soroka63 О. Сорока 03.05.24 в 12:07

Мистика московских переулков #2

Ну штош, продолжаем разговор…

Честно говоря, были у меня совершенно другие планы на вечер. Но как говорится, хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах. И, словно кто нашептал в левое ухо, вместо того, чтобы следовать заданным курсом, сижу и описываю внезапную вылазку на Патрики.

В районе м. Маяковская бываю настолько редко, что даже не припомню, когда в последний раз. Кажется, четверть века назад притащил меня сюда сердечный друг ввечеру, попугать «нехорошей квартирой» и погулять в ночи у Патриарших прудов. Вспомнила я эту романтическую пору, дружочка своего, покинувшего земную юдоль лет через пять после той прогулки, и решила пройтись старым маршрутом.

Что хочу сказать. Москва, конечно, расцвела при Собянине. Красиво, чисто, а к празднику особенно нарядно.

Сад «Аквариум» тоже этим летом решили отреставрировать.

Уверена: будет шик, блеск, красота. И раньше-то не всякий знал, что место описано Булгаковым как театр Варьете (в 1926 г. Московский мюзик-холл), где Воланд проводил сеанс чёрной магии с последующим разоблачением. А уж после реставрации, будьте уверены, последние следы чертовщинки выметут поганой метлой, сиречь отбойным молотком и ковшом экскаватора.

Только и останется, что забежать за «Театр Сатиры» и позырить на, рекордными темпами, восстановленный после недавнего пожара купол. Вы спросите, а зачем театру купол? Тем более что с площади его и не видно совсем. А затем, что строилось здание в 1911 г., как Цирк Никитиных на Триумфальной площади (в 1935—1992 годах — площадь Маяковского). Там и зрительный зал амфитеатром, кто был – знает.

Вот и двор-колодец дома №10 по Большой Садовой (в романе ул. Большая Садовая, 302-бис) блещет чистотой и новоделом. Нет тут былой романтики обоссанных подъездов. Все незаконные граффити стёрты, на стенах только разрешённая властями стилизация под… Как говорится, не можешь справиться — возглавь.

Ну и официально приставленные Коровьев с Бегемотом охраняют место, «намоленное» сдвинутыми на романе. Носы и лапы, разумеется, затёрты до жёлтого блеска.

Постояла, повтыкала в телефон, узнала дату установки болванчиков (2011 г., скульптор А. Рукавишников), посмотрела, как народ фотографируется и стало мне вдвойне печально от того, что дух старой Москвы потихоньку выветривается даже из этих, ох каких непростых мест. Вот только несколько имён, связанных с этим домом! Здесь была мастерская художника Кончаловского, зятя Сурикова, отца Натальи Кончаловской и дедушки Никиты Бесогона. Отсюда Фанни, зарядив браунинг, отправилась на смертельное свидание с Лениным. Тут, на сабантуе в мастерской Якулова, познакомились безбожница Дункан и без памяти влюблённый в неё Есенин. А в 1921 г. в коммуналку на шестнадцать хозяев вселился никому не известный молодой писатель Булгаков с женой Татьяной. Что-то частенько Михал Афанасьевич шёл следами Есенина, не находите?

Везде-то ты видишь мистику, скажете вы, а я вам отвечу: приезжайте, пройдите со мной аллеей архитектора Шехтеля и Ермолаевским переулком к Патриаршим, сами поймёте, что в центре Москвы ничего не происходит само по себе, без кое-чьего промысла. Правда и вымысел переплетены и закольцованы так, что сам чёрт не разберет, тьфу, тьфу… нашла, где помянуть неладного. А кстати, сегодня как раз тот самый час, тот самый день, когда Аннушка по прозвищу Чума уже разлила масло.

Мысленно положила отвратительные жёлтые цветы на гранитную ступеньку, как на гранитную плиту, у входа в музей Булгакова, и побрела на Патриаршие. Что ж мне и часик не выкроить? Когда ещё придётся? Вон и погода разгулялась. Иду себе, размышляю, что не странно ли мне здесь оказаться как раз в страстную седмицу, когда происходит действие обеих линий романа? Ну-ка, ну-ка… Это что за крест в начале аллеи архитектора Шехтеля?

Мистика какая-то… Давно ли поставили? Снова втыкаю в телефон.

Установлен в 2013 году на месте снесённого в 1932 году храма священномученика Ермолая Никомидийского. Разрушенный храм в Патриаршей слободе, на Козьем болоте, что близ стены Земляного города, стоял тут с самого Смутного времени, с 1610 года, и был домовой церковью Патриарха Ермогена. До пострига тот носил имя Ермолай. И смерть принял тоже мученическую. Мне ж не надо рассказывать? Все же помнят?

Ну, ребят… Ну не бывает так?! У нас ещё и не так бывает! Держите! Вот вам чёрный пудель, возникший, как из-под земли.

А, может, и впрямь из-под земли, иначе, зачем тут этот портал в ад? И вовсе даже не в ад, скажете вы, это просто вентиляционная шахта московской подземки. Ну да, ну да…

Кто, скажите, выгуливает чёрных пуделей у Поклонного креста?! Только чокнутый москвич-безбожник. Но собакен хорош, нечего сказать! Габитус выше всяких похвал. Ни секунды покоя для чёткого фото, в отличном тонусе животное! Тьфу-тьфу-тьфу ещё раз через левое плечо, перекреститься и дальше — мрачноватым, но красивым Ермолаевским переулком, где в тени домов жутковато и гулко, прямиком к месту, где стояла (или не стояла, исследователи до сих пор не могут договориться) трамвайная вертушка… На углу у Патриарших.

А в сущности, какое нам дело, ходил ли по Ермолаевскому переулку на самом деле трамвай или нет? Лучше погуляем у воды, полюбуемся на белоснежных лебедей, да подумаем о старой Москве, Михаиле Булгакове, Гёте, Патриархе Гермогене, доказательствах Фомы Аквинского, старике Канте и бренности бытия…

Главное при этом, не останавливаться и не разговаривать с незнакомцами!

Светлой вам Пасхи!

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 23
    13
    225

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.