Alterlit
Docskif11 Docskif 29.05 в 15:56

Фонтан на Красной

 

Если стать спиной к ступеням Дома Техники из моего города детства, можно было увидеть лежащий внизу район Каменного брода. Он казался тогда, в середине шестидесятых прошлого века, краем света, этот недоступный одноэтажный район, где жили страшные, драчливые, как нам рассказывали, луганские камбродцы. То, что многие из нас никогда их не видели, придавало им еще больше нелепых красок в пацанячьих головах. И, стоя на мраморном бордюре фонтана у Дома Техники на Красной площади, не раз я с тревогой вглядывался в этот, затянутый заводской дымкой, чужой, тревожный, но манящий к себе мирок.

 

Посреди жаркого летнего дня наступал тот момент, о котором знали все — обеденный перерыв у тетки, которая сторожила фонтан. Ее подземное логово находилось метрах в пятидесяти от него, за деревьями. Это был бетонный подвал, из которого доносилось урчание насосов. После того, как она чистила фонтан длинной жердью с сачком на конце и включала насосы, ее главной задачей было не допустить нас к заветным струям. Тем более, тетка не могла позволить такого кощунства и надругательства, как устройства купальни из фонтана в центре города. Единственным, что разрушало ее надзирательский порядок, был обеденный перерыв. Она ходила обедать в столовку на полчаса.

 

Этого момента мы и ждали. Залегали в засаду за кустами парка и терпеливо следили, когда она уйдет. Понимая, что в азарте можем забыть о времени, мы выставляли часового. Стоит ли говорить, какие стычки возникали в решении вопроса, — чья очередь сегодня быть на шухере. Командиром и старшим по возрасту на целых два года был Беря. Серега Бирюков. Когда споры по поводу «почетного» места наблюдателя за фонтанщицей заходили в тупик, — он назначал его сам, и тут не угодившим Бере сегодня, могло не повезти. В тот день не повезло Славику, он закатив глаза, объявил, что не сильно и хотелось, тем более, что он сегодня только в плавках, шортов на смену нет, а если мать увидит, что плавки мокрые, то все поймет и ему попадет, и вообще он с Берей теперь не дружит. Как только тетка ушла, о нем сразу забыли, и ринулись в божественные голубые воды круглого мраморного фонтана под лепной чашей. Это было ценно, кайфово, клево и здоровски, что там говорить. Это дано было понять городскому, зажатому в межстеночном и межасфальтном пространстве пацану с Красной площади. С «Красной», как говорили…

 

Никто не заметил тогда в щенячьем восторге, как Славик, не выдержав пытки лишенца, стянул плавки, и полез в фонтан вместе со всеми. Через время, в общей каше оказались и чужаки, — пацаны с Камброда. Были они нормальные, такие же как мы, и не дрались мы с ними вовсе. Всеобщий, всегородской, всемирный, вселенский бассейн — давай все, жалко что-ли? Великодушен счастливый человек. Конечно, фонтанщица заставала нас врасплох. Она кричала пронзительно и зычно, как в рупор, свистела в свисток и почти прыгала в фонтан, пытаясь кого-нибудь поймать за волосы. Люди, до этого спокойно гулявшие по скверу, собирались поглазеть на разгон купальщиков. Не скажу, чтобы мы очень боялись эту тетку, но во-первых, она могла отвести к родителям, а этого не хотелось, а во-вторых, сам процесс разгона и погони нам нравился не меньше купания. Тот эпизод, когда Славик, потеряв с испугу место в кустах, где спрятал трусы, улепетывал домой, закрываясь руками до самого подъезда, вспоминался многие годы.

 

Я знал давно, что наш фонтан на Красной площади Луганска стоит на месте бывшего Свято-Никольского собора, построенного в 1841году. Площадь вокруг тогда называлась Соборной, и была одной из центральных городских площадей. В ограде храма хоронили его служителей, а также наиболее почётных граждан Луганска. До 1935 года уже на Красной площади собор продолжал существовать, хотя службы в нём давно не велись, а помещения использовались для испытания авиационных моторов. Храм, хотя и служил украшением города, не вписывался в идеологию нового государства. Поэтому, как водится, по просьбе граждан здание было взорвано и разобрано. Вместе с храмом сравняли с землёй и окружавшие могилы его святых отцов и почётных граждан. В 1953 году, ко Дню шахтёра, на месте Свято-Никольского храма было возведено красивое архитектурное здание, но открыт Дом техники был лишь в январе 1954 года по приказу министра угольной промышленности СССР. Площадь в тысячу шестьсот квадратных метров занимали промышленные выставки, научно-техническая библиотека. В восьмидесятые проводились земляные работы по восстановлению фонтана у Дома Техники, и рабочими случайно были найдены захоронения в фамильных склепах. С двухтысячного года здесь Институт культуры и искусств.

 

Значит, резвились мы, не зная, на месте захоронений, а может быть даже на месте самого алтаря, разрушенного более полувека назад собора. Но все-таки, понимание этого сейчас не может стереть ярчайшей картинки детства из знойного июля, с ощущением безграничного счастья и огромности жизни. И еще, наверное, гордости за свой фонтан, искупаться в котором приходили даже камбродские.

В четырнадцатом году этого века мины в фонтан и Дом техники не попали, а рядом стоящему дому досталось… Мира тебе, фонтан на Красной площади.

 



  • 3
    3

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться в системе. Зарегистрироваться
  • udaff

    Три текста за день - это тебе не семечки по карманам тырить

  • Docskif11
    Docskif 29.05 в 18:41

    Дмитрий Соколовский и не баран чихнул... спасибо )

  • xzzx
    xz-zx 29.05 в 18:41

    у меня на пике доходило до 100 текстов в сутки

    а вот сейчас к счастью 3-4 в неделю