JaneJenny Джейн Ли 15.01.23 в 17:22

Воспоминания

Тут тепло. Конечно, сейчас ведь уже середина весны, но я всё равно приятно удивлён. Раньше почти в любое время года здесь ощущалась не очень приятная прохлада. Ну, кроме лета, наверное. Но точно сказать всё же не могу — я тут в этот период не бывал. Мы обычно на лето в другую студию переезжали. Почему — до сих пор без понятия, да и не так это важно.

С лёгкой улыбкой я медленно обхожу зал, касаясь кончиками пальцев станков, стен и дивана в углу. На первый взгляд, почти ничего и не поменялось с тех пор, как я тут был в последний раз. Только стены, кажется, покрасили заново. Правда, той же краской. Или похожей. А так... Те же станки, те же зеркала, тот же деревянный, отполированный сотнями пуантов пол... Но было бы странно, если бы случилось иначе — прошло меньше пяти лет, то есть совсем мало, на самом-то деле. Хотя для меня лично ощущалось почти как вечность. Словно я был здесь в какой-то другой жизни. Настолько все изменилось у меня и во мне.

Балет. Никогда его не любил. Только если в самом-самом детстве. А в сознательном возрасте — уже фактически ненавидел. Но занимался им лет двенадцать, с пяти и до семнадцати. Потом ушёл и больше не возвращался. И не жалею ни о чем. Я с танцами свою жизнь связывать никогда не собирался, ни с каким их видом.

После ухода от балетных представлений меня воротило ещё года три. Я переключал каналы, едва кто-то на экране заикался о балетной постановке. Избегал всех театральных объявлений о балете и вообще старался отдалиться от него как можно больше.

А ведь мне большие успехи прочили. Попадание в самые крупные труппы, гастроли по всему миру, регулярные главные роли и сольные выступления. А мне оно не надо было никогда.

Поначалу, будучи гибким и бодрым пятилеткой, я обрадовался, когда мне предложили записаться а балетную школу. Ну а кому в этом возрасте не нравилось смотреть на людей, прыгающих и летающих по сцене, будто самые настоящие бабочки? А тут мне предложили стать одним из них. Разумеется, в том возрасте я и думать-не думал, знать-не знал, сколько труда, пота и сил придётся вложить в то, чтобы когда-то действительно присоединиться к людям на сцене. И уж тем более — сколько времени на это угробить. Связывать с балетом всю жизнь я совершенно не планировал. Это было скорее так, желанием время занять хоть чем-то.

Но оказалось все немного сложнее, и я там застрял. Даже когда начал понимать, что мне это не по душе, продолжал заниматься — частично из-за привычки, частично из-за упрямства: раз начал — надо двигаться. Да и родителей расстраивать не хотелось, — они с таким восхищением на меня во время маленьких выступлений смотрели. Да и что, зря мы сразу целый запас пуантов купили? Они же каждый месяц практически в негодность приходили.

Но потом я все-таки окончательно вырос, и желание ушло совсем. А с полным погружением в мир балета и вовсе отказалось возвращаться. Нечеловеческие нагрузки и стояние целыми днями у станка — ладно, это пережить было можно. Постоянные мозоли до крови — тоже: тут нужно просто смириться с болью как неотъемлемой частью жизни. Непрекращающиеся диеты — также дело привычки. Но вот зависть, подлянки, конкуренция и все прочее от коллектива, от людей, которые ближе всего постоянно находятся? Нет, это мне совсем уже не нравилось. Может, я, конечно, слишком чувствительный, но на такое я не подписывался и не собирался.

Так что я ушёл как только смог. Как только после года постоянных споров убедил родителей, что не моё это совершенно. И преподавательское: «Давай не будем принимать поспешных решений. Подумай ещё, не забирай так сразу документы из Академии. Не можем мы тебя отпустить — ты же один из лучших студентов, ты нам так нужен, у тебя так хорошо получается! Подумай об этом, не подводи тех, кто на твою учёбу убил так много времени! Вот восстановишься — и будешь сиять на сцене ещё ярче! К тому же ты пока несовершеннолетний, сам уйти всё равно не можешь» не помогло. А вот полученная травма — помогла. Поэтому оттуда мне все-таки забрали, за что я очень благодарен ло сих пор.

Я бросил всё, уехал сразу же, и ни о чем не жалею совершенно.

Теперь я занимаюсь действительно тем, что приносит мне радость — работаю в мастерской, и даже имею в этом некоторый успех. Делаю предметы из дерева: от маленьких фигурок и шкатулок с расческами до мебели, статуй и резных дверей. Берусь за всё, что предлагают.

Да, было сложно. Да, не безумно прибыльно. Но мне нравится. Это оказалось действительно «моё», и я готов возиться в древесной пыли и стружках до тех пор, пока не ослепну или руки не начнут дрожать настолько, что удержать инструменты будет уже невозможно.

А в зал сейчас попал совершенно случайно — приехал навестить родителей, ну и родной город заодно, и по старой памяти забрёл в этот район. Вот и решил проведать самое знакомое место тут. Просто посмотреть снова. Уже сейчас, спустя несколько лет, чтобы ещё раз убедиться — я точно поступил правильно.

Как бы ни было страшно бросать то, чем занимался так долго, иногда это к лучшему. Если правда понимаешь, что ну не нравится оно, то и не надо, забудь. Нужно искать то, чего хочется и что окажется на самом деле приносящим радость, а не держаться за то, к чему привык. Для себя же самого лучше. И сделать это — никогда не поздно.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 12
    5
    144

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.