Alterlit
plusha plusha 25.05 в 11:16

Про корону

                           

Настырный солнечный луч лез прямо в глаза, которые не хотели открываться. Голову сжимал обруч и давил на мозги, прямо куда-то туда, в самую середину черепушки. Что именно там может так болеть, Матвей даже представить не мог, да раньше особо и не задумывался на такие далекие от его интересов темы. Хотелось опять провалиться в сон и ничего не ощущать. Но естественные надобности давали себя знать: во рту все пересохло так, что, кажется, стенки горла сомкнулись, осталась только крошечная щель для дыхания. А мочевой пузырь, наоборот, словно вот-вот разорвет мышцы и тоненькую кожу живота, вывалится наружу. И еще это солнце, оно везде, куда ни повернись. Попытавшись еще раз насильно отправить себя в благословенное царство почти тезки Морфея, и окончательно поняв бесполезность этого предприятия, Матвей все же заставил себя открыть глаза, затратив на это целую тонну усилий.

Он лежал на матрасе в своем чилауте. Судя по солнцу, нещадно нагревшему его – время перевалило за полдень. Здесь в Гоа Матвей жил уже четыре месяца, к тропической весенней жаре привык, но сейчас никак не мог взять в толк, как он в такой час оказался на балконе, если у него есть уютная спальня, даже кондиционированная. С трудом поднявшись, он посетил ванную комнату, а потом пластом упал на кровать. Что же с ним такое? Почему он чувствует себя так, словно на нем потоптался индийский слон. Нет, целое стадо слонов. В Гоа он зимовал впервые. Вообще-то ему понравилось: море, пляж, фрукты, местные друзья, все совсем не так, как на его зимней Родине. Но была в этом раю и другая, не столь приятная сторона. Как-то так получалось, может от безделья, или от общей расслабляющей атмосферы вокруг – Матвей слишком часто стал проводить время с знаменитым гоанским ромом, да и другие, особые радости, тоже себе позволять. В своей обычной домашней жизни он никогда не интересовался всем этим, да и времени, честно говоря, не хватало, а тут вот оторвался. Сто раз уже давал себе слово завязать, но пока не удалось. Видать, опять с ним что-то этакое стряслось. Что ж голова-то так болит? Матвей пощупал затылок. Сзади красовалась огромная шишка. Ну вот и объяснение. Где же он ее раздобыл? Надо все как следует вспомнить. Матвей сосредоточился, насколько позволяло состояние его здоровья….

Так значит, вчера, в пятницу, они с Пракашем, его хозяином, он живет на соседней улице, а маленький домик тещи сдает ему, Матвею, отправились на рыбалку. То есть, это не они отправились, а Матвей уговорил хозяина взять его на ночной лов, прилично заплатив за это. Уж очень хотелось посмотреть. Его посадили на лавку и приказали никуда не лезть. Но он решил помочь вытаскивать сеть, поскользнулся на мокром, и к этой же лавке и приложился головой, кажется, даже сознание на какое-то время потерял, его водой обливали, он помнит. А что вот было потом? Потом, уже утром, они вернулись на берег. Хотелось как-то отблагодарить рыбаков за то, что помереть не дали. Пили они прямо на песке рядом с лодкой, потом не только пили. А вот дальше он уже вообще ничего не помнит, темнота… Видать, Пракаш с друзьями домой приволокли, да и на чилаут сгрузили, до спальни не донесли. Ну да, Матвей мужичок немаленький, особенно для субтильных индусов. Вот и разгадка, почему он проснулся на балконе.

От всех этих размышлений пить захотелось еще сильнее, да и поесть что-нибудь тоже бы не помешало. Матвей собрался с силами и пополз в сторону кухни. Питьевой воды в кулере осталось совсем на донышке. Он жадно выпил два стакана, остатки слил в чайник, сделает себе кофе. Холодильник оказался практически пустым, только на верхней полке валялись засохший кусочек сыра и квелая половинка помидора. Ладно, на завтрак хватит, все равно надо ехать за водой, купит заодно  еды и где-нибудь поест как следует. Кофе оказал свое животворящее действие. Матвей взял ключи от байка, бумажник, телефон. Но телефон оказался выключен, разрядился. Матвей поставил его на зарядку, включил. И обомлел. Сегодня было двадцать пятое марта, среда. Он, получается, провалялся или, может, прошлялся где-то, он не помнит, почти неделю. Вот это да, такого с ним еще не было, надо срочно завязывать с этими глупостями! Но в магазин все равно надо. Оставив телефон заряжаться, Матвей вышел из дома. Во дворе поджидала еще неожиданность. Его байк был прикручен к забору толстенной цепью. На цепи красовался огромный замок. Это что еще за дела? Такое мог сделать только Пракаш, он и байк у него арендует. Но зачем? Посетовав на отсутствие телефона, но поленившись возвращаться в дом, Матвей вышел, наконец, на улицу.

Жил он в Нижнем Мандреме, деревушке на самом берегу океана, особенно излюбленном гоанскими зимовщиками месте. Но сейчас океан его не интересовал. Скудный завтрак только раздразнил аппетит, следовало основательно заправиться. Матвей отправился в сторону любимого ресторана. На улице не было ни единого человека. Ну да время такое, послеобеденное, все сейчас на пляже. Матвей шел по главной дороге, и ни одного байка, ни автомобиля.

В этом была какая-то странность. Вся деревня словно вымерла. Или это ему только кажется. Глюк? Замедление времени? Но он же, вроде, ничего такого уже давно… Нет, слава богу, вон во дворе индийские пацанята, глазеют на него. Матвей растянул губы в улыбке и приветливо помахал рукой. Но вдруг ребятишки завизжали как резанные, Матвей даже в сторону отпрыгнул от неожиданности:

- Корона, корона, убирайся отсюда, пошел вон, - около него пролетел увесистый камень. Не хватало еще, чтобы попал в его и так уже травмированную головушку.

Матвей помчался, скорее тяжело потрусил, прочь. Что там орали мелкие гавнюки? Корона? Откуда они знают, что его голова словно зажата в тиски? Или это уже видно? На всякий случай провел руками по своей черепушке. Но ничего там лишнего не нашел, кроме известной уже ему шишки. Чертовщина какая-то, по-другому не скажешь. И вот еще странно. Он уже давно бредет по главной улице, но все рестораны и магазины закрыты, и по-прежнему – ни единого прохожего, кроме него. Нет, с ним явно что-то не так. Ладно, его любимый ресторан совсем близко.

Но чуда не случилось. Ресторан был заперт. Матвей подергал ручку, постучал кулаком в слабой надежде, что кто-нибудь выйдет к нему, потом прижался носом к окну. Внутри была разруха и запустенье: столы небрежно сдвинуты в одну сторону, на полу мусор и пустые бутылки. Да что же это такое? Где все? И тут в его больной голове зашевелилось слабое воспоминание. Этот ресторан не работает уже с месяц, его хозяин, Матвей крепко подружился с ним, покончил с собой, повесился из-за безответной  любви. Из глаз сами полились слезы. Кажется, он остался совсем один тут, во всем Мандреме.

Развернувшись, Матвей отправился на пляж, уж там-то точно должны быть люди. Он спросит у них, что такое случилось. Быстрыми шагами он спустился вниз, вышел на мостик  у Осайбы и замер. Перед ним не было ни-че-го! Пляж вымер: ни человека, ни лежака, просто желтый песок и океан в обе стороны, насколько хватало взгляда.

Наверное, так выглядел этот берег, когда на него высадился Васко да Гама. Так может…. Матвей попал в прошлое? И сейчас из-за горизонта покажутся старинные португальские каравеллы? Нет, он вспомнил про холодильник и мобильный телефон дома, тут что-то другое. Но что? Матвея на мостике окружили собаки, целая свора. Сначала они жалобно смотрели на него, а теперь уже начали злобно порыкивать. Есть хотят. Привыкли, что их целыми днями кормят туристы и индусы, а сейчас вокруг никого. Матвей тоже всегда был не прочь повозиться с милыми гоанскими собаками-улыбаками, но не сейчас. Он сам бы с удовольствием пообедал.

Сзади загрохотал мостик под чьими-то тяжелыми шагами, собаки бросились обратно на пляж, Матвей тревожно обернулся. К нему бежали двое полицейских. Слава богу, стражи порядка, сейчас ему помогут. Подбежавший полицейский больно ткнул его в плечо длинной бамбуковой палкой и разразился гневной речью. Матвей в английском уже поднаторел, но сейчас темп речи был слишком быстр для него. К своему удивлению, он опять услышал что-то про корону, но так до конца и не понял. Полицейский, раздосадованный, что его не понимают, поднял свою палку, уже готов был обрушить ее, Матвей даже присел и прикрыл голову руками, ожидая удара, но так и не дождался. Палку перехватил второй полицай. Матвей выпрямился.

- У меня нет короны, честное слово, просто голова болит, - попытался объяснить он. Но у него тут же потребовали документ о том, что короны нет. Это оказалось выше его понимания, Матвей не стал отвечать.  Знаками полицейские приказали придурошному иностранцу, чтобы шел вперед, обратно к улице. Матвей покорно поплелся, изредка получая взбадривающие тычки палкой. Наверху стояли два байка. Его спросили, где живет. Матвей ответил. Привезли его прямо к дому, строго-настрого запретив высовываться на улицу, еще раз пригрозив палкой. Наконец, умчались, Матвей облегченно вздохнул.

Есть хотелось как из пушки. Он еще раз залез в холодильник, вдруг пропустил что-нибудь стоящее. Но надежды оказались тщетными. Вот если бы даже в его холодильнике, как говорится, мышь повесилась, он бы, кажется, и то был бы рад, хоть мышь бы себе зажарил. Надо что-то делать. Блуждающий взгляд Матвея наткнулся на мобильник. Ну конечно, как он сразу не сообразил. Дрожащими пальцами набрал номер другана Леньки, но номер оказался выключенным. Какая незадача! Он попытался позвонить еще паре своих гоанских приятелей. Все телефоны вне зоны доступа. Что ж это такое! Матвей набрал Леньку в Вацапе. Счастье, друг откликнулся сразу. Фоном разговору были привычные городские шумы: гудели машины, переговаривались люди, где-то кипела жизнь, Матвей сейчас тоже отправиться туда, и все сразу закончится, этот странный морок.

- Матюша, привет, родной! Ты как там? Жив?

- Жив, жив, - радостно подтвердил Матвей, - ты где? Я сейчас подъеду.

- Я, бро, в Уфе.

- Уфа? Это где? Ты же в Ашвеме жил?

- Уфа, друг, это Уфа, дома я, в России.

- Как в России? У тебя же билет на конец апреля. Что случилось?

- Как, что случилось? Ты сам-то где?

- Где я могу быть. Дома, тут, в Мандреме.

- Как в Мандреме, все еще в Гоа, и ничего не знаешь?

- А что я должен знать, - растерялся Матвей, уже всем сердцем чувствуя неладное.

- Так в Индии сейчас карантин, все по домам сидят, на улицу выходить нельзя, ходят слухи – скоро интернет отключат. Вируса все боятся, Короны этой проклятой.

- Как? А почему я не знаю? Что ж ты мне не сказал? И что мне теперь делать?

- Так я тебе звонил сто раз, у тебя телефон выключен был.  Я подумал, ты уже дома давно, в Питере.

- Нет, я здесь, я тут головой слегка ударился, болел, дома лежал. Что мне делать, скажи.

- Так в посольстве надо онлайн зарегистрироваться, вас эвакуировать, вроде, будут, ты интернет-то открой. Ладно, давай, не пропадай, у меня тут дел тоже по горло.

Вот это да! Вот это он попал! Но теперь хоть какая-то определенность. И про Корону понятно. Но есть все равно хочется, а еще больше пить. А на улице уже стемнело совсем. Матвей покосился в сторону крана с водой. Что ж, прижмет, придется кипятить сырую грязную индийскую воду и пить. И, может, где-нибудь пачка риса завалялась, или еще какой крупы….

Кто-то весело забарабанил во входную дверь. Матвей с опаской приоткрыл. На пороге стоял маленький Ананда, сын Пракаша, и улыбался во весь рот с белоснежными зубами. В руках у него была литровая бутылка молока, приличных размеров Ред Снеппер, морской окунь, подвешенный на веревочку, и огромный сизый баклажан.

- Папа просил тебе передать, сказал, ты проснулся, - сунул он в руки Матвея свои сокровища. Матвей отвинтил крышку и приник к молоку, одним глотком проглотив треть бутылки.

- А ты что по улицам бегаешь, нельзя же?

- Сейчас можно, комендантский час.

- Слушай, а вода у вас есть, питьевая?

- Есть, сейчас и тебе принесу.

- А хлеб?

- Хлеба нет. Но бабушка завтра лепешки будет печь.

- Скажи, а я что, все последние дни спал?

- Нет, не спал.

- А что делал?

- Песни пел, я сам слышал. Красиво у тебя получается! Папа сказал, у тебя проблемы с этим, - Ананда пощелкал пальцами, вспоминая новое слово, - с алкоголем, вот!

Пел. Матвей знал, как махнет лишнего – всегда пытается. Только вот насчет «красиво» – это вряд ли, ему с детства медведь ухо отдавил. Он задумчиво прикрыл дверь за убежавшим Анандой. Выходит, он был в запое, что ли? Никогда с ним такого раньше не случалось, чтобы не мог вспомнить ничего. Да, дела….

Свежее молочко слегка взбодрило его, и Матвей побрел к компу: читать новости, регистрироваться в посольстве, писать родным. Жизнь продолжалась.

 

26 марта 2020г.





 

  • 16
    5

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • plusha
    plusha 25.05 в 11:38

    Рассказик с картинками.

  • Karl
    Kremnev207 25.05 в 16:52

    Интересно.

  • plusha
    plusha 26.05 в 21:44

    А что, блоги теперь самой не удалить?

  • capp
    Kэп 26.05 в 21:46

    Нетконечно. 

    Ты кто такая, чтобы что-то удалять?

  • plusha
    plusha 26.05 в 21:51

    Kэп  

    Ну да.... А раньше можно было....тогда чем они сейчас от литпотока отличаются? Огорчилась....

  • udaff

    plusha  

    Тем, что блоги не выводятся на главную страницу

  • YaDI
    ЯДИ 27.05 в 05:56

    асилил

    пошел на гоа.ру читать остальное

  • plusha
    plusha 27.05 в 07:24

    Правда, что ли, читаете меня там? У меня там книга получилась в 15 алок, случайно ...

  • YaDI
    ЯДИ 27.05 в 10:02

    plusha  


    чистая-пречистая правда.

    хотя индусов терпеть не могу, зато мемуары дауншифтеров в юва очень даже,

    а если они к тому же умеют одевать/надевать и тся/ться - тада ваще

  • plusha
    plusha 27.05 в 11:01

    ЯДИ  

    Честно, польщена! Мемуары тогда просто как-то выплюнулись....там черновик, конечно, могу электронку вам отдать уже как бы полностью готовую, но она без картинок, а там мои собственные фото личные, хоть и плохого качества. И читать там надо прямо с самого первого поста-страницы, хоть и коллаж там, но все равно связно подряд. Спасибо! Тронута. Всегда считала, что это только для нас, @бнутых на всю голову.

  • YaDI
    ЯДИ 28.05 в 01:19

    да нет, спасибо не надо, я лучше там, с теми картинками и каментами

    на пару недель, не торопясь, прокоротать обеденное мне хватит

  • plusha
    plusha 31.05 в 10:41

    ЯДИ Спасибо. Яндекс. А я Гугл пробовала.

  • YaDI
    ЯДИ 01.06 в 01:19

    plusha какой такой гугель? мы русские, с нами  ̶б̶о̶  яндех!

  • plusha
    plusha 01.06 в 08:16

    ЯДИ я к Гугле больше привычнее, но плохой он, получается, не ищет мой рассказ. Никогда Яндексом не пользовалась, но в телефоне есть....