JaneJenny Джейн Ли 14.02.23 в 08:25

Дождливый вечер

Дождь. Не очень люблю его, если честно. Нет, явление это, конечно, красивое, но я все равно не особо люблю это все. Ходить мокрым, в сырой одежде, ведь явно не очень приятно. Еще и по грязи хлюпать каждый день, пока не высохнет, что тоже не добавляет любви к такой погоде и желания выходить на улицу, когда все небо затянуто тяжелыми тучами. И еще неделю после.

Так что, когда я слышу, как капли начинают стучать за окном сегодняшним вечером, настрой погулять тут же пропадает. Это немного расстраивает, но, что ж, думаю, дома занятие для себя я тоже найду, так что не так все плохо.

И уже через полчаса, когда дождь как раз переходит в почти что ливень, я залезаю на подоконник, где давным-давно сам для себя обустроил небольшое уютное место с теплым пледом и подушками. Может быть, это и клише, но менее удобным оно от этого не становится, так что меня все устраивает.

Выключив в комнате свет, я просто наблюдаю за происходящем за окном, чуть морщась при взгляде на огромные лужи. В какой-то момент я даже прикрываю глаза, сосредотачиваясь только на шуме после того, как приоткрыл окно. Все‐таки, как бы там ни было, а именно сам звук дождя очень приятный. Единственное, наверное, что мне в нем нравится.

Но через несколько минут кое‐что все же заставляет меня приоткрыть глаза, ведь общая успокаивающая дробь капель обо все поверхности на улице нарушается чем-то посторонним. Раз за разом повторяющимся плеском воды.

Я сосредотачиваюсь в течении пары секунд, оглядывая доступный мне участок улицы, и вижу тебя, широкими шагами ступающего прямо по лужам. В кроссовках, которые уже скорее всего насквозь промокли и хлюпают неприятно.

И пока я не понимаю, как это вообще, ведь это же ужасно мокро и противно, ты поднимаешь голову, видимо тоже замечая меня, – может, взгляд на себе почувствовал, – и теперь смотришь прямо мне в глаза. Я замираю, не зная, что делать, а ты вдруг широко улыбаешься и рукой зовешь меня к себе. Я, только представив это, – свое появление на улице в такую‐то погоду, – тут же яростно отрицательно мотаю головой, потому что ну уж нет, ни за что, я не хочу мокнуть и купаться в этой грязи!

Твоей реакции я не вижу, – на улице уже слишком темно, а свет фонаря до тебя доходит лишь рассеянными остатками, очерчивая тебя только чуть подробнее простого силуэта. Но я замечаю, что ты продолжаешь махать руками, вероятно, пытаясь сказать мне что-то жестами, так что ради чистого интереса я просто открываю окно полностью.

Я спрашиваю, что ты хочешь, достаточно громко, чтобы ты точно услышал меня сквозь шум дождя, ведь стоишь довольно далеко, а еще, чтобы ты понял, что теперь можно объясняться словами. Ты же сразу подскакиваешь ближе и принимаешься тараторить что-то о том, как на улице здорово, и просишь выйти к тебе. Я отказываюсь снова, говоря, что не люблю дождь и не хочу сейчас выходить, но ты оказываешься на удивление упрямым.

Я покупаюсь на твое обещание купить мне мятно‐малиновую шоколадку и обещание, что ты сам оплатишь мне и все лекарства, если я заболею из-за тебя после этого, и новую одежду и обувь, если я из-за тебя испачкаю что-то без возможности на спасение сегодня. Ну а еще я все же люблю ходить в темное время суток, да и весь день ведь планировал погулять сегодня. И на самом деле действительно был расстроен тем, что все сорвалось. А тут ты объявился и говоришь, что все еще можно исправить, несмотря на эту погоду, и все‐таки исполнить задуманное. Попробовать это сделать все же действительно интересно. Может, все-таки, я был не прав все это время, и дождь – это совсем не так плохо, как мне кажется?

Так что, после минут трех споров и разговоров, я закрываю окно, спрыгивая с подоконника и задергивая шторы, после чего иду собираться. А потом выхожу на улицу, где ты все это время ждешь меня. Ты же сразу встаешь прямо передо мной, подойдя, пока я замираю под последним спасением от завесы воды, – козырьком над дверью, – и протягиваешь руку, наклонив голову с легкой улыбкой. На счастливого маленького щеночка похож. Забавно даже.

Я смотрю на тебя, насквозь промокшего, еще с минуту, но потом все же аккуратно вкладываю свою руку в твою ладонь, и ты сразу же вытягиваешь меня наружу из укрытия. Я тут же ежусь, вздрагивая и тихо шипя на тебя и все вокруг, чувствуя, как тут же начинает намокать и неприятно липнуть к коже одежда, а ты только смеешься с моей реакции и, обещая, что будь весело, тянешь меня, едва ли сопротивляющегося, ведь ничего уже все равно не исправить и не вернуть, куда-то дальше прямо по лужам. Я морщусь, когда вода затекает в обувь, и снова ругаюсь, но ты даже не обращаешь внимания, показывая, что все мои попытки бесполезны, так что я замолкаю довольно быстро. Ты же снова обещаешь, что я привыкну и мне понравится, послав мне новую короткую улыбку, когда мельком оборачиваешься.

И зачем я поддался и согласился? Надеюсь, я и правда не пожалею. Потому что возненавидеть дождь совсем я все же не хочу. Он ведь не плохой, если под него не попадать. Да, а еще я планирую обязательно спросить у тебя позже, почему ты решил позвать именно меня – какого‐то незнакомца, просто смотрящего на тебя и улицу вокруг из окна. Тебе стало интересно? Или тебе было одиноко тут одному, а позвать было некого, и тут попался я? Почему? Так что я позволяю тебе вести меня куда-то в неизвестном направлении прямо сейчас только потому, что позже планирую устроить тебе допрос, так и знай. И шоколадку свою я все еще намерен получить, если ты не забыл. А пока я только продолжаю морщить нос от неприятного хлюпанья в обуви из-за воды, безостановочно ворча себе проклятия под нос под аккомпанемент твоего смеха надо мной. Ну и пожалуйста, ну и веселись. Все равно ответишь потом за это, я обещаю.

 

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 3
    2
    72

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.