Залог, или Как я была поручителем (на конкурс)

Моей подруге Ленке Никольской прислали по почте резиновый хуй.

Посылка от неизвестного отправителя. Обратного адреса не было.

Раскрыв коробку, Ленка ничуть не смутилась, не стала гадать «какой негодяй посмел?!», а посмеялась  и повесила хуй на трюмо.

Так он и висел на одном из трех зеркал  — крепкий, смуглый, с жестким пучком искусственных волос.

Все, кто приходил в гости, тут же принимались его щупать и спрашивать Ленку, откуда такой царский подарок. На дворе стояло начало девяностых, в то время секс-шопы только начинали свое шествие по стране, а в нашем маленьком провинциальном городке таких чудес и подавно не было.

Ленка пожимала плечами, откидывала со лба рыжую прядь и, кокетливо стреляя зелеными русалочьими глазами, отвечала: «От тайного поклонника».

Друзья многозначительно кивали и хмыкали.

«Видать, южный мужик был,  — подхихивала Ленка, крася ресницы перед трюмо. — Вон, какой темный-то. И, прямо скажем, не гигант!»

— Лена, ты бы убрала этот срам!  — охала её мама. — От людей стыдно!

— Он тут как сувенир висит, а не как … Короче, мам, всё нормально, люди понимают!

Мама качала головой и уходила на кухню.

 

Осенью я уехала в Москву, на третий курс университета, и вернулась  только летом.

В нашем городке было всё как всегда. Те же тусовки, те же люди, тот же хуй на Ленкином трюмо. Только денег у людей становилось всё меньше.

Ленка работала в садике нянечкой, её мама — медсестрой в больнице, зарплату катастрофически задерживали. Близился Ленкин день рождения, а денег на празднование не было. Я притащила из дома зеленый горошек и любительскую колбасу, больше ничем помочь не могла.

— Может, займем у Сигачёва? — спросила я Ленку.

Эдик Сигачёв был старше нас на четыре года.

Когда-то у них с Ленкой разгорелся роман, но в итоге что-то не заладилось, виной послужило несовпадение темпераментов: Лена славилась вспыльчивостью, Эдик же всегда оставался спокоен  и рассудителен.

Я с Сигачёвым приятельствовала, он казался мне необычным:  читал Сартра, знал восточные учения, интересовался языком жестов, практиковал раздельное питание и трехдневное голодание. Жил он один, работал оператором на электростанции, зарплату получал хоть и с задержками, но хорошую.    

— Понимаешь, — Ленка задумчиво обкусывала ноготь на указательном пальце, — я у него уже на майские занимала. До сих пор не вернула. Боюсь, не даст теперь.

— А мы по-взрослому сделаем, по-серьёзному! — заявила я. — Я буду твоим поручителем. Как  в банке! Залог ещё хорошо бы, для солидности, но у тебя ничего нет.

— Ничего, — подтвердила Ленка.

Мы отправились к Сигачёву.

— Ты только стой молча, — учила я её по дороге. — Глазки опусти и  грустно кивай. А то опять будешь на него наскакивать как боевая курица. Или скажешь что-нибудь не то!

— Хорошо! — покорно соглашалась Ленка.

 

Перед тем как нажать на звонок, я вышла вперед, а Ленку задвинула за спину.

Взлохмаченный Сигачёв открыл дверь.

— Эдик, привет! — сказала я.

— Привет! — настороженно ответил он.

Ленка тоже  тихо прошелестела: «Привет!»

— Тут такое дело, — продолжила я. — У Лены день рождения, а у нас денег нет. Можно у тебя занять немного?

— А вы мне что? — шутливо прищурился Сигачёв.

— Под мою ответственность, — торопливо сказала  я. — Отдадим через месяц. Ручаюсь!

— А мы тебе – вот что! — вдруг радостно высунулась из-за моей спины Ленка и победно выставила вперед хуй, нечаянно стукнув меня по уху резиновой мошонкой. — Залог!!!

 Я тут же растеряла все слова.

«Когда ж она его прихватила, жучка, а?» — пронеслось  в голове.

Ленка ломала весь сценарий.

— Так я и знал, — кисло проговорил  Сигачёв. — Что еще от вас ждать?  А почему он темный?

— А ты расист, что ли?  — Ленка вышла из-за меня как из-за ширмы и всплеснула руками. — Вон, книги по уринотерапии читаешь, голоданием себя моришь, жесты... ну этого, как его, Натах, скажи! — повернулась она ко мне.

— Алана Пиза, — досадливо прошипела я.

— Во, точно! Жесты Пизы изучаешь, а тут тебе, видишь ли, цвет не тот! — она обиженно дернула плечом и, вздохнув, добавила: — Мы-то думали, ты человек интеллигентный!

Эдик задумчиво вертел в руках хуй и, присмотревшись к какой-то царапинке, вдруг сказал:

— Ленка, а что это?  Ты его сама случайно... не того?

Я мысленно перекрестилась и закрыла глаза. Сейчас, думаю, начнётся!..

— Ты, Сигачёв, чокнутый, — услышала я спокойный Ленкин голос. — У меня этого добра, вон, полгорода в очереди стоит. Это Вовка Кэс его на лоб нацепил, по пьянке в единорога играл. Что он там кричал, Натаха?

— Что он синий вол, исполненный очей, — с трудом разлепила я губы.

Ленка закивала:

— Во-во! Синий был – ужас! Вот и царапнул где-то. Ну так это ерунда для залога. Слышь, Натаха, чего говорю, — пихнула она меня локтем. — Как там в ваших московских университетах учат? Залог же новым быть не должен?

— Не должен, — эхом повторила я. — Ценным должен быть. Ну и качественным.

— Так это ж про наш! — Ленка выхватила из рук Сигачёва наш резиновый, застыла как статуя Свободы, и с надеждой спросила: — Ну, берешь залог? Денег взаймы дашь? Натаха ручается за меня!

Я утвердительно кивнула. Щеки горели.

Сигачёв вздохнул:

— Сколько?

Я назвала цифру.

Он молча направился в глубину комнаты  и вернулся с нужной нам суммой.

Залог он всё же взял.

«Так хоть хуй будет, а то ж от вас обычно ни хуя» — философски сказал он.

 

Мы отпраздновали  день рождения, звали и Сигачёва, но он как раз голодал в  тот день и не пришёл.

Деньги мы отдали через месяц, как и обещали.

Сигачёв вернул Ленке хуй, и тот был водворен на трюмо.

Так и висел, покачиваясь, пока его кто-то не украл на очередной вечеринке.

 

Пролетело много лет.

Сигачёв теперь пастор в баптистской церкви. Читает проповеди, осуждает праздность и разгул.

Когда я его нашла в сети, он сухо ответил, что в юношеских грехах раскаивается и ничем мирским не интересуется.

Ленка — примерная жена. У нее пятеро детей, ответственная работа, и ей некогда обсуждать прошлое.

Кажется, только я и помню этот случай. И то, что раньше заставляло меня краснеть, сейчас вызывает лишь улыбку.

 

 

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 8
    5
    70

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Karl

    Да как нету испанский стыд на лицо, им поцарапали героине лицо.    Стыдно за дуру подружку, которая ни к месту взяла резиновый орган.

  • 79650632682

    ответ на комментарий пользователя ХЛМ : #3454334

    за подружку, которая выступила )

  • 79650632682

    ответ на комментарий пользователя 13k : #3454339

    спасибо. Испанский стыд имелся ввиду за подружку, которая превратила серьезный процесс (ну ГГ хотелось, чтоб он был серьезным и по-взрослому) в балаган с хуем

  • 79650632682

    ответ на комментарий пользователя кличка гога повесился : #3454340

    Спаспбо)

  • 79650632682

    ответ на комментарий пользователя Kremnev207 : #3454343

    да, точно! ) ну она не дура, просто шебутная очень