Alterlit

Один день из жизни ангела-новичка

Один день из жизни ангела-новичка
Воспроизведены записи Константина:

«Ангел это друг, спустившийся с небес»


10-00 утра.

Администратор галереи Карина сидит за столом и переписывается с парнем, рекомендованным мамой, с четырьмя подругами и одним человеком, о котором вообще ничего не знает.

Костя. (входит в галерею) Салве, Карина.
Карина. Привет, Костя! Я скучала без твоих рассказов о небе.
Костя. (гладит чёрного кота с белой грудкой, дремлющего на стуле) Я это чувствовал. Приготовишь кофе?
Карина. С удовольствием.

Делает «американо» в одноразовом стаканчике и ставит перед гостем.

Костя. Есть сухие сливки?
Карина. Да.
Костя. Когда свадьба?
Карина. Никогда. Мы расстались.
Костя. Печально. Расскажи, станет легче..
Карина. Рассказывать нечего.
Костя. (выпивает кофе) Карина, ты просто Зоя Космо-Демьян!
Карина. Это моя мечта.
Костя. Оставь галерею в покое, иди к мечте!
Карина. Как всё просто. Поможешь?
Костя. Помогу. Звони, как только расстанешься с галереей.

Костя уходит. В дверях он сталкивается с художницей Ритой.

Рита. О, привет! Я написала стихотворение (читает, подражая Белле Ахмадулиной).

Костя внимательно слушает.

Рита. ...Художник несчастен и одинок... Я долго думала над этой строкой...
Костя. Ты написала чистую правду.
Рита. Тебе понравилось?
Костя. Да. Но люди не любят правду.
Рита. Друзьям и маме не нравится моя сермяжная поэзия.
Костя. Всё образуется. Прошу, не переезжай в мастерскую.
Рита. Почему?
Костя. Живи с мамой. Она не предаст.
Рита. Мы говорим с ней на разных языках.
Костя. Кричит на тебя?
Рита. Да.
Костя. Бедная девочка. Вчера кричала?
Рита. Да. Я делала эскиз картины «Парижские улочки».
Костя. Ты была в Париже?
Рита. Мечтаю съездить.
Костя. Учись, учись, учись. Помнишь, кто сказал?
Рита. Не помню. С моим шармом не хочу тратить время на учебу. Я когда-нибудь удивлю этот мир. Вот увидишь!
Костя. Получи диплом художника и удивляй мир красками, угольком, карандашом...
Рита. Так и будет! Я отлично рисую, мне сам Хвостенко сказал.
Костя. Он тебя рисовал?
Рита. Он всех рисует и всем шепчет слова Жюля Ренара: «Гляжу на красивую женщину и влюбляюсь в нее. Это как удар молнии». Учитель по светотени тоже штучка. Смотрит на меня как Хокусай на Фудзи.*
Костя. Сколько ему лет?
Рита. Сорок с хвостом.
Костя. Достаточно, чтобы жить и творить параллельно.
Рита. Ты умный.
Костя. Я смиренный. Амен.(уходит)
Рита. Чао!

Кот сидит у двери, смотрит Косте вслед, облизывается.

Костя. Температура +30. Рита одета в чёрное. Шляпа красная. Тапочки белые. Нехорошо.

Он некоторое время стоит на перекрёстке, ждёт «зелёный». Идёт к остановке, садится в автобус и едет в парикмахерскую «Комильфо».

12-00.
Парикмахерша приехала из Бреста, арендует кресло в салоне, увлекается тренингами. Ходит в кинотеатры, читает журналы, экспериментирует над собственной прической: цвет, длина. Моделирует своё тело: вес, тату, солярий, пирсинг.

Костя. Сделайте мне стрижку, как у американского астронавта. (показывает на телефоне фото Нила Армстронга)
Парикмахерша. Вам падабаюцца касманауты?
Костя. Мне падабаюцца их прычоски.

Парикмахерша работает.

Парикмахерша. Як вам прычоска Наргиз Закировой?
Костя. Не падабаецца.
Парикмахерша. (осторожно). А прычоска Ким Чен Ына?
Костя. Я сам крохи Ким Чен Ын.

Парикмахерша работает.

Парикмахерша. Адзин цырульник сказав, шта валасы у прычосцы мужчыны не павинны быць давжэй зпички. И стрыгчыся трэба раз у мисяць. Майстра кличуць пан Вацлав. Мая цётка кличит свайго мужа Вацлав. А ён проста Василь.
Костя. Значыць йана проста Марыся.
Парикмахерша. Як вы здагадалися?
Костя. (смотрит в зеркало). Проста ведаю.
Парихмахерша. (недоверчиво). Вы задаволиный?
Костя. Я задаволиный.
Парихкмахерша. (голосом восторженной девочки). Вы як з нябёсай спусцилися.
Костя (спокойно). Так йано и ёсць.

На кассе он роняет удостоверение с тиснёными крылышками без надписи, быстро поднимает его.

Костя. Усяго добрага!

Охранник и парикмахерша провожают его восхищёнными взглядами и в один голос говорят:- «Прылятаци, будэм рады абслужыци!»
Костя. Кали будзе шлях...

13-00.

Костя в мастерской на улице Дуси Ковальчук ищет под завалами хлама и строительного мусора картину Риты «Голубь мира».

Там пьют чай Никита и Леша, клиенты реабилитационного центра при протестанской церкви и по совместительству рабочие мастерской. Никита заваривает в кружке чай, подаёт Косте.

Костя. Спаси бог.
Лёша. Спас уже. Я в центр сам пришёл. Меня полгода назад накрыло. Голос ангела сказал: смерть в сорок два. И ещё он сказал, что друзья окажутся под землей и даже показал мне эту яму. Ну, я испугался и сразу к лютеранам.
Никита. Я тоже хочу стать человеком.
Лёша. Со мной в центре жил один чел, а потом взял и накосячил.
Никита. В чём косяк?
Лёша. Он снял не ту кассу. Его простили, но не забыли...
Костя. И где этот камикадзе сейчас?
Лёша. Гоняет Камазы через Крымский мост.
Костя. Я так и думал. Я даже видел его по телевизору.
Никита и Лёша в голос: Мы тоже видели, но подумали, что обознались.
Костя. Наверно, я тоже обознался. Спасибо за чай!
Никита. Нам не жалко. Приходи.
Костя. Приду.

Уходит с картиной Риты.

Ему звонит друг и говорит, что Рита хочет умереть и написала об этом во всех сетях кроме «Одноклассников».

Костя звонит Рите.

Костя. Рита, я еду к тебе с картиной. Голубь на картине получился добрый и чуточку смешной.
Рита. (тихо). Я так его вижу, но мне всё равно плохо. Очень плохо.
Костя. (осторожно). Рита, ты одна дома?
Рита. (еле слышно). Одна.
Костя. А где мама?
Рита. На даче.
Костя. Рита, у тебя есть на стене картины? Что ты видишь перед собой?
Рита. Ничего.
Костя. А этнический рок уважаешь?
Рита. Группу «Аквариум».
(поёт)

" А в небе голубом горит одна звезда.

Она твоя, о, ангел мой, она твоя всегда.

Кто любит тот любим, кто светел тот и свят.

Пускай ведет звезда нас в Гефсиманский сад..."


Костя. Возьми ручку и запиши свои мысли. И злые великаны уйдут.
Рита. Не поможет.
Костя. Рита, всё будет хорошо. Видела фильм «Всё будет хорошо»?
Рита. Нет.
Костя. Бедная девочка! Там главная героиня жалуется, а ей говорят: — «Руку подними!». «Зачем?» «Подними руку! Выше! Ещё! А теперь опускай. И повторяй: пусть горят демоны синим пламенем...»
Рита. (смеется). Кто режиссёр?
Костя. Не Михалков и не Кончаловский. Ты мне веришь, Рита?
Рита. Верю.
Костя. Зачем сеть взбаламутила?
Рита. Парень бросил.
Костя. Любишь его?
Рита. Нет.
Костя. А он?
Рита. Нет.
Костя. Значит, по нулям?
Рита. По нулям.

У Кости на телефоне закончились деньги. А к Рите неожиданно входит мама.

14-00.

Костя идет в бар. Иподиакон Слава и журналист «Вечернего Б.» Вася Картавин пьют пиво. Здороваются с Костей.

Костя. И вам творческого задора.
Иподиакон. И куда делись твои двадцать килограммов?
Костя. Они меня бросили.
Иподиакон. Я серьёзно.
Костя. Тебе повезло: твои килограммы верны тебе.
Иподиакон. Моя жена уверена, что ты сидел на воде и хлебе...
Костя. Я никогда и нигде не сидел.
Журналист. Бегаешь?
Костя. Просто летаю.
Журналист. У меня есть гантели.
Костя. Не помогут.
Иподиакон. А что делать?
Костя. Хочешь уехать из нашего города?
Иподиакон. Да.
Костя. Садись на поезд, самолёт, пароход, автобус, оленя, а лучше всего на осла и уезжай!
Иподиакон. Завтра уеду. Как всё просто....

15-00.

Квартира в центре города. Рита и мама ссорятся.

Рита. (истерично). Я буду учиться на режиссёрском! Я хочу снимать фильмы, которые всех потрясут!
Мама. (кричит). Ты хоть раз в жизни сдала экзамен сама? Сколько зачётов и рефератов я оплатила?
Рита. (мрачно). Много.
Мама. Сколько висит курсовых?
Рита. Две.
Мама. Собирай вещи. Пятьдесят косарей преподавателям, как корове под хвост!

Рита молчит.

Мама. Собирай вещи. Переедешь на улицу Дуси Ковальчук и будешь жить одна.
Сколько проездила в Питер?
Рита. Сорок.
Мама. Парикмахеру и педикюрше?
Рита. Десять.
Мама. Кто гуляет с собакой?
Рита. Сестра.
Мама.(про себя) Это мне от Господа нашего за грехи молодости...

Берет сумку и едет в церковь ставить свечку Николаю Угоднику.

Рита звонит Косте.

16-00.

По парку гуляют радиожурналистка Таша и Костя. Журналистка увлечённо фотографирует маки. Мимо походкой тридцатилетнего мужчины идёт старик. Костя здоровается.

Старик. (прищуривается). Здравствуйте, господин Константин!(улыбается).
Костя. Messieurs tout Paris!*
Старик. (улыбается ещё мягче). Не все. Вы здесь...

Костя оставляет Ташу наедине со стариком.

Журналистка. Алексей Андреевич*, простите, что не сразу узнала вас. Я хочу подписать вам книгу. Это мой новый роман, называется «Жизнь без прикрас». Мне будет лестно, если вы прочтёте.

Старик и Таша беседуют о трудной жизни писателей и поэтов.

Костя замечает часовенку, идёт к ней. Журналистка догоняет его.
Они входят в храм. Журналистка ставит свечу и берёт бесплатное Евангелие. Слушают певчих. Журналистка плачет. Костя подаёт ей платочек и двадцать рублей на трамвай, сам садится в автобус и едет к тёте, бывшей актрисе оперетты, молодящейся Зинаиде Юсуповне.

17-00.

Кухня в хрущёвке. Зинаида Юсуповна и Костя пьют чай с крошечными бубликами. У ног Кости трётся британец Жоржик.

Костя. Мне пора.
Старуха. Спасибо, Костя, что помнишь обо мне. Слушаю радио и становится страшно. Соседки говорят, что разбойники могут подобрать ключ к любой квартире и deshonorer*... Как жить?
Костя. Не слушайте радио. Все проходят свои круги ада, Вы это знаете лучше меня. Читайте Евангелие от Луки.
Старуха. Почему именно от Луки?
Костя. Лука — любимое имя Максима Горького.
Старуха. Я хочу написать книгу «Мои университеты».
Костя. Как Горький?
Старуха. Да!
Костя. Тёть Зин, Вы Изергиль?
Старуха. Да!
Костя. Тётечка Зиночка, сидите дома, пейте чай с сушками и будете жить вечно. (обнимает старушку). Я пошёл, приду послезавтра.

Уходит. Жоржик выскакивает из квартиры и бежит за Костей. Костя ловит котёнка и возвращает в квартиру.

Старушка улыбается, смахивает слезу.

19-00.

Рита и Костя едут на трамвае из службы занятости.

Рита любуется своей картиной «Голубь Мира».
Рита. Трудно устроиться на работу.
Костя. Профессионалы видят тебя насквозь!
Рита. (обиженно). Как можно что — то понять обо мне за несколько минут?
Костя. (весело). Чуйка у них.
Рита. (грустно). Я и правда ничего не знаю и не умею.
Костя. Иди на курсы ногтевого орнамента. Ты же отлично рисуешь. ( чуть обнимает Риту).
Рита. Это очень дорого. Просто хочу замуж.
Костя. Найди нормального и слушайся его.
Рита. Это трудно. Мечтаю быть Сапфо.
Костя. Вот это ты замахнулась!. Найди «пластилин» и стань Пигмалионшей.
Рита. Это как?
Костя. Стань скульпторшей своего любимого мужчины.
Рита. И всё?
Костя. И всё.

Рита с картиной выходит из трамвая. Идёт в мастерскую на улице Дуси Ковальчук. Проходит полчаса. Рита звонит Косте.

Рита. (шёпотом). Срочно приезжай. Заказчик картины маньяк.
Костя. Не пори горячку. Сейчас приеду. Бедная девочка!

отключает телефон

К Косте подсаживается участковый.

Участковый. Распиваем?
Костя. Никак нет. Берёзовый сок.
Участковый. Дыхни. Какой сок в июне?
Костя. Петрович, попробуй.
Участковый(нюхает жидкость) Вроде берёзовый. Куда путь держим?
Костя. К людям..
Участковый. Конкретно, каким людям? Фамилии, адреса. И что ты делал днем?
Костя. Гулял, ел, пил, заходил в дощатый домик, фамилии людей не помню, адреса — все улицы и дома города...
Участковый (ласково). Сейчас мы поедем в участок и будем красивыми буквами писать названия улиц.
Костя. Сорри, Петрович, не научили меня писать!
Участковый. А у меня напишешь! Печатными буквами!
Костя. Петрович, у тебя опыт большой. Пиши сам. Например: «хве — и — хви, ле — и — ли, пе — ок — пок». Пиши по слогам. Ошибок будет меньше.
Участковый. (пытается вытащить пистолет из кобуры) Я тебя, Филипок, щас в обезьянник провожу....
Двери трамвая открываются. Костя скрывается в в аллее.


Пять лет назад

Костя дома, пытается разглядеть в зеркало свою спину.

Костя. Мне трудно ездить в общественном транспорте. Люди прижимаются к спине, и мне больно...

Сообщение Косте от Риты.

«Привет! Будь завтра на студии и почитай всем мою поэму «Космос». Найди в ней хорошее».
Костя. Бедная девочка. Буду искать.
Рита дома. Записывает видео для ютуба.

«Осенью хочется спрятаться, пить латте и проснуться в маленьком городке Европы. Осенью хочется чего-то неземного, а возле дома только хипстеры и пенсионерки с внуками. В парке мой спутник метался по тропинке, не знал, куда пристроить руки, мне это надоело, и я пошла домой. Лежала, декламировала Блока: «Ночь, фонарь, аптека, улица...» Как-то так. Мама на кухне пьет колёса, странная...»

Мама. (из кухни). Доча, сходи с пёсиком погуляй! Твой это сиделец или мой?

Рита. «Обожаю маму. Ночью сожгу все свои стихи, рассказы, мемуары, все, что плакало в моей душе много месяцев, и начну жизнь с чистого листа. Сейчас приду с собачьей прогулки, напишу эссе и отправлю его К., чтобы он не считал меня не способной к серьезной творческой работе.»

 

Наши дни.

20-00 Мастерская Риты на улице Дуси Ковальчук

Двухэтажный дом со скрипучей лестницей. Старый жилой фонд середины прошлого века. Творческий беспорядок: сломанный этюдник, палитра, кисти, два бокала с винными следами, две картины: на первой — мрачный бордовый снегирь, на второй угадывается автопортрет Риты. На полке письмо от петербургской подруги и потрёпанная книга «Школа для дураков» Саши Соколова. Ноутбук старый, чёрный. Клавиатура грязная.

Заходит Костя.

Костя. Где маньяк?
Рита. Взял картину и ушёл. Скандалил, пытался сломать мне правую руку. Глаза голубя ему, видите ли, не понравились. Говорил, что это не голубь мира, а голубь навеселе. Мне было больно слушать этот дилетантский бред.
Костя. Голубь навеселе? Это не каждому экспрессионисту по силам.
Рита. (восхищённо) Можешь сделать человека счастливым одной фразой. Спасибо, Костя! Ты просто ангел! А я познакомилась около дома с парнем, и он нашёл мне работу в отделе свадебных подарков. Он придёт через полчаса. Представляешь, он смотрит на меня глазами ещё не доенной коровы.
Костя. Вот и чудненько.
Уходит.


P. S.
Через три года Рита получила диплом художника-иллюстратора и занялась поиском счастья. Мужчины Маргарите попадались вялые: молодые учителя, продавцы-консультанты, фитнес-тренеры. Параллельно нарисовала забавные картинки для книжки-раскраски. Получила приличный гонорар. Спустя полгода Рита вышла замуж за положительного парня и ведёт семейный корабль по нужному курсу. Иногда гуляет на стороне. А главное, родила и воспитывает дочку по своему образу и подобию.

*Хокусай (японский художник)

*Messieurs tout Paris! (фр.) — Господа все в Париже

*Алексей Андреевич Чувакин — профессор кафедры общей и прикладной филологии АлтГУ

*deshonorer (фр.) — обесчестить

 

  • 3
    2

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.