cp
Alterlit

Шесть букв (на конкурс)

   

Я летел из Питера в Минводы. Книжка, которую я взял с собой в дорогу, оказалась неинтересной, смартфон разрядился, спать мне не хотелось.
От скуки я стал наблюдать за тем, как мой сосед справа – мужик лет сорока, решал сканворд. Он на удивление шустро заполнял клетки, но когда чистой осталась лишь одна строчка, мужик вдруг «залип».
Я было решил, что он заснул, но нет, мужик не отводил взгляда с неразгаданного слова.
- Прошу прощения, у вас всё в порядке? - спросил я.
- Вполне. А что?
- Извините, я случайно наблюдал за тем, как вы лихо разгадывали. Почему же вы остановились? Трудное задание?
- Ничуть. Грусть, шесть букв, вторая – Е, предпоследняя – Л. Очевидно, что «печаль». Просто… Видите ли, у меня с шестью грустными буквами связана история, которая коренным образом изменила мою жизнь.
- Как так? Расскажите! 
- Даже и не знаю, история довольно длинная, да и будет ли она вам интересна.
- Нам ещё час лететь, делать всё равно нечего, расскажите.
- Ну, хорошо.

Представьте себе, мой дедушка был самым настоящим миллионером. Не таким, конечно, чтобы по его поводу возбуждалась редколлегия «Форбса», но вполне себе региональная акула строительного бизнеса.
Казалось бы, когда ты внук миллионера, твоя задача – удивлять. Обитателей Лазурного берега удалью, дилеров Лондона щедростью, инспекторов ГИБДД борзотой, и всех прочих – выдвижением своей кандидатуры на выборах.
Только вот с моим дедом такое не канало. Он страстно желал погрузить нас, своих внуков, в пучину созидательного труда и при этом был убеждён, что стартовать нам надлежит непременно с самых нижних ступеней карьерной стремянки его компании.
Но у нас на жизнь имелись свои взгляды. В частности, я тогда тусовался с питерскими рокерами, побарабанивал в группе «Толстый Мольтке» и яростно плевал на всё, что не касалось хард- и панк-рока.

В 2003 году дед умер. Не скоропостижно, врачи отмерили ему год, и он, как человек пунктуальный, этот срок соблюл чётко.
После поминок отводит меня в сторонку дедов адвокат и говорит:
- Михаил, у меня к вам дело. Исполняя волю покойного Анатолия Филипповича, я прошу вас пройти к нему в кабинет, где до вашего сведения будет доведено важное сообщение.
Заходим в кабинет, а там уже сидит мой двоюродный братец Андрей. Мы с ним хотя и годки, но я его всегда недолюбливал, с самого детства. Потому что он был беспросветный ботан и тухлый чеснок. А ещё он на полном серьёзе утверждал, что «Король и шут» - группа для  дегенератов. Ко мне, кстати, он тоже тёплых чувств никогда не питал.
- Сейчас, молодые люди, - говорит адвокат, - вам будет продемонстрировано видеообращение вашего уважаемого дедушки, записанное им за месяц до кончины. Просьба слушать предельно внимательно!
Он вставил кассету в видик, щёлкнул пультом, и на экране телевизора появился дед.

- Дорогие мои внуки Миша и Андрюша. Вы – самые никчёмные обалдуи, которых мне доводилось видеть на своём веку. Сколько сил я потратил на то, чтобы вы бросили маяться дурью и занялись хоть чем-то полезным! Но дохлый номер. 
Давным-давно, когда меня принимали в пионеры, я поклялся никогда в жизни не материться. Ни дефолт, ни налоговые проверки, ни два развода не заставили меня нарушить этот зарок. А вот общение с вами постоянно вызывало во мне острое желание приложить вас самым жёстким матом.
Ты, Миша – эталон тупизны и безответственности. То, как ты относился к моим поручениям, я иначе как вредительством назвать не могу. Но последней каплей стал тот случай, когда я попросил тебя всего-навсего съездить к подрядчику в Купчино и забрать у него документы. Так ты мало того, что добирался до него целую неделю, так ещё и эти документы потерял. 
А что ты мне сказал, когда я потребовал съездить ещё раз и взять дубликаты? Ты, Миша, послал меня. На три весёлых буквы…

Да, был такой грешок. У нас тогда как раз намечалась генеральная репетиция группы с плавным переходом в грандиозный рок-сейшен, а дедовы документы нарушали эту гармонию.

- …А ты, Андрюша? Какие надежды подавал! Ах, поэт! Ах, творческая личность! А получился слюнтяй и бездарь, не способный самостоятельно заварить себе чай в пакетике.
Людей ты стесняешься до залипания языка, руками делать ничего не умеешь, вместо них у тебя псевдоподии. Хорошо, я дал тебе творческое задание – написать гимн нашей компании. Ты тогда ещё заверил меня, что уж с этим-то ты справишься легко, и что твоё творение откроет новую эпоху в корпоративной поэзии.
Полгода сочинял, и что вышло? Умственная промежность! «Наш дружный коллектив – он не контрацептив»! По сей день вспоминаю с ужасом.
А как ты тогда ответил на мою конструктивную критику? А, Андрюша? Ты послал меня на те же три весёлых буквы. Невзирая на свою нежную душевную натуру...

Ого, вот уж чего не ожидал от малахольного, подумал я. 

- Ладно, теперь к делу. Сразу внесу ясность - ни копейки из наследства вы, мальчики, не получите. 
Но… Вы сейчас сидите в моём кабинете. В углу кабинета стоит сейф. В сейфе два векселя по ляму рублей. Вексель – это такая бумажка, которая, если предъявить её куда надо, превратится в живые деньги. И это мой вам последний подарок.
Но не спешите радоваться, сейф этот непростой. Внутри сейфа – шредер. Векселя особым образом заправлены в его приемный лоток. К шредеру подключён таймер на сто двадцать часов или, чтобы было понятнее, на пять суток. Он запустится сразу, как только вы досмотрите эту запись…

- А что такое шредер?– спрашивает вдруг мой кузен адвоката.
- Дубина! Это немецкий канцлер, его жена недавно спела дуэтом с Клаусом Майне из Скорпов, – блеснул я эрудицией. 
Адвокат поставил видео на паузу, посмотрел на нас с опаской и сказал:
- Шредер – это устройство, предназначенное для измельчения бумаги и иных материалов на кусочки либо полоски. – а потом на всякий случай добавил. - А таймер – это устройство для обратного отсчёта времени. Продолжим просмотр?

- ….Код сейфа шестипозиционный. То есть, чтобы открыть сейф, нужно набрать шесть символов, только не цифр, а букв. Грустных, надеюсь, для вас букв, в пику вашим трём весёлым.
Где взять нужные буквы? Мой адвокат вручит вам по три конверта с заданиями. По заданию на букву. Выполняете, получаете буквы, складываете из них реально существующее слово и - бинго! Не уложитесь в срок или наберёте неверное слово – шредер превратит векселя в хлам.
На этом всё. Эх, как бы мне хотелось хотя бы сейчас обложить вас пятиэтажным матом! Но, увы, зарок. Чао, недоумки!

Пока мы переваривали информацию, адвокат выдал нам конверты: по два белых и по одному красному.
- Красные вскроете после выполнения первых двух заданий, - сообщил он.
Вскрываю я первый конверт, там листок с таким текстом: «В романе А.Н. Толстого «Хождение по мукам» есть момент, где Рощин хочет купить жареную курицу. Искомая буква – первая буква в обращении Рощина к торговке».
- Слышь, ботан, - говорю я Андрюше, - «Хождение по мукам» про что?
- Про войну, отвянь! – бурчит он.
Ладно, вскрываю другой. Там ещё хлеще: «В Эрмитаже закажешь полную индивидуальную экскурсию. В музей прибыть к самому открытию!!! Скажешь экскурсоводу, что тебя послал дед, назовёшь мою фамилию, персонал Эрмитажа в курсе дел. По окончании экскурсовод назовёт нужную букву».
Смотрю я на братца, а тот руками голову обхватил и блеет что-то типа: «Ф-ф-ферма? Пя-пя-пятьсот литров? Я-я-я не-не-не…».
- Что, псевдопопий, сливаешься? – спрашиваю я, - Кишка тонка? 
- Сам ты псевдоподий! - визжит он. - Ещё посмотрим, кто сольётся. Вот увидишь, я первым свои буквы добуду.
- Хорошо! – парирую я гордо. – Вызов принят!

Начать я решил с Толстого и смело направился в книжный магазин. Захожу, а там книжек видимо-невидимо. Лезу я в карман за листком с заданием, а его нет, посеял где-то. Спрашиваю тогда у продавщицы:
- Нужен Толстой. Про войну. И чтоб там ещё покупали жареную курицу.
Она глаза выпучила:
- Вам «Войну и мир» или «Севастопольские рассказы»?
- Не важно, - говорю, - лишь бы куры присутствовали.
Продавщица долго размышляла, а потом кликнула подмогу. Сбежалось ещё несколько тёток, и давай они меня пытать: точно ли Толстой, в каком контексте курица и есть ли ещё какие подробности?
- Вы так говорите, будто этих Толстых тьма тьмущая. – отвечаю я. – Про коней в тесте точно ничего не было, а что касается подробностей… Покупателем куры выступал то ли Рожкин, то ли Ножкин, как-то так.
Тут одна самая старая работница торговли аж просияла:
- Не Рожкин, а Рощин! А Ножкин его в кино играл. Ну, слава богу, «Хождение по мукам» вам нужно. Вот оно, пожалуйста, – и протягивает мне книженцию.
Я глянул, а там – мать честная! четыреста страниц мелким текстом. 
- Ну и где здесь о курах? – спрашиваю.
- Это мы вам подсказать не можем, - отвечают книжницы дружно, - ищите и обрящите.
Купил я книжку, открыл пару раз наудачу – Рощин есть, а кур нет. Ладно, думаю, придётся попотеть.

На следующий день отправился в Эрмитаж. Заказал экскурсию, объяснил экскурсоводше цель своего визита. Та говорит, мол, чудесно, давно вас ждём, не беспокойтесь, всё будет на высшем уровне. 
Нет, я понимал, что раз Эрмитаж – это музей, то наличие в нём картин и статуй неизбежно. Но не до такой же степени! Так ещё и гидесса моя индивидуальная время от времени хватала меня за загривок и принималась заливаться соловьём про то кто, как и зачем нарисовал, изваял и настолярничал тот или иной экспонат.
Но в целом я держался довольно мужественно. А сознание потерял только где-то в районе Веласкеса. Экскурсоводша меня кое-как привела в чувство, я её спрашиваю слабым голосом:
- Буква! Назовите букву!
- Фиг вам! – говорит она. – Задание не выполнено, уровень не пройден. Завтра ещё раз придёте.
Да, дела.

До поздней ночи я искал куриц в Толстом, а утром опять в Эрмитаж. В этот раз я был бодрее, хотя, признаться, на импрессионистах в глазах уже темнело. 
По оконцовке гидесса говорит: 
- Надо бы вам, юноша, экзамен устроить на предмет усвоения материала, ну да для начала пусть так. Ваша буква - У. 

После Эрмитажа захожу я на шатающихся ногах в «Реальных кабанов» - это такой пивбар рокерско-байкерской направленности. Бармен мне говорит:
- Выглядишь, будто тебя чайки со свалки в клювах принесли. Эх, жаль ты вчера отсутствовал – бурлумба такая была, какой я и не припомню.
Прикинь, история. С месяц назад один богатый дед внёс нам в кассу двадцать штук с условием, что однажды придёт в бар некто по имени Андрей и скажет, что он, типа, от этого деда. И мы этому Андрею должны организовать банкет на все бабки. А когда деньги будут освоены, ему нужно назвать заранее оговоренную букву.
Так вот вчера этот пассажир и заявился. Кислый, нудный и на вид замудоханный, как ты сейчас. Бокал еле-еле осилил и давай вещать про свои трудовые подвиги на ниве животноводства: как он по колено в навозе два дня кряду коровам вымя подмывал и как его тошнило в те редкие моменты, когда он не блевал. Но потом, говорит, он взял себя в руки и с честью выполнил план по надоям.
- И что ж, он все двадцать косарей в одну харю пробухал? – спрашиваю я.
- Куда там! Но тут как раз заявился Гриф с ребятами. Взяли они этого заморыша под свою опеку, и гудёж вышел на качественно новый уровень, с песнями и плясками. Я думал, что они в баре потолок обвалят.
- А потом?
- Потом дальше гулять поехали.
- Но букву ты ему назвал?
- Назвать-то назвал, только он вряд ли запомнил, в полном невменозе чувак был. Так ребята ему прямо тут татуху с этой буквой на руке выбили. Теперь, небось, не забудет.

Ну, доложу, меня злость взяла! Какой-то задрот уже две буквы добыл, а я только одну. Вернулся я домой, вцепился в книжку и давай ходить по мукам до упора. 
К вечеру следующего дня нашёл наконец-то. «Да ты возьми у меня деньги, дура» - так сказал Рощин торговке. Значит искомая буква – Д!
Только собираюсь вскрыть третий конверт, как звонит Андрюша:
- Привет, как успехи? Я первые два задания выполнил, распечатал красный пакет, и здесь говорится, что…
- Долго же ты возился, - перебиваю я его, - Я-то свои буквы уже давно вычислил, а до третьего задания всё руки никак не доходили. Погоди, ща свой вскрою.
В третьем конверте было следующее: «Буква в скворечнике на дереве. Местонахождение дерева спросишь у Андрея. Он тоже спросит тебя о месте своего задания - скажешь ему, что на моей старой даче».
- Не томи, что там у тебя? - спрашивает Андрей, - А то ведь ты мне должен назвать мою локацию.
- Про локацию тут ничего нет, а есть про то, что твоё задание находится на старой дедовой даче.
- Ну и ну! Твоё тоже там же. - говорит Андрей, - А твоя буква где?
- На дереве. А твоя?
- В колодце. Ты знаешь, где его старая дача?
- С Ладожского час на электричке пилить. 

Договорились мы завтра ехать вместе.
Сижу, «Хождения» читаю, интересно ж, чем там у Рощина дело закончится. Но параллельно с этим думаю: я на дерево заберусь, но убогому-то предстоит в колодец спускаться. А ведь ему и в голову не придёт прихватить с собой лестницу или канат какой-нибудь. Ну как если на даче ничего такого не окажется? Дача-то, считай, заброшенная.
Благо, вспомнил, что у меня сосед – альпинист-любитель, пошёл к нему и выцыганил крепкую верёвку с узлами.

Наутро встречаемся мы с Андрюшей на вокзале. Смотрю – у того в руках ножовка по металлу. 
- Это ещё зачем? – спрашиваю.
- Да я тут подумал, что вдруг тебе понадобится твоё дерево пилить. 
- Спасибо, - говорю, - а я вот тебе верёвку взял, чтобы легче было по колодцам шастать.

Прибыли мы на место. Дача совсем никакая: домик почти завалился, кругом бурьян и разруха. Я все деревья осмотрел – нет скворечников.
- Месье Андрэ, - говорю, - вы не в курсе, когда скворцы на юг улетают, они случайно скворечники с собой не берут?
Тот тоже все лесонасаждения обошёл и говорит:
- Гляди, тут пенёк обугленный. Боюсь, что твоё дерево сгорело.
- И что теперь делать?
- Если я свою найду, то попробуем разгадать слово с пяти букв. Так что тебе, можно сказать, повезло, можешь побездельничать. Ну а я полез в преисподнюю, там, в колодце, всё мусором забито и воды по грудь. 
- Да брось, братан. – говорю я. – Сейчас вместе возьмёмся, вдвоём сподручнее.
И мы взялись. Вымокли, извазюкались, как коты помойные. Но добыли-таки. Букву И. 
Едем назад и складываем наши литеры. У меня - Д и У, у Андрея – К и А, и наша общая И. Так и сяк комбинируем: ДИКАУ, КУДИА. А потом – как озарение, но озарение грустное. УДАКИ. Вернее, пробел-УДАКИ. 
- Что думаешь? – спрашиваю я брата. – Всё-таки решил нас дедуся приложить крепким словцом?
- Ещё варианты – ЧУДАКИ и СУДАКИ, – отвечает он.
- Что-то мне подсказывает, - говорю я, - что СУДАКИ прям точно нет. Тут главный вопрос - остался ли дед верен своей пионерской клятве и после смерти.
В таких вот психолого-лингвистических размышлениях мы приехали в город, созвонились с адвокатом и в 23.00 уже стояли перед сейфом.
- Ну так как? – спрашивает Андрей. – М или Ч? Или всё же С? Как не обидно, но скорее всего М.
- Согласен. - говорю я. – Набирай через М!

Набрали. Дёрнули ручку. В сейфе что-то прожужжало, но дверка не шелохнулась.
Поставили Ч вместо М, и сейф открылся. Внутри - бутылка коньяка ноль-семь, шредер, кабели какие-то. И никаких векселей, одни бумажные ошмётки в недрах проклятого агрегата. Фиаско, одним словом.
- То, что в сейфе, наше? – спрашиваем мы адвоката.
- Безусловно, - говорит тот и мерзко так ухмыляется.

Всю ночь мы с братом пили коньяк и пытались из обрезков выложить своё финансовое благополучие. И следующие два дня: «день-бодун» и «день - на свежую голову» тоже. Бесполезно.
А потом… Потом мы внесли коварный шредер в уставной капитал и организовали свою фирму. Очистка колодцев, дренажи, канализации и всё такое. До дедовых высот, конечно, не вознеслись, но в целом нормально. 
Такая вот история.

- Печально. - сказал я. – С миллионом, да ещё и тогдашних рублей стартовать в бизнесе вам было бы куда легче.
- Это так, только… Получи я тогда лям, я бы без сомнений стартанул! Но не факт, что в светлое будущее. Да и вообще мы с братом пришли к выводу, что всё это было дедом заранее так и задумано.
- Значит, на дедушку вы не обижаетесь?
Сосед улыбнулся: 
- У меня сейчас сыну шестнадцать. Уж на что я был балбес, но этот обставляет меня по всем статьям. И это он ещё в цвет не вошёл. Чую, что дедова воспитательная метода мне скоро пригодится.

#шестьгрустныхбукв

  • 9
    8
    79

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • goga_1

    с "гидессы" отдельно поржал

  • Kulebakin
    Олег Покс 09.09.2021 в 09:58

    - Сейчас, молодые люди, - говорит администратор, - вам будет продемонстрировано видеообращение вашего уважаемого, записанное им за месяц до кончины конкурса. Просьба слушать предельно внимательно!
    Он вставил кассету в видик, щёлкнул пультом, и на экране телевизора появился ШГБ.

    - Дорогие мои писатели. Вы – самые никчёмные обалдуи, которых мне доводилось видеть на своём веку. Сколько сил я потратил на то, чтобы вы бросили маяться дурью и занялись хоть чем-то полезным! Но дохлый номер.

  • bbkhutto
    Lissteryka 09.09.2021 в 10:50

    написано хорошо. на этом из плюсов для меня всьо.

    да, такие они, русские миллионеры и их отпрыски (смахнулла слезу умиления). лудшие луди, йопта

  • Karl
    Kremnev207 09.09.2021 в 19:27

    Интересно, спасибо)

  • mayor
    mayor1 09.09.2021 в 20:02

    хорошо.