Alterlit

Окно с розовыми занавесками (На повороте не оглядывайся). Часть 2

2.

В конце сентября погода ещё стояла теплая. По-доброму согревало солнышко, хотя небольшие тучки беззаботно уносили его тепло, отдавая взамен свою прохладную тень. Отгулявшее лето листва отрывалась от веток и навсегда покидала свои родные деревья, опускаясь на тротуар, по которому Вика с Юрой неторопливо возвращались из школы домой.  

- Завтра по физике самостоятельная… - будто бы сам себе напомнил Юра, глядя вверх на осеннее небо.

- Я знаю. А ты хоть готовился? – с полным равнодушием задумчиво спросила Вика.

- Да там вообще какая-то фигня написана! - воскликнул Юра.

- Ага. Сам ты «фигня». С третьего параграфа вообще-то начинать надо, – Вика немного помолчала и добавила. - Я так делала.

- Да, ё-маё, я тебе говорю: там отстой полный!

- Ну, блин, не знаю. Вечером тогда заходи. Я сама буду готовиться.

Нельзя сказать, что приглашение это несло в себе известный смысл, и было многообещающим, однако Юра взглянул на Вику весьма оживленно.

Дружба Вики и Юры началась еще с начальной школы. В самый первый день, когда детей рассаживали в классе, они оказались вместе за одной партой. Жили они в соседних дворах, поэтому часто бывали друг у друга в гостях. Они увлеченно играли и строили игрушечные города, где потом ездили машинки Юры и жила любимая кукла Вики, которую она носила с собой в школу до третьего класса.

Повзрослев, ребята стали реже встречаться дома и теперь игры переходили на улицу, где можно было веселиться среди детворы, играя в прятки, классики, вышибалы или «резиночку»

Появление новых игровых приставок навечно изменило само представление об уличных играх. С этой поры увлечение молодежи всех возрастов переместилось в квартиры к экранам телевизоров, а шумные и озорные дворы заметно опустели и теперь существовали сами по себе, оставшись за окнами.

В гостях друг у друга Вика с Юрой совместно готовили уроки, выполняли внеклассные поручения, и, конечно же, часами напролет самозабвенно и безотрывно играли в приставку до позднего вечера.   

Так с самого детства привычка бывать друг у друга в гостях стала обычным явлением, и до этого дня она никак иначе не воспринималась и не могла еще иметь в себе двойного смысла.

Теперь предложение Вики неожиданно прозвучало в понимании Юры несколько иначе, и он, взбодрившись, посмотрел на подругу.

- Чё ты так смотришь? Мой плейер не забудь, – невозмутимо добавила Вика, глядя перед собой. – Затихарил у себя где-то, думает, я забыла. 

- Ой, слушай, я тебе забыл сказать, там это… случайно крышка отломилась. У меня, короче, кассету зажевало, вот… Я, такой, стал её вытаскивать, и она там это… сама, – Юра с любопытством взглянул на Вику.

- Юр, ты чё дурак? Ты чё мне, типа, плейер сломал? – Вика остановилась, пристально глядя на Юру и недоуменно хлопая своими длинными ресницами. - Блин, меня мамка же убьёт!

Юра рассмеялся, глядя на испуганное лицо Вики. Догадавшись, что Юра просто дразнит её, Вика наиграно рассмеялась и недовольно пихнула мальчика рукой:

- Ха-ха. Блин, Юра, я тебя убью, если ты с ним чё-то сделал.

- Да, ладно тебе, я ж так. Вик, ну ты чё? Обиделась что ли? – крикнул ей вслед Юра, глядя как Вика направилась к своему подъезду.

Мальчик немного постоял и повернул в сторону своего двора.

 

…Над микрорайоном нависли умиротворяющие осенние сумерки. Многоквартирные панельные дома беспорядочно зажигали свет своих окон. Несмотря на поздний час, во дворе до сих пор кто-то тщательно и добросовестно выбивал пыль из ковра; уныло скрипя, раскачивались давно несмазанные качели; назло им со стороны беседки часто разлетался гогот молодежи, а откуда-то, отражаясь от стен домов, доносилось гулкое ритмичное звучание музыки из чьей-то машины.

Дверь одного из подъездов протяжно скрипнула, и на крыльце показалась фигура Юры. Мальчик не придержал за собой входную дверь, и она с силой захлопнулась под натяжением пружины, эхом пошатнув вечернюю прохладу двора.

Неся в руке полиэтиленовый мешок, Юра шел быстрым шагом по знакомой дорожке.     

 

…в квартире Васнецовых раздался звонок. Вика вскочила со стула и начала суетливо прибирать свой письменный стол.

- Викуля, мне открыть? – послышался голос Оксаны Борисовны.

- Да, мамочка, открой, пожалуйста! – крикнула Вика из своей комнаты, оживленно поправляя прическу.

- Кто это? Юрка что ли? – спросила мама, проходя мимо комнаты дочери к входной двери.

- Я не знаю!

- Не знаешь ты… - с улыбкой проговорила Оксана Борисовна, отпирая дверь в прихожей.

- Здравствуйте.

- Здравствуй, проходи, разувайся, – пригласила Оксана Борисовна. – Как у мамы дела?

- Хорошо. Она Вам какие-то вырезки из журнала передала, - Юра вынул из мешка целлофановый конвертик с вырезанными страницами из журнала мод, который ему положила мама. 

- Ага, да, да. То, что я просила. Спасибо передай, - рассматривая страницы, проговорила Оксана Борисовна. - Ну, проходи, чего стоишь-то?

Юра повесил ветровку и разулся. Затем прошел по коридору и постучался в комнату Вики. 

- Да заходи… - послышалось из-за двери.

Юра зашел и остановился. Он, будто бы впервые, осматривал знакомую ему с детства комнату, освещенную только настольной лампой. Стены с книжными полками, яркие плакаты зарубежных и отечественных звёзд эстрады, небольшой шкаф, на котором умещалось огромное количество мягких игрушек, открытое лакированное пианино возле окна с розовыми занавесками. Наконец, он остановил свой взгляд на письменном столе, за которым непринужденно сидела и что-то писала Вика.

Находясь впервые у Вики в комнате, можно было почувствовать себя в уюте кукольного домика. Все было прибрано и прилежно сложено. Обстановка комнаты, словно, вынуждала гостей вести себя скромно и воспитано. Наблюдая за Викой в школе, за невинным баловством юной сердцеедки, вряд ли можно было поверить, что дома эта непоседа такая скромная и застенчивая. Но именно здесь, в своем созданном пространстве, она была естественна и неподдельна. В обстановке своего дома проявлялась Викина изысканная и трепетная натура.

- Садись, что ты стоишь? – оглянулась Вика.

- Откуда у тебя столько? – спросил Юра, пристально разглядывая полку, где красовались статуэтки, грамоты и медали.

- Здрасьте. Ты чего в первый раз их видишь? – удивилась Вика и развернулась на стуле.

- «Первое место в региональном конкурсе юных пианистов»? – прочитал Юра на одной статуэтке.

- Представьте себе, - заулыбалась Вика.

- Ну ты даешь… - Юра повернулся к Вике и протянул ей кассетный плейер. - Вот, я тебе принес… спасибо.

- Он хотя бы еще работает? – насторожилась Вика, сменив улыбку.

- Да работает, что с ним станет-то, - с невозмутимым спокойствием проговорил Юра и подошел ближе к девушке. – Что пишешь?

- Физику, что еще? – Вика положила ручку и отодвинула тетрадки, затем окончательно развернулась к Юре и сказала. – Ну, садись, короче. Вон, стул возьми там.

 

…Посреди стола лежал учебник физики и тетрадки. Вика с Юрой низко склонились над ними и, вероятно позабыв о самостоятельной работе, тихо хихикали. Делая вид, что внимательно слушает, что читает из учебника Вика, Юра между делом незаметно опустил руку под стол и легонько ткнул Вику заостренным карандашом в бок. Вика дернулась и вскрикнула:

- Ай-я, блин! Ты что ли совсем?! – Вика будто бы вспомнила, что кричать нежелательно и снова перешла на шепот. – Больно же! Блин, ненормальный вообще какой-то… 

Дверь приоткрылась и в комнату заглянула Оксана Борисовна.

- Дочь, предложи Юре чаю.

На мгновение ребята замолчали и в один миг оглянулись на маму.

- Я пирог испекла. Идите, пока горячий.

Мама снова закрыла дверь.

- Давай. Пошли… - Вика встала со стула.

- Да ладно, чё я… - замялся Юра.

- Чё? Пойдем, пока не остыл.

Юра повиновался и поднялся со стула.

 

На кухне они пили чай с пирогом. Вика совершенно беззаботно до слёз смеялась над шутками Юры, а он, подогреваемый её настроением, забавлял её тем, как напоказ, громко прихлебывая, пил чай из кружки и блаженно с великим облегчением выдыхал воздух обратно. 

- Юра, хватит! – смеялась Вика. – А то я сейчас подавлюсь!

После этих слов Юра поперхнулся и изрядно забрызгал стол. Он начал откашливаться, делая это ещё смешнее. Веселье и смех Вики было невозможно остановить. Раскрасневшись и переведя дух, Юра внезапно спохватился и промолвил: 

- Блин, уже поздно.

Вика попробовала перестать смеяться и, убирая слезу с уголка глаз, выразила озабоченность на лице:

- Мы так ничего и не сделали…

Ребята посмотрели друг на друга и снова брызнули от смеха, не сумев сдержаться.

 

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют