Alterlit

Хот-дог

 

     - Ну же,  милая,  посмотри, посмотри на меня! Ведь я тебе нравлюсь! Разве не так?.. Ну - у - у!.. 

     Вот уже  битый час как Он мысленно посылал ей магнетические импульсы.

   - Эти  женщины!..  Ни фантазии,  ни воображения! - подумал Он, сосредоточился и произнёс

     - Вот уже час как встретил тебя,  вот уж час прошёл,  как мы встретились! Вот видишь, я заговорил стихами! Ради этих прекрасных глаз...Э-э...  Ноль внимания! А тут ещё, как назло, зачесалось ухо. Случалось это всякий раз, когда он нервничал.

    - Зараза, как чешется!.. "

     Попробовал незаметно почесаться, дёрнул головой и чуть не свернул шею!..

     - Ну, сколько можно вот так сидеть и смотреть!..

    - Сколько нужно подумала Она,  а вслух выпалила

     - Попрошу на Вы! и резко отодвинулась от странного незнакомца.

- Голос подала - значит, есть контакт!..

     - На "Вы", так на " Вы ". Вижу, что я Вам нравлюсь. Не юлите -  будем проще. Нас ждёт райское наслажденье.  Теперь я говорю стихами в прозе. Ах, что Вы со мной сделали!

     - А разве стихи в прозе бывают? Первый раз слышу!

     - О,  Вы ещё и не такое услышите!.., воодушевлённый  первой победой Он подсел ближе и страстно припал к её пышной талии.

    - Хам!- завопила прекрасная Дама - А ну лапы!

И трижды приложилась к его шее.

- Эх,  поспешил,- успел подумать, отлетая на "скамейку запасных"

 Поэтическая тема была  исчерпана  ...Хоть  вставай  и уходи !

  Но не тут-то было! Оскорблённая Дама жаждала высказать всё, что успела о нем подумать.

    - Спокойно  отдохнуть  нельзя...Всякий   ...норовит ... Прохода нет от вашего брата...

- Чегой-то  мне сегодня не везёт...  Эх,  не вовремя я её зацепил!.  Во шпарит, во шпарит!

   - Извините, прослушал. Повторите, пожалуйста, последнее слово.

   - ... Псиной воняет, а туда же!

А вот это уже было слишком! 

   - Чего  выдумала!  Псиной!  Это желудок.  С утра не жравши... Слышишь, как урчит? Нет, ты послушай, послушай!

Он что было силы,  втянул свой и без того впалый живот и с готовностью притиснулся к ней.

  - Зря надуваешься, как бы чего не вышло!, - шепнул подлый внутренний голос.

- Отстаньте от  меня  с  Вашим животом., - возразила Она, идите и покушайте. Я же Вас не держу..."

     И хотя снова от него отодвинулась , слова её звучали неубедительно, в них уже проклюнулась слезливая бабья жалость ко всему никудышному и убогому.

     - А он – ничего, симпатичный, хоть и лохматый. Его помыть, причесать...

     Взгляд её потеплел. Да и сама Она, разомлевшая на весеннем солнце, вдруг  зевнула,  обнажив нежные розовые дёсны,  и томно потянулась спиной...

     Судорожная волна  желания  прошла по его суставам и связкам, а нижняя часть тела словно окаменела.

     - Эх, хороша! Разве от такой уйдёшь?!.

     - Давайте поговорим о чем-нибудь другом,-  предложил  Он, например, как Вы относитесь к детям?..

     - Странный вопрос...

     - Отчего же ?  Лично я - очень!  Они такие милые, когда маленькие. А как доверчиво они прижимаются к материнским сосцам...

     Он затих на полуслове, представив эту очаровательную  картину,  а  его  голодная  фантазия,  пробудившаяся после зимней спячки, дополнила её самыми причудливыми подробностями...

     - Продолжайте,-тихо промолвила Она.

Эти слова обрушили его на землю. " Пора! Сейчас или никогда!"

     - А что тут продолжать?!. Сижу как дурак, битый час. Стихи

сочиняю!  И нет мне никакого внимания!  И пахну я ...  псиной. Пойду я.

     - Куда же Вы? Постойте.

     - Стою...,- с готовностью ответил Он.

     - Не торопитесь. Нельзя же так..

     - Угу.,- охрипшим голосом согласился Он.

     - Давайте ещё ... о детях.

     - Давайте!  Детей у нас будет много. О материальном обеспечении  Вы не должны думать, прокормлю.

    - Вы работаете?..

     - Служу,- снисходительно поправил Он.  В охранном  агентстве. Про "Альфу" слыхала?

     - Что-то краем уха...А как Вас зовут? Говорим, говорим, а до сих пор не познакомились. Я - Ламара.

     - Боб!

     - Очень приятно, Боб..., а по отчеству?..

     - Никакого отчества! Для тебя просто Боб! Ла-ма-ра!!!

     Он с  наслаждением  произнёс это имя.  Оно вызывало у него тревожное и волнующее ощущение чего-то неведомого и экзотического... Наподобие конфеты-липучки, или Баунти! Ла-ма-ра!!! Казалось даже воздух поёт её странное имя. И кроны деревьев, раскачиваясь  шепчут:" Ла-ма-ра, Ла-ма-ра, Ла- ма- ра...     Красота!..

     Из дальней части сквера потянуло горячими сосисками.

     - Хорошо, просто Боб..,- тихо, но настойчиво Ламара возвращала его в реальность, голодную и одинокую.

     - Так на чём мы остановились? Мысли путаются...и тут, неожиданно отлепившийся от спины живот, ожил и басовито зарычал.

     -Паразит, чтоб тебя!...,- выругался про себя Боб, а вслух зачастил

     - Прощенья просим. Это всё от того,  что зарплату задерживают,  пайковые за  полгода не плочены... Развели в стране бардак!..

     Уловив в её глазах сострадание,  Боб решился на последний бросок.  Заключался он в испытанном наборе  выражений в адрес президента, сволочей-демократов,  продавших  и разворовавших страну, про сильный кулак народного гнева плавно переходящий в   выяснение Ламариных жилищных условий, а там - была не была!...

Всё это уже висело на кончике языка, и  готово было  сорваться,  но  неожиданно  над ухом раздался громкий мужской голос:

     - Вот  ты  где?!. Я  тебя уже больше часа ищу!  А ты здесь прохлаждаешься!

     Голос был  не только громкий,  но и недружелюбный,  а его хозяин почему-то сразу напомнил Бобу злобного медведя гризли, виденного им один раз и то, по счастью, в телевизоре..

    - Влип!..,  подумал Боб,- Такой шкуру живьём снимет и  не моргнет!..

     Ламара беспрекословно вскочила и виновато побежала к своему гризли.

     - Делаем ноги.- выдал команду Боб,  но ноги  не послушались и тогда он  приготовился к неприятностям.

     - Ну врежет он мне пару раз, но не убьёт же...

Он сидел  с  закрытыми  глазами и проклинал весь женский род и его коварство.

     - И вечно из-за этих, тьфу, баб! Да была бы ещё нормальная, а то - Ламара! Тьфу!Тьфу! Тьфу!-  плевался про себя Боб.

   В сквере было тихо. Только птички щебетали.

    - Как в раю...,- подумал Он и тут только понял, что Ламара и её грозный спутник ушли...И их шаги ,  заглушаемые гравием, которым были посыпаны дорожки в парке, звучали всё тише и  тише...

     А Ламара почти бежала, пытаясь приноровиться к размашистым шагам своего спутника,  рядом с ним она казалась такой маленькой, глупой и ужасно одинокой.

    -  Как же он теперь без меня?..  Он такой несчастный, такой  необычный... А ведь мы даже не попрощались! Вдруг он что-нибудь с собой сделает! Он такой чувствительный...

     И понимая,  что  непременно должна, хотя бы взглядом ободрить его на прощанье, она оглянулась.

     ... Солнце по-прежнему ярко светило, в сквере раскачивались деревья, напевая что-то волнующее и непонятное.

     А в самом конце аллеи, жмурясь от солнечных лучей, сидел он - её Боб и с  остервенением чесал грязной,  когтистой лапой свои косматые уши...

 

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют