cp
Alterlit

Погружение (на конкурс)

Глава 1

Передо мной тонкий сенсорный экран величиной с человека. В верхнем правом углу, на боковой панели разъёмы для флешек. Чуть ниже расположены разъёмы для датчиков. Чаще всего датчики подключены и висят тут же. Всё управление осуществляется через экран или непосредственно в Погружении, когда человек подключён к системе с помощью датчиков.

Система позволяет воспроизводить вокруг человека любую локацию - от исторических моментов до сложнейших операций. Всё, что придёт в изощрённый ум программиста.

На самом деле Погружение не является чем-то необычным для нас, мы больше других секций погружаемся в повседневной жизни и на работе, такова сущность управленцев. Но последнее время меня это порядком достало. Погружения становятся всё тяжелее и опаснее, неужели никто больше этого не замечает? Я снимаю очки и швыряю их на стол, датчик так впился в висок, что с первого раза не могу его оторвать. Кое-как отдираю его и массирую виски, пора отдохнуть.

Напротив Катя погрузилась в свою локацию, она управляет с удовольствием, ей нравится её работа. Сейчас явно ведёт урок. Мы работаем в одном кабинете, и наши блоки разделяет только стеклянная перегородка. Я накидываю куртку, одеваю маску и выхожу на улицу, сегодня больше не буду работать. Мне не так повезло как Кате, я управленец, а вернее координатор, военных. А там всегда как на пороховой бочке, не то, что у Кати, она координирует медиков, вот где тихо-спокойно.

Как только человек подключается к системе, он перестаёт отличать реальность от локаций системы и думает, что все происходит по-настоящему. Только координаторы, специально обученные и подготовленные, могут, погружаясь, трезво мыслить и понимать, где они. Это их работа. Не только самим работать в системе, но и вводить и выводить из неё группы людей.  Погружение используется для обучения во всех областях. Поэтому любой координатор, владеет ещё как минимум одной профессией той, которую преподаёт в системе. Координаторов мало. Требования к их уровню очень высоки. Справляются единицы. Поэтому их ценят и берегут.

 

До дома минут 20 пешком, есть время подумать. Что-то в последнее Погружение пошло не так. Но что? Мысленно прокручиваю последний урок: теория вооружений, первый курс. Загружаю оболочку, ввожу учеников. Оболочка лёгкая, по сути это история второй мировой. Проходим локации Сталинграда. Моя группа небольшая - шесть человек, работают слажено. Убитых нет, есть раненные, проблемы с рукопашным боем - обычное дело, они только начали обучение, отчёт сделаю завтра, инструкторы отработают с ними вживую, я только координатор, все тренировки не моя забота, мне нужно только провести погружение в локацию и вывести всех из неё. Вывести... Вот оно, нашла, вывод. У меня сегодня был неудачный вывод. Второй раз в этом месяце... Теоретически такое возможно и чаще. На практике чувствуешь себя хуже некуда. Парнишка ранен и ему плохо - при Погружении всё чувствуешь, все ощущения сохраняются. Он кричит от боли, прижимая ко мне свою окровавленную голову. Я пытаюсь заставить его сфокусировать взгляд на мне и произнести команду выхода. Он не может пошевелить губами, команды нет, мы теряем время, его состояние ухудшается. Я достаю пистолет и стреляю.

Вот почему мне так мерзостно. Я действовала по инструкции: если ведомый не может выйти из Погружения, я обязана его пристрелить. Иначе Погружение "раздавит" его: при "долгой" смерти в локации нарушается мозговое кровообращение, пусть на несколько секунд, но человек впадает по-настоящему в кому и последствия не предсказуемы. Для этого есть мы - управленцы-координаторы. Мы вводим людей в локацию и выводим из неё. Это наша задача. И если что-то не так, стреляем - шанс отделаться без последствий велик, если не затягивать. А пристрелить самого себя не всякий может, ученики не могут различать реальность и Погружение, для этого нужны долгие тренировки. Конечно есть у нас и другие обязанности, но они не так отвратительны. Парень отделался испугом и занесением первой смерти в Погружении. Неприятно, но не критично, у него есть ещё время исправиться, он только начал обучение.

 

Подхожу к своему дому, окна не светят, ожидаемо, но печально. Не хочется идти внутрь, на улице тепло, моросит дождь. А внутри подвывает Мелкий, он соскучился. Я не успеваю нащупать выключатель, а он уже с поводком в зубах ждёт вечерней прогулки.

- Подожди, Мел, дай переодеться! - я пробираюсь мимо него к шкафу, натягиваю любимую серую футболку и толстовку, снимаю джинсы и одеваю серые трико. Ноги сами втискиваются в кроссовки, сегодня больше никакой приличной, как сказала бы мама, обуви. Только кроссы. Меняю маску, беру с фильтром, настраиваю его, и мы с Мелом идём гулять. Вообще-то Мелкий уже не совсем мелкий, это немецкая овчарка приличного размера. Но кличка прицепилась с щенячьего детства, и нам обоим нравилась.

Мы бежим по нашей улице, вниз, к парку. Уже стемнело, в парке мало людей. Мы пробегаем наши любимые места. Одинокие фонари освещают пустые лавочки. Люблю тишину. Фильтр работает, становится тяжелее дышать. Тренировать дыхание необходимо, при Погружении нагрузки бывают ещё те. По спине течёт пот, я устала, но домой возвращаться не хочу, слишком там одиноко после переезда родителей. Папе дали назначение в другой город, и мы не виделись уже очень давно.

На лавочке кучка парней в чёрных футболках с изображением молнии - они из военных, секции Возмездия, именно их я координирую. Я хочу пробежать мимо, у меня нет друзей среди военных, но у Мелкого другие планы. Он не любит компании, и очень не любит спиртное. А когда все это вместе - Мел невменяем. У него есть причины. Папа отнял щенка у алкашей, пытающихся его поджечь. Однажды папа пришёл с разбитым лицом и комочком счастья. И сейчас мой пёс несётся прямиком к парням с очень нехорошей ухмылкой. Один из них протянул руку к бутылке, а Мел взвился в прыжке.

- Мел, стоять! - кричу я и жалею, что спустила его. В парке не было народа, и он бежал рядышком со мной без поводка.

Вообще-то парню ещё повезло, Мел всё-таки остановился, правда руку зацепил не хило, но не смертельно. Или повезло нам с Мелом? Возмездие всегда с оружием, хорошо не пристрелили. Парень кричит, остальные ошарашенно смотрят на нас. Я успокаиваю пса, Мел смотрит на меня виновато. У парня течёт кровь. Ругательства в адрес всей собачьей семьи и моей человечьей постепенно иссякают. Он зажимает руку.

Мне хочется уйти, но совесть не позволяет.

- Вам надо в больницу, - говорю я. -Давайте я провожу.

- Чтобы твой неадекватный пёс доел мою руку по дороге? - спрашивает секционник. Он снимает футболку и заливает рану из бутылки, которую только что опустошал. По его глазам видно, что процедура болезненна, но маска скрывает половину его лица. И разглядеть ничего кроме тёмных карих глаз я не могу.

- Заводить такую псину и не уметь управлять ей - это самоубийство, - выговаривает мне парень сквозь зубы.

Я извиняюсь и спешу убраться подальше, благо Мелкий не сопротивляется. Мы возвращаемся домой. Ужинать не хочется, Мел усиленно извиняется весь вечер.

- Сколько тебе говорить, что надо думать, что ты делаешь, - ворчу я на собаку.

Долго дуться мы не умеем, и спать ложимся снова лучшими друзьями.

Ночью я снова в Погружении. Сталинград, все выходят, один не может. Он не может сосредоточиться, не может сказать код выхода. Я стреляю. От выстрела я просыпаюсь и понимаю, что мне не нравится. Парень через чур сильно чувствует боль. Поэтому не произносит код. При первых Погружениях мы следим, чтобы ощущения были как настоящие, но ниже болевого порога каждого участника. Болевой порог индивидуален, он измеряется у каждого секционника и перед каждым Погружением эти данные в систему вношу я. Как так получилось? Я точно все сделала правильно перед запуском. Чем чаще участник погружается, тем ближе к его порогу я вношу данные. Надо проверить всё, может я где-то ошиблась при подготовке?

 

Глава 2

Утром меня будит Мел, пора завтракать и гулять. Я медленно доползаю до душа, ночные раздумья не прошли бесследно, так хочется спать. Душ бодрит, после него в зеркале хоть и не красавица, но и не взъерошенная засоня. Я быстро расчёсываю волосы и делаю высокий хвост. Мама говорила, что я красивая, на то она и мама, чтобы так говорить.  Зелёные глаза, каштановые волосы, курносый нос, немного веснушек. Обычное лицо. Макияжем пользоваться не имеет смысла - под маской половину моего лица все равно не видно. Не стоит тратить время в пустую.

Мы завтракаем и бежим на прогулку, все делаем быстро. Сегодня я не работаю в здании управленцев, у меня два раза в неделю выезды. Координаторы ведут очные занятия в закреплённых за ними секциях, занимаются связью и поставками между городами, секциями, маршрутами.

Мне надо успеть на выезд. Общественного транспорта уже давно нет, приходится выходить пораньше и пешком топать до места сбора. В детстве моё распределение прошло не очень гладко, моей специальностью было показано Управление, но только со второй попытки. Первая определила меня в Военные. Однако мой отец был против такой карьеры для дочери, и мне пришлось пройти распределение два раза.

Распределение проходят в семь лет, чтобы выявить склонности ребёнка. Потом идёт домашнее обучение по программе, которую показало распределение. Как только ребёнок освоил программу и сдал экзамен, он переезжает учиться в свою секцию, а дома появляется лишь в выходные. Я переехала в 15 лет, в 18 закончила обучение в одной из секций Управленцев. Обычно конец обучения происходит в 20-22 года, поэтому меня считают соплячкой и иногда мои ученики старше меня.  Данные первого распределения повлияли на предложенную мне работу: я координатор в военной секции Возмездие.

Я дошла до сбора, все уже на месте.

- Ника, -давай быстрее, уедем без тебя, пойдёшь пешком, - машет мне наш водитель.

Я плюхаюсь на заднее сиденье автомобиля и снимаю маску. Со мной едет Лис, ещё один координатор, он старше меня лет на пять. Последнее время у нас стали совпадать выезды. Лис проводит уроки не только в Погружении, но и вживую тренирует ребят, говорят, он классный стрелок и борец. Я же вживую только читаю теорию. Все координаторы могут преподавать не только теорию в системе Погружений, но и практику. Мы проходим обучение той секции к которой прикреплены. Поэтому управленцам тяжелее всех - по сути мы двухсекционники. Но мне никак не хочется заниматься рукопашным боем или стрельбой, обойдутся и без меня. Лучше история. На самом деле мой предмет - история вооружений, но, если честно, вся жизнь человечества - это не просто история, а история вооружений. И это всегда интересно. Ещё на мне ветка сообщения между нашим городом и 21-ым. У нас нет названий городов, им присваиваются номера. Я живу в 17-ом, а мои родители уехали в 62, очень далеко.

Сегодня мы с Лисом проверим мою ветку, он вызвался помочь, и поедем к военным, проводить очные занятия.

За городом песчаная буря нередко заметает дороги, приходится прокладывать новые участки. Моя задача построить маршрут и передать Рабочей секции. Мы потратили на маршрут больше трёх часов, пока работали Лис, не переставая, шутил. Он очень красив: голубоглазый, рыжеволосый, с ямочками на щеках и весь в веснушках. Сидя в машине и без масок, я не перестаю им любоваться. Он мне определённо нравится. Мне легко с ним работать, и болтать, время пролетает быстро. Последний занос обозначен на карте, и мы возвращаемся.

Придётся сразу ехать в Возмездие, их школа ближе. Хотя школой это называется условно - большое общежитие с администрацией секции, классами, спортзалами и столовой. Выглядит оно мрачновато - серое здание с изображением молнии над входом. Здесь обучаются будущие военные со всего города. Средний возраст - лет 20. Именно в этой секции больше всего "зелёных", тех кто заканчивает обучение раньше обычного. Наверное, война у нас в крови, и научиться убивать легче, чем, например, лечить. Меня в моей секции тоже считают зелёной, для координатора это явление намного реже, чем для других секционников.

Мы с Лисом идём в раздевалку для координаторов и инструкторов. Необходимо переодеться, маски спасают лёгкие от песка и пыли, но одежда вся покрыта ими. Если город от этой мерзости защищают экраны, то после поездки на ветку вещи можно выкинуть.

- Иди первой, я подожду, - улыбается Лис, и я ему очень благодарна, а то песок уже начинает разъедать кожу.

Раздевалка и душ общие, военных абсолютно не заботит, что в их секции не только парни, но и девушки. Хоть их и мало, но они есть.

Достаю из рюкзака полотенце и запасной комплект одежды: брюки коричневого цвета и чёрную футболку с молнией и дроном. Дрон - эмблема моей секции, мы часто с ними работаем, молния - эмблема Возмездия. Координатор носит две эмблемы, ведь мы по сути двухсекционники. Поэтому и два цвета одежды - коричневый, цвет координатора и второй цвет - цвет секции, которую координируем. Но это только на работе, остальное время мы одеваемся как угодно. Я снимаю кроссовки и высыпаю из них песок прямо на пол, тут же появляется пылесос и убирает за мной. Грязные вещи можно кинуть в ящик для стирки, пока я тут, прачка выстирает и высушит мою одежду. Шлёпаю босиком в душ, как хорошо, что разгар дня и всё инструкторы на работе - нет даже кабинок, ряд леек и всё. Это меня раздражает. Быстрее моюсь, закутываюсь в полотенце и убираюсь из душевой. В раздевалке мне не везёт - какой-то парень стоит у шкафчика в одних чёрных брюках и явно собирается остаться без одежды. В принципе логично - на то это и раздевалка, мелькает у меня в голове.

- Даже не знаю, - говорит он, улыбаясь, - быстрее раздеться самому, или подождать пока оденешься ты?

- А выйти и подождать за дверью не судьба? - огрызаюсь я.

- Не-а, как видишь я уже на полпути в душ, а я очень не люблю слово «пол». Он отворачивается к кабинке и снимает оставшуюся одежду. На руке у него свежие швы - рана. Укус. Парень обматывается полотенцем и разворачивается ко мне. У него тёмные карие глаза, почти чёрные. Я узнаю его моментально - жертва Мелкого. Надеюсь он меня не узнал. Красивый прямой нос, тонкие губы, тёмные волосы и шрам над бровью - он привлекателен, не смотря на шрам, даже красивей Лиса, хотя мне никогда никто больше Лиса не нравился.

-Пока, - подмигивает он мне и проходит в душевую. Я быстро натягиваю на себя одежду и вылетаю из душа. На выходе врезаюсь в Лиса и чуть не вышибаю из его руки кофе.

-Нет, может я тебе и не нравлюсь Ник, но обливать меня горячим кофе -это жестоко, - ворчит он.

-Извини, Лис, я не хотела.

-Бежишь как на пожар, что-то случилось?

- Нет, я на урок, увидимся позже.

- Ты ночуешь здесь?

- Нет, у меня ещё отчёт, а дома Мелкий, я стараюсь не оставлять его одного.

- Отлично, не уходи одна, машина уже ушла, а пешком вдвоём идти веселее, договорились?

- Хорошо, - выдыхаю я и лечу на лекцию.

Глава 3

Лекции отчитала идеально, даже сама довольна. Люблю маленькие группы - по шесть - семь человек. Сегодня у меня все такие, а вот через пару дней - одна лекция, на 4 группы, шум, гам. Фу, не нравится мне. Сейчас надо найти Лиса, хочется свалить домой, но он помог мне сегодня, не стоит его обижать. Я нашла его в спортзале, у него занятие по борьбе. Он действительно классно дерётся, не хотелось бы встретиться с ним в реальном бою. Я сажусь на скамейку и наблюдаю за ним. Противник у него невысокий крепкий секционник, тоже неплох, выучится, будет крут, но пока ему далеко до Лиса. Тот быстр, увёртлив. Здесь нельзя махать кулаками, смысл борьбы иной, но про Лиса ходят байки по всем таким дисциплинам. Сейчас я вижу, что не все из них сказки, страшновато даже. Я так почти завалила все экзамены, связанные с физической подготовкой, как сказал мне наставник - твой друг пистолет. Стреляю, метаю ножи я действительно неплохо. Хоть в этом плюс.  В другом конце зала тоже идёт тренировка. Бокс. Там инструктор местный, понятно по одежде - в чёрных трико. Ого, да это же знакомый Мела. Хорошо бьёт, молодец. Рука болит, а он не отменил занятие. И ему тяжело. Видно.

«Пропустил», - я злорадствую. Хороший удар прилетает ему в челюсть. «Ха, это тебе за раздевалку», - думаю я. Тренировка по боксу, окончена, а Лис ещё не отпустил своих. Я выхожу в коридор, пойду за чаем. Есть хочется так, что в желудке урчит. Но в столовую не хочу, дома перекушу. Мимо идёт Меченый (я решила называть его так), вообще-то он дважды меченый: шрам на лице, и укус на руке. Хм, ему подходит. У него разбита губа, она кровит. Он разворачивается и подходит ко мне.

- Почему, когда я тебя вижу, у меня всегда идёт кровь? Стоит начать тебя бояться? - говорит он мне, наклоняется ко мне неприлично близко и шепчет в ухо - Хотя нет, в полотенце ты не так уж и страшна, - ухмыляется он.

 От него пахнет потом и ...шоколадом? Я понимаю, если бы сигареты, но шоколад?

- Кстати чай в автомате хуже, чем в столовой, лучше сходить туда, -  проговорил Меченый, отодвигаясь от меня.

- Я учту, - отвечаю я, разворачиваюсь и иду по коридору назад к спортзалу. Уже вечер, и в окнах отражается, как Меченый провожает меня взглядом. Ну и пусть. Общество Лиса мне приятнее.

А вот и Лис, он уже из душа, волосы мокрые. Хорошо, что зал и душ рядом.

- Я забрал твои вещи из прачки, не против?

- Спасибо, пойдём?

- Пошли, уже темно, - Лис смотрит в окно, в котором отражается Меченый, наблюдающий за нами.

- Хотел спросить, сегодня в душе был тот парень, ты успела вымыться?

Лис краснеет? Или мне показалось? Надо же...

- Я успела, не переживай.

-Ага, пожалуй, в следующий раз кофе я буду пить у дверей раздевалки, - Лис сжал кулаки.

Одеваем маски и выходим на улицу. Ветер холодный, пронизывает насквозь даже в куртке.

Мы идём по городу, до моего дома далеко, а где живёт Лис, я не представляю.

- Где ты живёшь, Лис?

- Лис - это кличка, но у меня есть имя.

- Извини, я привыкла, что тебя все так зовут.  И как тебя звать?

- Макс.

- А почему прозвище Лис?

- Ты шутишь? Я же рыжий!

Да, а ещё говорят хитрый, поэтому и Лис. Но я не стала произносить это вслух.

Мы сошли с центральной улицы, и освещения стало не хватать. Я споткнулась так, что чуть не упала. Лис вовремя подхватил меня. Взял за руку и больше не отпускал. Его ладонь тёплая и крепкая чуть сжала мою.

- А кто такой Мелкий? Который ждёт тебя дома и из-за которого ты готова ночью тащиться с малознакомым парнем через весь город?

- Увидишь. Но мне не нравится термин малознакомый. Ты Макс и тебе хммм... А сколько тебе лет?

- 23

Выглядит Лис постарше.

- Тебе?

- 19

- Уже не малознакомый, - говорю я.

Лис улыбается. У него заразительно - обаятельная улыбка.

Мы подошли к моему дому. Макс явно не хочет прощаться.

-Что? - удивляюсь я.

- Ты обещала показать Мелкого.

- Ты уверен?

-Сгораю от любопытства.

- Пошли.

- Мы заходим в дом, и я придерживаю Макса рукой у двери, загораживая его собой.

- Мне уже страшно, - шепчет он мне в ухо и его дыхание обжигает меня.

Я включаю свет, напротив стоит Мел с поводком.

- Неожиданно, - выпрямляется Лис, чувствую, как он напрягся.

- Мел, место, свои! - приказываю я собаке.

- Идём, - я беру Лиса за руку и веду на кухню. - Боишься собак?

- Нет, теперь я боюсь твоего чувства юмора.

- Почему?

- Как можно назвать такого пса Мелким? Он же выше тебя, если встанет на задние лапы.

- Он не всегда был таким, - смеюсь я.

Смеяться с Лисом классно. Он настоящий.

- Ты голоден?

- Съел бы слона

- Как насчёт яичницы?

- С удовольствием.

Я достаю яйца и сковородку, разжигаю огонь. Макс подходит и обнимает меня.

- Твой пёс не укусит меня, если я сделаю так, - и целует меня в шею. Мурашки бегут по моему телу, в животе закручивается узел.

- За Мела не обещаю, да и за себя тоже, - поворачиваюсь я в его объятиях.

- Пожалуй, я рискну, - и Макс целует меня в губы, прижимая к себе. Я отвечаю на поцелуй и с усилием отстраняю его от себя.

- По-моему мы торопимся.

- Не согласен, все как раз вовремя, - улыбается Макс. У него милые морщинки около глаз, когда он улыбается. Так, Ника, конечно он очень привлекателен, но далеко с ним заходить пока не стоит.

- Ешь, а я займусь Мелким, ему надо на улицу, - уворачиваюсь я из его объятий и вылетаю в коридор.

- Мел, пошли! - хватаю поводок и мы с Мелким уже на улице.

Да уж, сбежать из собственного дома от симпатичного тебе парня... Круто.

Мы с Мелом бежим по нашему маршруту, я сильно устала, мысли крутятся вокруг Лиса. У меня нет близких подруг, обычно меня это устраивает, но иногда хочется поделиться с кем-нибудь. Хотя чем делиться? Вообще-то ничего и не было. Да он мне нравится, но тут невольно мои мысли убегают к Меченому. Он красив и совершенно противоположен Лису. Фу даже сравнивать не буду, тот ещё хам. Мы возвращаемся с Мелким домой, дверь приоткрыта, на кухне яичница уже остыла. Так Макс поужинал, молодец. И оставил записку. "Ты первая девушка, которая убежала от меня, целую. Не забудь поесть и покормить Мелкого".

Хм, слишком много поцелуев…

 

Глава 4

Проснуться раньше будильника - это счастье, есть ещё время поваляться и осознать, что пришёл новый день. Сегодня я работаю в Погружении, можно не торопиться, занятия будут после обеда. Успею спокойно отправить отчёт и проверить систему, не может быть, что бы я внесла неправильно данные.

После завтрака мы неспешно пробираемся по парку. Холодно. Зря не взяла куртку. Воздух пыльный и влажный, дышать тяжело. Маска не спасает. Как бы экраны нас не защищали, а пыль и песок все равно проникают в город.

К 10 часам я уже на работе, хорошо никто не отмечает время нашего прихода. Работай хоть ночью, лишь бы все было сделано. Первым делом проверяю данные последнего Погружения. Мною все внесено верно. Так, а при запуске программы уже завышен показатель. Как такое может быть? Программа сама завысила показатель. Поэтому ученик и не смог выйти сам. Вирус? Но это невозможно. Защита Погружения от вирусов одна из самых сильных. Над цифровой безопасностью трудится ни одна секция Программистов. По мне так сборище малолетних хакеров. Я должна написать про вирус в отчёте. Но сначала лучше попробую ещё раз погрузиться. Погружение в одиночку разрешено только координаторам. Конечно, мы стараемся не делать этого лишний раз, но мне не хочется никого посвящать в свои догадки. Меня итак считают здесь зелёной, не хватает, чтобы ещё смеялись надо мной из-за погони за несуществующим вирусом.

Я вношу свои данные, у меня высокий болевой порог, даже для координаторов. Прикрепляю датчик к виску и одеваю очки. Итак, я в... ох, нет, почему я не выбрала локацию? По умолчанию Третья мировая, бой под Римом. Ядерная война, после неё мы задыхаемся от песка и пыли уже много лет. У меня автомат и ножи. Слово выхода написано на здании напротив, мои очки показывают карту и направление к кодовому слову. Ну, что ж поехали. Я пробираюсь аккуратно, вдоль бетонных стен. Я одна, а не с группой, но меня замечает стрелок из противоположного здания. Он даёт очередь, благо, есть где укрыться. Стоп, надо же проверить болевые данные, надо чтобы меня ранили, неприятная штука. Я выбираюсь на открытое место и со всех ног бегу к цели. В меня попадают несколько раз. Боль такая, что невозможно вдохнуть. Я у цели, прячусь за колонну. Рука горит, плечо все в крови. Рана сильная, ниже ещё одна.  И навылет в грудь. Я ещё жива? Надо же в одну руку два раза, замечаю я. Боль нарастает, надо срочно выходить. Сжав зубы, читаю код. Вслух, надо прочесть вслух. Кое-как собравшись, читаю вслух и выхожу. Я снимаю очки и датчик. Рука болит до сих пор. Вдохнуть глубоко тоже тяжко. Такое возможно. Смотрю на данные - это не те цифры, что я вбивала. Вирус.

Необходимо сообщить начальству. Я пишу отчёт и отправляю. Всё, пока проверят программу и найдут причины, занятия в моем Погружении отменяются. На это потребуется несколько дней. Завтра поеду на ветку и в Возмездие, а на сегодня я свободна.

Я беру куртку, маску и выхожу в коридор. Навстречу идёт Макс. У него два кофе. Один он протягивает мне

-Привет, ты не против, если я загляну сегодня к Мелкому? У меня к нему дело.

- Какое?

-Хочу напроситься с ним на пробежку, чувствую мне надо научиться быстро бегать, - смеётся Лис.

- Заглядывай, если хочешь. Только я не уверена, что он согласится.

- Мы договоримся, Ник.

- Я Ника, - притворно дуюсь я. На выдохе меня сгибает пополам от боли.

- Что с тобой? - Макс обнимает меня и усаживает на скамью.

- Неудачное Погружение.

- У тебя? И что там было? Ранение или смерть?

- Ранение, - выдыхаю я, - в грудь, руку.

- Давно?

- Минут 40 назад.

Боль волной растекается по всему телу.

- Ты, что работала мишенью?

- Типа того.

- Надо к врачу, за это время болевой эффект должен был пройти. Или хотя бы ослабнуть. Это ненормально.

- Не хочу, я отдышусь и домой.

Макс продолжает обнимать меня и боль понемногу отступает. Мы сидим в коридоре второго этажа, мимо постоянно снуют координаторы. Сплетен теперь не оберёшься. Отношения на работе у нас не поощряются.

- Я нормально, пойду, - встаю я.

- Подожди, я найду машину. И загляну вечером. Но лучше к доктору, ты же знаешь, что с Погружением не шутят.

Хорошо, может быть. Но сейчас домой.

 

День дома никак не повлиял на моё состояние. Рука болела, работать ей было невозможно. Дышать периодически тоже. Макс подружился с Мелом. Подкупил пачкой печенья. Недаром его зовут Лис. Мелкий без проблем пошёл на прогулку с ним. А я выпила обезболивающего и отправилась спать. Ничего переживут вечер и без моего общества.

Ночка выдалась та ещё. Таблетки не сильно помогли. Зато утром меня ждала картина маслом - Макс не посчитал нужным отправиться ночевать домой и сейчас мирно спит на моем диване с Мелом в обнимку.

Голова раскалывается, пожалуй, ещё порция обезболивающего не помешает.

- Засони, пора вставать, - тормошу я их. - Нам на работу.

- Ты как?

- Нормально, - уверенно вру я.

- После ночи в этом доме, я могу называться твоим парнем? Мел кстати не против.

- Стоит подумать.

- Не затягивай.

Макс подходит и обнимает меня.

- Утро должно начинаться так, - целует меня он. От поцелуя начинает кружить голову, но боль от объятий возвращает меня на землю.

- Надеюсь, ты не собралась убегать? Учти, я тренировался с Мелом, - смеётся он.

Я дотрагиваюсь здоровой рукой до морщинок у его глаз, глажу по щеке. Взгляд Макса становится серьёзным.

- Обещай, что постараешься больше не погружаться одна.

Я не хочу ничего обещать, осторожно целую его.

Нас бесцеремонно прервал Мелкий, ему пора на улицу.

- Мелочь, - ворчит Макс, - пойдём, нам надо серьёзно поговорить. Ника, мы скоро.

Так, быстро привожу себя в порядок, пока мальчишки на прогулке. Позавтракать заедем к военным, по пути, а потом на ветки. Хорошо быть двухсекционником - кормят в обоих секциях отлично. Сегодня надо проехать и на ветку Макса, помочь ему. Надо взять обезболивающие,

Рука не слушается, даже завязать хвост проблема. Кое-как справляюсь с причёской. А вот переодеть футболку проблема. Рука не поднимается, блин, придётся ехать к врачу. После работы зайду к Кате, она неплохой специалист, медик-управленец, моя тема.

Футболку не переодеть, накину сверху куртку.

- Пойдём, - Макс стоит в дверях, вокруг него крутится Мел. - Все нормально?

- Да.

- Я звонил Кате, она ждёт нас вечером, хорошо?

- Да, зайдём к ней.

Мы добираемся до Возмездия довольно быстро. В комнате управленцев никого, можно позавтракать в ней, но Макса тянет в столовую.

Столовая большая, серая с длинными столами и скамьями около них. В ней полно народу, попали в час пик. Мы находим местечко в углу зала, где сидят инструктора. Визуально я знаю многих из них, но друзей я здесь не имею. Макс приносит мне омлет и шикарный гамбургер. Такие делают только здесь. Справится с едой левой рукой - не самая лёгкая задача. Девушка слева от меня, её зовут Эрика, удивлённо смотрит, как я мучаю гамбургер.

-  Ника, и давно ты решила стать левшой? - спрашивает она.

- Со вчерашнего дня, - улыбаюсь я.

- И как, удачно?  - смеётся Эрика

- В начале пути - отшучиваюсь я.

- У нас сейчас соревнование по метанию ножей, пойдёшь? Ты классно метаешь, я видела, как ты тренировалась в зале инструкторов.

В любой другой день с удовольствием приняла бы участие, но сегодня я явно не могу этого сделать. Хотя посмотреть тоже интересно. Я оглядываюсь на Макса, он жуёт гамбургер. У нас ветки.

- Да иди уже, все равно ты сегодня не работник, - улыбается он. - Я съезжу на обе ветки, вернусь за тобой и отвезу тебя к Кате, договорились?

-Спасибо, возьмёшь моих дронов, они в координаторской?

- Ок, - Макс перекидывает ногу через скамейку, разворачивается, пододвигаясь ко мне. - Не хулигань, Ника.

Целует меня и уходит. Мои уши горят. Целоваться на виду у всех не самое моё любимое занятие, это точно. Хотя здесь это обычное дело, но мне не по себе.

- Вы встречаетесь? И давно? - удивляется Эрика

- С завтрашнего дня, - бурчу я. Лис он и есть Лис, теперь в обоих секциях будут ходить сплетни. Хотя какая разница? Допустим и встречаемся.

Мы с Эрикой идём в инструкторский зал. Здесь можно потренироваться в любое время, инструкторов немного, а зал огромный. Я тоже здесь часто тренируюсь, если бы не Мел, я бы переехала сюда. Здесь есть комнаты для управленцев и отличные зал и столовая. Но нам с Мелким нужен парк, поэтому я тренируюсь здесь только, когда у меня лекции.

У стола с ножами уже много инструкторов. Мы с Эрикой успели к началу.

- Привет, Ника, Эрика, - кричит светловолосый курносый парнишка, чуть старше меня. Его зовут Влад. - Ника, покажешь класс? Говорят, что ты лучшая в этом деле.

- Пусть говорят, сегодня я не участвую.

- Трусишь? - в зале показывается Меченый.

- Это Яр, - знакомит нас Эрика. - Яр, это Ника.

- Уже знакомы, - кивает он. - Ну, кто первый?

Начинается любимая игра всех инструкторов. Надо попасть в мишень как можно больше раз подряд.  Причём инструктора играют на яблочко - надо поразить центр мишени. Как только промахиваешься, уступаешь место следующему.

Эрика кидает первой, 14 попаданий. За ней Влад - 11, за ним ещё три инструктора. У них максимум 16. Яр метает последний - 19. Круто, мой личный рекорд 23 раза. На самом деле все результаты очень высокие, но на то они и инструктора. У

  • 17

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют