Колобок. Небывалая история

Серебрится дымок на опушке леса, а вокруг ни души. В избе за деревянным столом сидит старик, пасьянс раскладывает. На сытом лице улыбка блестит, а в глазах отражаются пики да черви. В каморке, что возле печи, вошколась старуха, по коробу поскребла да в сарай пошла, по сусекам помела, и набралось муки пригоршни с две. Вернулась в избу. Замесила тесто на сметане, изжарила в масле да положила на окошко постудить. В животе заурчало.

— Иван, я есть хочу! Сходи в лес, — жалостно завопила старуха.
— Так я же недавно был. Харчам пришёл конец?
— Сейчас тебе придёт конец, коли не улындаешь!
— Житья с тобой нет, Прасковья, никаких харчей не напасёшься! — нахмурил брови старик, встал из-за стола, закинул ружьё на плечо да направился к двери, а старуха окинула его недобрым взглядом, положив руки на пояс.

Не успел он скрыться за скрипучей дверью, как на подоконнике, пригревшись на солнышке, зашевелилась булочка. Сначала старуха подумала, что крыса там расхаживает, а кто ж ещё хлебушек стащить-то хочет. Крысы всё-таки хитрые твари: своего не имеют, чужое жрут с незапамятных времён. Однако, присмотревшись, она поняла, что это не крыса. Ни хвоста, ни мерзких лап, ни шерсти не было заметно рядом с булочкой. Ближе к полудню солнце стало жарить так сильно, что совсем невмоготу хлебушку стало. На глазах старухи он распух, округлился и скатился в тень, под лавку.

— Батюшки мои, видел бы старик, что случилось! — воскликнула старуха.
— А что случилось, бабушка? — послышалось из-под лавки.
— Ты случился, внучек. Буду тебя Колобком звать, потому что кругленький, — глаза старухи засияли, а лицо покрылось румянцем. Ей было невдомек, откуда внуки берутся и когда тесто на сметане говорить научилось, но дюже хотелось кого-то понянчить. С цветами не сложилось: каждый раз, как старуха бралась вазоны поливать, все либо вяло и гнить начинало, либо пересыхало, как та речка знойным летом. Со зверями тоже не сложилось. Была у старухи кошка тощая, Марфой звали, ходячий скелет кожей обтянутый. То ли не докармливала она её, то ли жадничала харчи, сметаны Марфа не видала, покуда жила, да и жила она недолго, хорошую юшку сварила старуха из неё.

— Колобок, поди сюда. Забирайся на стол, — глазки у Прасковьи заблестели, никак слёзки пустить собирались, а потом прищурились, будто что-то неладное удумали.
— Почему ты так странно смотришь на меня, бабушка?
— Ой, внучек, щечки твои розовые нравятся просто, наглядеться на них не могу.
— А, понятно, — ответил Колобок, выкатился из-под лавки, прыг на стульчик, а со стульчика на стол, и смотрит на старуху.
— Какой ты мягенький, кусь-кусь тебя хочу.
— А что такое кусь-кусь, бабушка?
— Это поцелуй такой, — хитрила старуха, то левый бочок Колобку погладит, то пальцами щеку пощупает.
— А, понятно, — пододвинулся ближе к старухе Колобок.

Как только он это сделал, Прасковья тут же схватила Колобка в руки, подняла над столом и держит на уровне плеч. Глазки горят, изо рта слюнки текут, медленно сгибаются локти. Из открытого рта идёт неприятный запах, все ближе и ближе к зубам старухи Колобок.

— Бабушка, а ты меня зубками целовать будешь?

Дверь со скрипом открылась, старик с охоты вернулся, зашёл в избу и увидел старуху с зажмуренными глазами, то ли спит, то ли молится, непонятно. В руках хлеб держит, будто подношение кому-то делает. Рот открыт, да так широко, что целый лось в него влез бы, или худо-бедно косуля какая-нибудь.

— Прасковья, про меня не забудь. Мне хлеба оставь, а то, как я погляжу, ты сейчас сама целую буханку проглотишь.
— Это мы с бабушкой целоваться собрались, — промолвил Колобок.

Старик чуть не помер, подумал, что из ума выжил, довела его старуха своими хлопотами. Бухнулся на лавку, что возле двери стоит, глубоко вдохнул и выдохнул. Колобок вырвался из рук Прасковьи и к старику покатился. Ударился о лапоть, отскочил как мячик, остановился и во все глаза смотрит.

— Дедушка, тебе плохо?
— Ты кто такой?
— Я Колобок. На сметане мешон, да в масле пряжон, на окошке стужен, твоим внуком наречён.
— Будешь мясо, Колобок?
— Чего-то не хочется, а есть яички?
— Яички у петуха, а у кур — яйца.
— А есть яйца?
— Нету, все куры давно передохли, — отозвалась старуха.
— Кто передох-то? — приподнял брови старик, — Съели мы их!
— Дык если б неслись, так не съели бы!

Старик замолк, насупился. Минуту погодя поменялся в лице и доброжелательно посмотрел на Колобка.

— А водицы свежей, с колодца будешь?
— Буду.
— Вот и договорились. Прасковья, пойду воды наберу, а ты пока мясо жарь, в сарае заяц рубанный лежит, еще с утра по лесу бегал.
— Батюшки мои, бегу, бегу! — воскликнула старуха.

Сытые и удовлетворенные, старики встретили вечер. Старушка забралась на теплую печь, чтобы согреть свои старые кости, а старик устроился на полу рядом. Самое мягкое место — взбитая пуховая перина и кровать у окна — досталось Колобку. Он то и дело взбирался на подоконник, любуясь природой, затем скатывался под одеяло. Избу заполнили звуки сопения и храпа старухи. Еще немного погодя Колобок уснул. Во сне он побрел по лесу и обнаружил поляну, усыпанную цветами. Вдруг из-за кустов выпрыгнул зверь с острыми клыками, раскрыл пасть и бросился на Колобка. Тот в ужасе покатился куда глаза глядят, спотыкаясь о сучья и пни, царапаясь об иглы и шишки. Измученный и покрытый синяками, Колобок закатился в избу и спрятался под кроватью. Но зверь, словно почувствовав его запах, нашел его укрытие, раскрыл пасть и злобно щелкнул зубами. Не выдержав Колобок сего кошмара, вскрикнул и открыл глаза. А перед ним старухин рот, запах дурной из него идет, да слюна на одеяло капает.

— Бабушка, что случилось?
— Ой, Колобочек, миленький, — начала оправдываться Прасковья, — Так я это, поцеловать тебя пришла. Услышала, как ты в кроватке ворочаешься, вздрагиваешь, испугалась. Видать, кошмар наснился?
— А, понятно. Да, приснилось, как в лесу за мной зверь лохматый гнался, да чуть не догнал.
— Ой, ты в лес лучше не ходи. Там много зверей опасных расхаживает. Ложись спать, внучек.

Наутро у Колобка бочки примялись, да глаза опухли. Спал дюже плохо, неспокойно ему было. Скатился с кроватки на пол, да к столу устремился. Запрыгнул на стульчик и вопрошает у старухи:

— Бабушка, а есть что поесть?

Прасковья сидела за деревянным столом, подперев рукой подбородок. Взор её был прикован к окну, на подоконнике которого ещё вчера студилась вкусная булочка.

— Нету ничего, внучек. Попей водицы свежей. Иван с утра натаскал. Он на улице байдыкает. Попроси его в лес сходить, мясо закончилось.
— Хорошо, бабушка.

Попив воды, Колобок покатился к двери, а через неё шмыгнул на улицу. Огляделся вокруг, никого. Видит тропинка узкая в лес идёт. Он задумчиво посмотрел на неё, решил, что дедушка этой дорожкой на охоту ходит. Покатился вперёд в надежде его найти, может помочь чем сможет, медведя какого-нибудь до избы дотянуть или ещё что. В голове мелькали ночные кошмары, но на удивление Колобок не испугался и никого в лесу не встретил, это показалось ему странным.

— И где эти звери опасные, нет никого. Тихо как-то, — едва слышным голосом сказал Колобок, рассматривая природу. Подул сильный ветер, зашелестели листья и раздался выстрел. Громкий, страшный звук испугал птиц, которые в один миг сорвались с веток деревьев. Пугающим эхом их голоса пронеслись по всему лесу. Колобок испугался, да так сильно, что не помнит сам, как выбрался из леса, память к нему вернулась только на полянке, возле избы. Он стукнулся о большой пень, который зачем-то стоял в стороне, недалеко от сарая. Набил добрячий синяк и принялся рассматривать предмет, который торчал прямо из пня.

— А это что такое? Деревянная палка, словно рукав дедушкиной рубахи, да блестящая ладошка, должно быть, держится за пень, — рассуждал вслух Колобок и не заметил, как в металлическом лезвии появилось чье-то отражение. Нечёткий силуэт приближался. Вытянутая рука, казалось, прямо сейчас схватит Колобка.

— Ой, — вскрикнул Колобок, увидев отражение огромной руки и отскочив в сторону.
— Это топор, дрова колоть, — низким басом произнёс старик и вытащил его. Поставил на пень близлежащее полено. 

— Секир-башка! — орнул старик и одним сильным ударом расколол полено на две части, — Теперь есть, чем печь растопить, чтоб юшку сварить.
— А из чего юшку будем варить?

Задумался старик. Кошку вспомнил, Марфу любил он. Бывает, зайдет под вечер в избу уставший, за день вымотанный, а она ластится, о ноги трется да с лаптями бавится, умора. Корову любимую вспомнил, Буренку. Как кормил ее с рук, да шерсть чистил в погожий день. Его будто кто-то под коленки ударил.

— Буренушка моя, прости, — расплакался Иван, да сел на пенек, — Катился бы ты, внучек, к бабушке.
— Хорошо, — ничего не подозревая, ответил Колобок и устремился к старухе.

Иван сидел на пне и смотрел на избу. Густой, белый дым подымался по дымоходу и клубился над крышей. Марфа и Буренка, живыми облаками поднимались в небо и уплывали вдаль. Некоторое время погодя старик направился в избу. Вручив старухе свежее мясо, он уселся на табурет.

— Иван, тут мяса на один раз. Может, еще раз в лес сходишь?
— Нет никого больше в лесу, пусто!
— А может, Колобка с собой возьмешь? Ты стар, слеп, а он молод да зорок, подскажет тебе, где какой зверь прячется, — подмигивает старику Прасковья.
— Ты что такое говоришь? Совсем из ума выжила? Куда ему в таком-то возрасте. Слюни и сопли еще не обтер.
— Бери, бери его с собой да возвращайся поскорей, я стол накрою, — снова подмигивает старику Прасковья, да на ружье и Колобка намекает, — Поможешь Колобок дедушке?
— Помогу, бабушка.
— Видишь, он не против.
— Вижу, что ты совсем совесть потеряла, — нахмурил брови старик, взял ружье и повернул голову к внучку, — Иди за мной, Колобок.

Заскрипела дверь. Петли давно бы смазать надо, да бережет Иван остатки масла для своего ружья. Рукоять из дерева с пирографией Буренки, как напоминание «Никогда снова», жжет ладонь. Старик ускорил шаг, Колобок едва поспевал за ним. Лес давно остался позади.

— А куда мы идем, дедушка?
— В город. Бабушка, когда голодная, превращается в бабулью! Глядишь и нас съест. Раз к врачу идти не хочет, сами врача приведем, пусть её полечит!

P. S. Не переживайте, с нашими героями все хорошо! У бабушки обнаружили гипертиреоз, назначили курс лечения, который она успешно прошла. Колобку, после его вылазки в город, предложили работать аниматором на детских праздниках и, кстати, хорошо платят. Дедушке на день рождения он подарил корову, а бабушке — кур и кроликов. Все счастливы, ведут хозяйство и подумывают о том, чтобы завести кошку, сметаны-то теперь хоть отбавляй!

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 83
    13
    454

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • UrsusPrime

    Просто сюда помещу. Еще одна история касающаяся косвенно Колобка:
    Жил-был хлебный магазин. Назывался он "Хлебный магазин" при советах и всех это устраивало. СХодить в хлебный - понятно и доходчиво. Жители так его и называли. А потом наступили креативные 90-е. Новый хозяин решил проявить фантазию и магазин обзавелся вывеской "Колобок". Качество вывески оставляло желать лучшего и первые две буквы вскоре отпали. Народ быстро запомнил новое название и магазин стал Лобком. И хотя буквы на место вернули, название прижилось. Следующий хозяин быть хозяином Лобка не хотел, зато уже имел магазин с романтичным названием "Гея". Поэтому новое название нашей точки стало "Гея-2" а так как хозяин следовал трендам нулевых, "2" он поместил и спереди и сзади "2-Гея-2" видимо чтобы точно с первой Геей не перепутали. Новое название никак не приживалось и к расстройству хозяина магазин все еще называли Лобком.  Тогда он сделал ход конем и вывеску сделал неоновой светящейся. Само собой, качество вывески было так себе и вторая двойка в названии вскоре погасла. И в народ тут же ушло новое название магазина "Два гея". Сейчас (история 2008 года) магазин от греха подальше называется "Хлебный номер два".

  • UrsusPrime

    Такс, по рассказу. Ну недожал автор, недожал. Я думал старика все же съедят... Тема шкуры лисы и медведя не раскрыта. Буренка еще откуда-то взялась. Пост скриптум вообще саспенс весь ломает - тут же почти как Град обреченный - те вот условно изба и ничего вокруг ни души. Отсюда ужас та. А оказывается есть город целый. ненене. убрать!

  • snakeangel

    UrsusPrime 

    😁 И через сто лет одиночества его нашла Красная шапочка, которая с пирожками шла через лес все к той же бабушке...)

  • ol_ga_gerasimova

    Сергей Мельница 

    Это было бы вполне логично, учитывая кто его слепил и кто воспитывал, среда так сказать обязывает)

  • snakeangel

    Ольга Герасимова 

    Колобок потом утверждал, что он сделал себя сам, а бабка только по коробу поскребла ))

  • natalya-bobrova

    Правда, пысы лишние тут.

  • snakeangel

    Татка Боброва 

    Подписывайтесь чтобы ничего не пропустить ;) У меня там така любовь, така любовь будет, минимум на корейский сериал потянет )

  • natalya-bobrova

    Сергей Мельница 

    Хехе, подписчика на ровном месте решил заполучить?)

  • snakeangel

    Татка Боброва 

    А почему бы и нет ) Я предложение руки и сердца жене так же делал, подвернулась удобная ситуация - она мне деньги с халтуры привезла, сидели в кафе с наличными довольные, я и говорю: слушай, давай поженимся, ну кто если не я? )))

  • udaff
  • snakeangel
  • soroka63

    А... это с тебя покатилось )))

  • petrop

    Сергей Мельница 

    Аж меня сподвигнули, хотя вообще обычно не вписываюсь в такие авантюры))

  • snakeangel

    Евгений Петропавловский 

    Дело то хорошее, заразное, ггг. Сегодня на главной опять Колобки ))

  • petrop

    Сергей Мельница 

    Второй день пошёл. Посмотрим, сколько колобки продержатся))