«Треугольник печали» 2022

Проблемы, показанные в этом фильме, актуальны для западного общества и куда в меньшей степени актуальны для российского, да и любого, пожалуй, общества постсоветского пространства… впрочем, я охотно верю, что где-нибудь в Прибалтике, которая за модными тенденциями, как известно, идет впереди планеты всей, — фильм и вызывает живой отклик. Поэтому фильм этот мне очень трудно воспринимать и оценивать. Среда, в которой живу я, резко контрастируют со средой, в которой живут и герои. Допустим, специфический юмор. То, что не кажется мне смешным, может показаться смешным какому-нибудь другому человеку, то, что мне кажется пошлым, может показаться другим людям вполне естественным. Так или иначе, герои фильма молодые люди, оба — топ-модели (нет, речь не идет на этот раз об однополой любви), она — девочка, он — мальчик, и они хотят завязать отношения для дальнейшего устройства семьи. Сделать это оказывается непросто. Есть препятствия социального и психологического характера.

Я постоянно говорю (и даже не знаю для кого), что проблема № 1 в обществе потребления на Запале — отсутствие коммуникабельности и возможности понять друг друга между полами, ведь чем больше ты являешься личностью (вернее, себя таковой считаешь), тем меньше у тебя возможности кого-то чистосердечно любить.

Первая часть фильма — чистый фарс.

Молодые люди выясняют, кто должен расплатиться в ресторане: он или она. На этом все. Бедолаги просто не могут это выяснить.

Наверно, где-нибудь в Голландии или Испании — это было бы очень смешно и актуально. Но мне это смешным не показалось. «Цинизм имитирует оптимизм». Слоган из фильма. Может и фильм тоже, что-то имитирует?

Во второй части мы неожиданно перемещаемся на роскошную яхту. К нашим ненаглядным присоединяется парочка немолодых русских. Русские показаны такими, какими видят нас европейцы. То есть наглыми, тупыми и очень богатыми. Это клише. Но и весь фильм клише. Он не несет в себе кого-то откровения, а лишь паразитирует на интеллектуальных достижениях других. «Цинизм имитирует оптимизм» … Хм… Что-то мне подсказывает, что я буду частенько повторять эту ключевую для фильма фразу.

Этот фильм скуп на события. Большую часть времени мы слышим хорошо продуманные диалоги, которые должны показаться нам умными. Иные из них действительно умны, другие только кажутся таковыми.

Юмор?

Ну как вам сказать. Допустим сцена с гранатой было смешной. И сцена с дележом осьминога — забавной. Другие — не очень. Не очень забавными. Не очень смешными. Но безусловно скользкими. Буржуазное мелочность в этом фильме ходит перед нашими глазами не только без благопристойной маски, но, пожалуй, и вовсе без трусов: горечь богача, потерявшего жену недолговечна, его внимание быстро переходит с ее трупа на кольцо с бриллиантом и роскошное колье. Все покупается и продается. Об этом осведомлены даже чистильщики туалетов. Но после кораблекрушения, очевидно, надо менять строй. Ощущения коллапса, столь недурственно переданного фильмом «Не смотрите наверх» ощущается и здесь — но с меньшей патетикой и менее выразительно.

Актеры?

К ним нет никаких претензий. Мне очень понравилась игра молодой актрисы, сыгравшей главную героиню. Ей хочется верить с начала и до конца. Молодому актеру, сыгравшему главного героя — в меньшей степени. Во всяком случае, он ничего не портил. А это главное. И Вуди Харрельсон держал свой уровень. Прочие отнюдь не терялись на их фоне. Но лучшим актером, из всех актеров, задействованных в фильме, был, безусловно, саундтрек. Если режиссер хотел показать всю мелочность человеческой натуры, то композитор, написавший его, сделал ему воистину царский подарок: ироничный фильм обволакивает, как ядовитый шлейф, легкая ироничная музыка. Она слизывает с людей шкуру благопристойности — и показывает их такими, какие они есть, то есть маленькими насекомыми, шевелящими усиками и вытягивающими членистые лапки. Нет, человек в этом фильме не идеал, он что-то прямо противоположное героям из трагедий Эсхила и Софокла…

… не знаю, как вам, но мне хотелось, чтобы все они умерли. 

Однако я отказываю в главном достоинстве фильму, за которое он, видимо, и получил Золотую пальмовую ветвь Каннского фестиваля. Именно в оригинальности. По форме — он может и оригинален. Но, во-первых, сам я не то чтобы формалист, чтобы забыть хоть на секунду о смысле, зачарованный ею. А во-вторых, два с половиной часа хронометража — это чересчур много, чтобы на полном серьезе считать форму подачи слишком удачной. По сути фильм не оригинален совсем. Все то, что он имеет сказать, было сказано сотни, тысячи раз европейскими интеллектуалами лет так тридцать назад. В несколько утрированном виде его герои и темы, точно сошли со страниц книг Мишеля Уэльбека. И если сравнивать с «Титаном» — прошлым победителем Каннского кинофестиваля — то на его фоне нынешний победитель выглядит бледной тенью. «Титан» возмущал. Он был богомерзким и создан сильной, одиозной личностью. В некотором смысле, он был великолепной, досконально продуманной антирелигиозной и даже античеловеческой провокацией. У «Титана» были «акульи зубы» и «дурной взгляд». Он выступал гордо и с выставленной напоказ грудью. Он нес самые скверные истины, но все же он что-то нес на своих плечах…  «Треугольник печали» не несет на себе ничего. Бледной, подобной осеннему листу, тенью на протяжении двух с половиной часов кружился он вокруг меня. Не царапая душу. Не впечатляя. Не возмущая. Не вспыхивая кометами экстаза в голове. — Я не могу назвать этот фильм — плохим, но не могу назвать его и безусловно хорошим. Нечто среднее. Чуть лучше среднего. Как и весь европейский кинематограф.

 

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 13
    4
    110

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.