнь без любви — это все равно, что существование без воздуха. Она толкает на преступления, она вытесняет рациональное, она вводит в транс. Коллега также посчитала, что это состояние можно соотнести с психической патологией сумеречного помрачения сознания. Но некоторых оно не задевает, как не задевают психозы, неврозы или алкоголизм, других посещает многоразово.

Можно ли настроить себя на волну любви? Увы! Она приходит помимо нашей воли и желаний и также уходит, не спрашивая разрешения и не прощаясь. Это выше таблеток, выше материального, выше физического. Люди, пораженные ею, бьются в ответе на этот вопрос, но объяснить не могут. Пожалуй, и не стоит. Ведь ответ не даст нам универсального способа, как войти в него или противоядия для тех, кто страдает, чтобы избежать её. Возможно, что в ней и заключается вся человеческая красота. Любить, лелеять свое дерево, дарить её плоды другому. Бывает ли она взаимной вот в чем вопрос? Возможно и да, но, кто будет делиться своим счастьем, ведь мы суеверны. Гадаем на картах, используем маятники, зелья и снадобья, заговоры и отговоры — то, что осталось нам из языческих корней. Значит, что наши предки также не нашли ответа на этот вопрос.

Чувства толкают нас к лучшему, они облагораживают и питают душу, это как перпетуум мобиле, который движет человеком.

7. «Цени момент — второго не будет!»

Две пары, состоявшиеся и существующие, борющиеся за маленькую дочку-внучку. Нам выгодно жить стереотипами, что яко бы оправдывает нас в своих глазах или перед лицом общества. Покуда «маленькие» — мы не можем взять ответственности за себя и тех, кто у нас. Может быть, это инфантильный страх перед жизнью или боязнь выглядеть взрослым? Некоторые объясняют юношеским максимализмом или отсутствием опыта.

В жизни не будет второй попытки. Либо ты прыгаешь через препятствие, либо ползёшь под ним, как страус, спрятавший голову в песок. Нельзя переиграть проигранную партию и доказать себе, что был младым и неразумным. Двадцатисемилетняя девушка с умом и внешностью, поклонниками и талантами становится алкоголиком и два раза в год, утопающей в море депрессии. В восемнадцать лет она оставила ребёнка в роддоме. «Папа не готов был». Забыла на попечение государства. «Так мать приказала!» Одумавшись, — забрала. Он умер в два месяца. Диагноз: сердечная недостаточность.

Мы как растения, нуждаемся в любви, внимании, заботе, именно сейчас, именно постоянно и сами должны быть в ней, иначе вокруг будет Сахара да зыбучие пески. Нельзя только принимать и ничего не отдавать, списывая на ошибки молодости, юность, отсутствие чего-то. То, что даётся нам, то значит и по силам. Утешение для слабаков.

8. «Душевные муки»

Мы даем обещание почитать слово Божье и следовать ему. Но наступают такие моменты, когда необходимо сделать выбор: угроза собственной жизни в имя спасении чужой. Можно найти тысячи оправданий, но душевный ад он будет съедать всю оставшуюся жизнь. Об этом, правда, не знаешь, когда совершаешь выбор и надеешься на то, то пронесёт или можно будет отмолить. Увы, некоторые ошибки остаются в виде тавра на душе и жгут до финального вздоха.

Война несёт не только разрушения городов, сеет миллионы смертей, она и проверяет нас и нашу духовность. Насколько ты силён в вере, насколько верен слову данному, насколько стоичен во взгляде на жизнь. С прекращением огня она не у всех заканчивается, так как наступает период духовной расплаты или награждений. Этот период, порой, долгий и неторопливый.

Девочка-еврейка, ставшая американской гражданкой и польская учительница, одинокий профессор. Они встречаются на лекции о «духовном аде» и распутывают незавершённый гештальт, за которые заплачено дорогой ценой. Возможно, что произойдет очищение, и они ответят на свои вопросы к жизни, возможно, что плавание через реку страдания продолжится. Никто не знает, какова цена слабости и искушения.

9. «Настоящая любовь»

Она проверяется годами, судьбами, жизненными катаклизмами, изменой, страданием. Пережить и понять это, дано не каждому, а тем более пройти через все испытания. Семья успешного врача и тургагента терпит кризис, их семейный корабль попал в шторм и вот-вот пойдёт ко дну. Их взоры устремлены в разные стороны и мысли вращаются на разных орбитах, но что-то невидимое остаётся в воздухе, что связывает сердца и спасает жизни. Обман губителен во всех проявлениях. Обманывая в мелочах, собирая крохи с чужого стола, мы проигрываем в большем, мы теряем уважение, любовь и, в конце концов, болото лжи, похоти и гнилья засасывает нас в свою трясину.

Выбраться тяжело, как вовремя остановиться и понять, что оступился, что стоишь на грани пропасти, что попал под действие мимолётного дурмана. Человек проверяется и притирается годами, как шестёренки слаженного часового механизма. Новое оно будоражит, волнует, но от него вскипает кровь и плавится мозг. Разобраться в своих чувствах и эмоциях, устремлениях и предназначении — задача главных героев девятой серии.

10. В страсти филателии

Взрослея, нам порой трудно посмотреть на себя со стороны. Адекватная критичность, детская непосредственность и юношеский азарт улетучиваются, утрачиваются, исчезают. Некоторые становятся ригидными по отношению к миру, упрямыми снобами-гордецами, живущими в неизменяемых оболочках и этажах. Может быть, из-за страха перед новым, может, из-за сниженных адаптационных возможностей или в силу привычек. Так легче, ехать по накатанной лыжне, не сворачивая, не рискуя упасть, не напрягаясь. Изредка бывают чудеса.

Отцовское наследство — коллекция марок разбивает налаженный или не налаженный быт и образ жизни двух братьев. Сквозь трагикомические ситуации они обретают смысл жизни в виде продолжения коллекции. Порой, мы не понимаем своих родителей, несмотря на кажущуюся близость и генетические корни. А может, стараемся не понять и лишь теряя, осознаём, как их не хватает.

  • 3
    3

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.