yakov-36_ Отец Онаний 27.03.24 в 11:03

Адгезия

Случилась у Бобика адгезия. Само собой, во всём виноваты бабы. В данном случае, сучка по кличке Мальвина. 

Тянет-потянет Бобик, а вытянуть не может. Скулит, сучий потрох. 

Позвал на помощь других кобелей. Смотрят они, ухмыляются, да блох чешут. Сами в такой адгезии ни раз бывали. Что тут скажешь, попал. 

— Ты в неё как-нибудь лапами упрись и рвани, — присоветовал Шарик из соседнего двора.- У меня такое частенько по-молодости было.Упёрся Бобик, не помогает. Только ещё больнее стало. А Мальвина скулит, но не разжимает. Ох, несправедлива природа к животинам. Нет бы, сделал дело и гуляй смело. А тут тиски. И тоска.

— По научному, это я от своего хозяина слыхал, это называется скрещивание. А ещё есть такой процесс — адгезия..,- начал холеный профессорский пёс по кличке Митя.

— Ты, Митя, слишком много с людьми времени проводишь. А процесс этот естественный. И самоликвидируемый. Надо только хорошо потянуть, — отреагировал по -простому Шарик.

— Я уже не могу,- взмолился бобик.— Чувствую, кранты.

— А что нам на это скажет виновная сторона? — спросил Митя.

— Да ну вас, припёрлись, помошнички. И не стыдно, пялиться?- сказала Мальвина.

— Стыдно, кому видно,— гавкнул Шарик. — Отпусти мужика. Он своё дело сделал, чего ты как самка богомола.

— Вам только и надо, что своё дело сделал и гуляй. А мне потом рожай, корми, воспитывай. Хорошо, если сразу щенков не отберут и не утопят в ведре. Так всё равно потом раздадут. А они мать родную не узнают, также потом, эта ваша, тьфу, адгезия.

— Природа,- зевая сказал Митя.

Бобик висел на Мальвине, как рудимент, уже совсем не нужный, но всё никак не отредактированный природой. Он потихоньку подскуливал, кляня свою похоть и Мальвину. Иногда пытался дёрнуть, но тиски были крепки. Сука...


Митя и Шарик, уставшие от зрелища, которое никак не закончится, ушли по своим собачьим делам. Мальвина повернула к Бобику морду, молча посмотрела в его глаза, заполненные страхом и мокрые от слёз и сама, резко рванула. Она протащила за собой кобеля до ближайшего забора, в котором не хватало несколько досок. Рванула в дыру, а он, не успев среагировать, треснулся лбом об перекладину и остался снаружи, с длинным синюшным членом, похожим на греющегося на солнце ужом. 

Боль и радость — всё это одновременно, спасение и жалость к самому себе. Вот она собачья жизнь. Теперь зализывай хозяйство и тешь себя надеждой, что больше никогда ни к одной суке не подойдёшь. До первой течки, друг, до первой течки.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 55
    20
    277

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.