cp
Alterlit

Повезло

 

Через окно электрички в вагон заглядывали горбатые сопки. Они качали лесистыми макушками, словно хотели спросить: «Едут? Сюда? Неужели?». На ступнях великанов развалились посёлки. Похожие один на другой, забытые дети беспутной матери.

После электрички был автобус, после автобуса — такси. Ремни безопасности в машине давно отстреляли и обвисли, а водитель держался за руль с таким лицом, будто терять ему уже нечего.

— Приехали. Дальше ножками. Вон по той лестнице.

Чемоданы отстукивали по битым ступеням, при желании в этом стуке можно было разобрать пару неприличных слов и нервное «ку-да-ку-да-ку-да». Вскоре они смирились и замолкли, изредка заикаясь на колдобинах.

После была ещё одна машина. С нормальными ремнями и даже с подушками безопасности. Водитель курил и почти улыбался.

— Только вот с корабля вернулся, ага. Четыре месяца дома не был. Жена разводиться хочет, говорит, устала уже. Да вы не тушуйтесь. Общагу дадут, потом квартиру. Нормально будет, тем более вы молодые. Зато природа какая, море под боком. Повезло!

Сопки-великаны согласно зашуршали в ответ.

Офицерское общежитие пахло пылью и старостью. Зато внутри прохладно. Всё лучше, чем солёное приморское солнце, щедро обдающее испариной всех, кого встречало впервые.

— Приехали, значится. Сейчас мы вам... сейчас... Люкс для молодых, во! Там даже кресло есть. Ты это, жену оставь и спускайся, в сарай за кроватью пойдем.

К кровати прилагались два матраса с жёлтыми пятнами. Хотелось верить, что от чая. Обои, бережно пришпиленные на канцелярские кнопки, из последних сил цеплялись за стены, пузырясь и колыхаясь от жаркого сквозняка. И кресло. Да, кресло действительно имелось. Огромное, сине-зелёное, оно стояло в центре комнаты как посмертный памятник домашнему уюту. Чемоданы вздохнули под весом двух людей. Две руки сжали друг друга.

— Ничего. Слышала же — квартиру скоро дадут.

Сопки таращились сквозь мутное стекло, переговаривались. «Уедут? Уедут? Ууу...». Они не слышали голоса, но всё понимали. Люди не меняются. Каждый сначала жадно поедает зелень глазами, а после куксится от трупного вида сёл.

За дверью загомонили. Круглые лица улыбались, крупные звёзды подсвечивали вторые подбородки.

— Что стоишь? Камеру доставай! Снимок для истории делать будем, — шикнул хозяин самых заметных щёк. Кто-то в глубине коридора дёрнулся и закопошился. — Ну что, как долетели? Как расположились? Жене нравится?

Любопытные щёки тут же протиснулись в дверной проём, осмотрелись, треснули брезгливыми морщинами.

— Ага... Ну, если проблемы какие будут или ещё чего — сразу ко мне. И это, выше нос. Платят хорошо, опять же год за полтора. Повезло вам, ребята!

Наконец достали камеру и направили её чёрный глаз. Обои замерли, втянули бумажные животы, приосанилось кресло. Щёлк.

  • 5
    4
    31

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.