Alterlit

Поэты России - детям. «С муравья одна нога»

 #имхоч #наталья_семернина #золотой_кот #смуравьяоднанога

Член Союза Писателей России Наталья Семернина, конечно, не Юлия Латынина. С Латыниной тягаться бесполезно. Но есть некая закономерность - обе дамы маститые. Члены писательского союза. Просто даже хочется присесть в книксене и два раза ку сделать. Ибо малиновых штанов обе достойны.

Правда, Наталья Семернина, автор детской книги «Золотой кот» окучивает поля поэзии, а Латынина предгорья прозы…

Но делают они это с огоньком - что одна, что вторая. И с редкой плодовитостью.

Вот Наталья Семернина уже несколько книг презентовала – «Литературная Газета» была одним из спонсоров данной презентации.

Но я остановлюсь на особо известной ее поэтической книге – «Золотой кот» для детей от трех лет. Меня как-то неосторожно попросили написать к ней предисловие. Я написал.

«…С муравья одна нога»

Открытием для меня стала детская поэтесса Наталья Семернина. Это редкое дарование.

Что такое детские стихи для детей? Незатейливое перепевание ежиков-зайчиков с назойливым рефреном дидактики.

Поэтесса Семернина напрочь отринула замшелость и консервативность данной системы. Она привнесла свежую струю символизма, и я не побоюсь этого слова, тонкую грань фрейдизма. Именно то, что и необходимо детской литературе.

Она ломает установленные правила через колено. Русский язык у неё обретает новые формы. Смысл не является направляющим вектором – он подчинен эмоциям и аллегории.

Уверен, ее дивная детская книжка стихов под названием «Золотой кот» в скором времени должна стать раритетом.

Там хорошо все – от первой буквы до последней точки.

 

Стихотворение «Воскресенье»

Я могу стать космонавтом

И взлететь к чужой звезде,

Или доктором с халатом,

Пригодился б я везде.

Что там доктор будет кушать?

Я не знаю. Колбасу?

Вот специально так назвали?

Может, я его спасу?

Если их пускают в дело...

Всё же к звёздам полечу.

Я ногой шагаю смело,

В космос двинуться хочу!

 

В этом произведении прекрасно все. Чувствуется рука незаурядного мыслителя. Поэтессу не устраивает примитивное грубое писательство в установленном размере. Здесь и смешение размеров, и новаторский переход в «хромой ритм».

Но не будем разбирать техническую составляющую, а то опять утонем в трясине неконструктивной критики.

Как сказал один мэтр, критика недопустима в применении к свободе творчества автора.

А в произведении заложен огромный смысл.

Некая идея, довлеющая подспудно. Открытие в пищевой промышленности. О которой догадывается малыш, которого она озвучивает, и ведать не ведаем мы – взрослые люди.

 

Что там доктор будет кушать?

Я не знаю. Колбасу?

 

Вопрошает поэтесса устами невинного младенца. Да, колбасу под названием «Докторская». И тут же выдает секрет– из чего делается эта колбаса.

 

Вот специально так назвали?

Может, я его спасу?

Если их пускают в дело...

 

То есть ребенок, по мнению автора, уже достаточно подкован в современной литературе о каннибализме и это его не пугает, а наоборот настраивает на позитив – на немедленное желание спасти докторов, которых пускают в дело, от печальной участи…

Хотя… есть намек поэтессы не только на отвлеченное теоретическое знание этой ужасающей литературы. Боюсь, здесь дело серьезнее. Вот этот намек, точная деталь:

 

Я ногой шагаю смело,

В космос двинуться хочу!

 

Пардон, вскрикнет от ужаса внимательный читатель – а где ВТОРАЯ нога? А также - НЕУЖЕЛИ? И ДОКОЛЕ?

И вот здесь мы подошли к самому главному.

Иногда гениальный поэт (писатель) не понимает даже сам гениальности своего творчества. Это идет помимо него. Бушует подкорка. Поток сознания вычленяет одну деталь и переносит ее из одного шедевра в другой.

Так и у поэтессы Семерниной. Фрейд упорно движет ее творчеством. Что это было – ужас ночных сновидений, столкновение с реалиями жизни, не знаю…

Но поэтессу неизменно поток сознания возвращает к символичности творчества с сакральным символом – ОДНОЙ КОНЕЧНОСТИ (НОГИ ИЛИ РУКИ).

 

Из стиха «Смелые дети»

Одною рукою

Мы бьёмся с врагами.

Врагов мы, конечно,

Всегда побеждаем

 

Можно долго рассуждать – почему ОДНОЮ рукою? Из презрения к врагу? Из сознания собственной непобедимости? Нет, нет и нет. Это – опять же метафоричность, символ. Это карающая рука.

Опять Фрейд. Опять детство. Сидение темным вечером на скамейке и жуткие рассказы о черной, черной руке… До дрожи в коленках и трепетания сердца…

Вот строфа из стихотворения «Дядя Миша», где опять подчеркивается – одна рука.

 

Под ногами тротуар,

Он выходит на бульвар.

Трость в руке своей несёт

И в аптеку путь ведёт

 

Здесь символизм бьет наотмашь. Это продолжение «руки карающей» из прошлого шедевра в «руку несущую». Можно было просто сказать – «опирается на трость».

Так бы и сказал какой-нибудь мелкий незначительный поэт. Но Семернина – это апологет символизма и метафор. У нее рука – это сама по себе мыслящая единица. Несущая. Даже не требующая поддержки ноги.

Так же ненавязчиво член Союза Писателей России переходит и к животному миру – миру одной конечности.Тоже изысканному символизму.

 

Из того же стихотворения «Дядя Миша»

Потому что каждый день

Покупать ему не лень:

Жабий камень,

Адов корень,

Хвост овцы,

Уплывшей морем.

Глаз вампира,

Рог козла,

С муравья одна нога

 

Не стоит удивляться путанью падежей – это все работает на метафору. Символ одной конечности в этом случае начинает сверкать алмазом.

Хвост уплывшей морем овцы и один рог козла – это так сказать, базис. Замшевая внутренность ювелирной коробочки, на котором сверкает символ «с муравья одна нога».

Причем где-то там на краешке сознания мелькает грустный пятиногий муравей. Но эта деталь, которая оказалась не важна мощному ассоциативному писателю. Это штрих.

Поэтесса в том же стихотворении переходит к более крупным мазкам кисти. Набрасывает трагическое полотно аллитераций. Вырастает образ «козлонога». Пик символизма «одной конечности».

По тексту это происходит так – у аптекаря нет нужных деталей (каждой конечности строго по одной, и он отправляет дядю Мишу восвояси. Причем, наверно, реально грубо. С пожеланием не пить спиртного, а только какао с молоком).

И печальный дядя Миша остается наедине с реальностью и собственными деяниями по отниманию у животных строго по одной конечности.

Авторесса нежно пытается его утешить:

 

Нет ни жабы,

Нет ни корня,

Ни козла с одной ногой.

Дядя Миша, не печалься!

Пей какао с молоком!

Если встретишь козлонога,

Сделай вид что не знаком!

Если жаба бросит камень,

Ты прижми его к груди!

Выбрось чёртов корень ада

Вслед козла одной ноги!

 

Заключительная строка «вслед козла одной ноги» - это как последний гвоздь. Это – вершина творчества. До таких высот ассоциативного нанореализма не поднимался еще никто из писательского племени.

Поэтому, я думаю (я надеюсь), что на следующую Нобелевскую премию по литературе у нас есть уже готовый кандидат. Какая там Алексиевич, какой Боб Дилан…

Свежесть и оригинальность трактовки, бьющий наотмашь символизм, ювелирное владение техникой стиха – это наш приоритет. Кстати, вскользь затронутая тема каннибализма и членовредительства – это новый тренд западной литературы. Поэтому и здесь мы будем на коне. Одноногом.

Думаю, Союзу Писателей России следует серьезно отнестись к моему пожеланию. И дать литературную премию оной поэтессе.

 

  • 49
    8

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Karl
    Kremnev207 16.06 в 17:01
  • Karl
    Kremnev207 16.06 в 17:01
  • Karl
    Kremnev207 16.06 в 17:02
  • bijoux
    Elle 16.06 в 17:55

    Kremnev207 ужас какой. 

  • mayor
    mayor1 16.06 в 19:19

    Kremnev207 Стишками на заказ пописываешь?

  • Karl
    Kremnev207 16.06 в 18:09

    Чай в постель лимон варенье

  • IvanRabinovich

    Ингвар Коротков спасибо, смешно и грустно.
    Как-то в библиотеке взял почитать детям перед сном раскошно иллбстрированную книгу русских сказок. Там одна просто краше другой была.
    например "Богатырша" - яи не знал что на Руси не только богатыри были: краткое изложение. Была здоровая бабища, статна да лицом румяна. и взял её царь-государь границы государства ихнего охранять. А в ту пору ехал богатырь из дальних земель. Ну она ему поначалу от ворот-поворот, биться они стали не на жисть а на смерть. потом всё это как-то ненавязчиво ля-мур переросло. Богатырь заморский. как это водиться - "поматросил" Богатыршу, да и свалил обратно в тридевятое государство.
    Прошло надцать лет И волею судеб оказался он опять в тех краях. а на границе его встретили два молодых богатыря. и давай они биться не на жисть, а до кровавых соплей. Ну не могли они спокойно человека пропутить - обязательно отмутозить надо было - средние века, дикие нравы.
    Ну а дальше "Джими-джими, Шива, зита-Гита" - закрутилось всё как в индийском кино(вот кстати надо сегодня посмотреть - давно не смотрел) Узанал его Богатырша - "ты их отец!" "О, это мои дети!" "Папапа!!!" Слезы, сопли, счастливый финал.
    вот такая. дети, сказочка...