Alterlit

В каждом сне лишь доля сна (на конкурс)

Предисловие

Все политические институты и идеологии, упомянутые в тексте, являются лишь декорациями для сюжета. Я никого не призываю быть приверженцем или отверженцем какой-либо политической идеологии. Предлагаю лишь оценить правильность/неправильность поступков персонажей текста. Просто интересны ваши мысли. Поговорим?

 

В каждом сне лишь доля сна 

Туманный Альбион. Уитби. Середина разговора двух профессоров: математика Павла Маслова и литератора Дженнаро Квальярелла.


– «И лик наш светел – неугасаем!
Он греет кровь и сердце
О чём же мы мечтаем?!
Об ключике к заветной дверце!»
Одна из студенток написала… Как вам, сэр?


– Джонни, это хорошо. Тайные записки, скрытые взгляды, любовь!.. Но вас могут уволить… 


– Разве любовь не стоит того, чтобы бросить карьеру?!


– Пусть будет так!.. – Павел Иванович делает впрыск инголятора и продолжает, но уже с поникшей интонацией,– Джонни, я вот-вот умру.


– Сэр, ваш юмор с годами всё темнее. О какой смерти вы говорите, когда вы до сих пор бегаете по утрам и не обделяете жену вниманием! В свои 70 лет!– слова Дженнаро резонировали с тем, что он думал. Ему конечно же ясно – на этот раз профессор не шутит…


– Джонни, это не юмор. К сожалению, на этот раз после моей шутки смеятся скоро будет кто угодно… но не я! – Павел Иванович достаёт какой–то конверт и протягивает его собеседнику.


Дженнаро работал 30 лет преподавателем литературы, но такое чтиво он не привык держать в руках. 
В конверте был добровольный отказ от продолжения химиотерапии.


– Джонни!– вытирая покрасневшие глаза, старый математик, готовился к констатации чего-то ещё, не менее важного,– У меня две просьбы: Во-первых, не говори об этом моей жене. Лили всего 40 лет… Во-вторых! Джонни, есть вещица, которая гложит меня давно. Это очень странно…


– Павел, говорите как есть на уме!


– Я в репортаже видел, про свою историческую родину… Про Россию, в новостях! Что там очень много осеротевших детей, которые выкинуты на произвол. Только-только распался Союз. Весь этот крах не должен мучить детей! Они не при чём! 


– Вчера передавали по BBC, вечерний выпуск…  


– Да-да. Он самый! Ты видел в каком аду эти беспризорники?! Они дышат клеем, побираются и спят в подвалах! 


Я… Знаешь, я вижу в этом долю своей вины. До 70-х годов я работал в университете и… Оболванивал молодёжь коммунистической пропагандой. 


– Простите, но вы же работали профессором математики. Между рассказами про уникальность числа Пи и теорию Пуанкаре, вы читали лекцию о Ленине что-ли?


– Я не планировал всю жизнь быть математиком, у меня были амбиции. Хотелось в партию! Я верил в то, что есть свет. Верил в то, что путь к нему через коммунизм. И помимо триганометрии брал часы для просвещения нового поколения духом марксизма... 


– То есть, вас гложет то, что вы не выбрали путь диссидентов?!


– Меня гложет то, что те ребята, которых я учил, искренне внимали мне… А потом были сломаны об колено! А их дети будут воспитываться на грудах мёртвого государтсва! Языком таких как я множилась неправда…


– К чему такой радикализм? Это какой-то эффект бабочки у вас в голове!..


– Пусть так. Но моя причастность есть. Меня пожирает чувство вины довольно долго. Эти дурацкие сны преследуют меня: то я кого–то расстреливаю, то кого-то душу, топлю… Это невыносимо!


Вот! Возьми деньги! Тут 10 000 фунтов. Хватит чтобы перевезти хотя бы двух детей сюда! Спаси их! Это будет моей индульгенцией… Два! Один спасённый ребёнок за то, что я был пропагандистом, второй – за брошенную финскую старушку! 


– Какая старушка?!– Ты же знаешь, я воевал в финской войне. Был эпизод, когда я обрёк старуху из финской деревни Суоми на смерть. Я застрелил её собаку. Попалась под горячую руку… Старуха была слепой и осталась без собаки-поводыря…


Квальярелла молчал секунд 5 и пытался придать услышанному хоть какое-то рациональное обрамление.


– Не бойся, у меня есть знакомый в посольстве Великобритании, она поможет! Я договорился. Как доберёшся в Москву, приди в 12:30 и встань около кафе “Зимняя роза”, что напротив посольства. Тебе передадут документы.


Прошу, выполни. Ты у меня один друг. Ты же ярый католик, ходишь каждое воскресенье в костёл. Считай это просьба от Папы! 


Дженнаро хотел возразить в этом месте, но не стал… - Не он ярый католик, а его старая мама Белла! Дженарро лишь ходит с ней из нежелания расстроить её больное сердце.


Кроме того, было неудобно спрашивать о том, почему Павел сам не может это сделать. Во-первых, для Джонни он очень много сделал полезного в карьере преподавателя университета Болтона. Во-вторых, тяжело больной человек в 70 лет вряд ли готов к таким «странствиям»… Стресс его добьёт быстрее болезни.


– Хорошо. Не имею малейшего представления как… Но я постараюсь съездить в Россию и взять двух детей.
Дженнаро призадумался и весьма удивился, что так безапелляционно согласился на эту бредовую авантюру… Но говорить «нет» угасающему другу казалось ему ещё большей ошибкой…


– А у меня есть идея получше… Я полечу обратно через Рим. Оттуда поеду в Генуя, где есть приют архангела Михаила. Для детей-сирот. Там росла моя мама. Наверняка найдётся место двум детям…


–Спасибо. Джонни, ты большой человек! Я доверяю тебе… – Павел Иванович пожал руку и пошаркал вдоль берега домой.


Дженнаро в эту же секунду понял, холодное рукопожатие – это последнее соприкосновение с жизнью друга. И оно является стартом чего-то, что трудно вписать в обыденный сценарий жизни профессора литературы.


***
Раннее утро. Я поцеловал на прощание ещё спящую маму и выдвинулся в аэропорт. Ей сказал, что поеду в Восточную Европу, на командировку. Буду читать лекции в рамках программы: «Роль славяноязычных авторов в прозе Европы». 


Это была ложь во благо. Сказать правду я не смог. 
Мама Белла, прости меня! Но твоё сердце может перегореть…


***
Россия. Москва.


Красота архитектуры, алый кирпич, дети со взрослым взглядом – таков лик Москвы 90-х для меня. 


Пока я иду к посольству, мне думается, что бы было, приди такой кризис в любую страну Западной Европы, где люди за последние 40 лет привыкли к комфортному стилю жизни. 


Я думаю о русской душе и о том, насколько она отличима от английской, итальянской, зимбабвийской или бразильской…

 
Х-м… На бордюре, около спуска в метро, темноволосая девочка, лет 7–9, поёт: «Pust vsegda budet mama». Ребёнок, погружённый в страдания и смотрящий на небо с благостным взглядом, поёт… – это и есть русская душа?! 


Всё плохо, но не до конца. Есть что–то чистое и хорошее, скрытое за молчанием, серой пеленой и грубостью.


Как странно… Тут светит Солнце, но оно не греет… Никакой итальянец, испанец или португалец не поймёт это наверняка. Кажется, это многое объясняет об этой стране… Быть может, о северных народах в целом…


«Дети всегда лучше взрослых!»– так говорил падре Луи в приходе, в котором состоит моя мама. Кажется я знаю, о чём речь.

Дети, слоняющиеся по улице, это единственные кто здесь живут, а не симулируют жизнь. Взрослые симулируют свою работу, членство в партии, они симулируют праздники и улыбки. Только ребёнок живет: сострадает от всего сердца, смеётся от всего сердца, даже плачет по-настоящему. Но он и ко злу очень восприимчив. Это видно…


…Вот и нужное место. Пришёл! 

Девушка лет 35 вышла откуда-то из закоулка, с опущенными глазами отдала мне конверт формата и прошла мимо.


Я открыл конверт. Тут документы на двух детей, адресса и 3 билета до Лондона. 


На этом моменте проорал про себя: Что ты вообще творишь?! За это можно сесть в тюрьму! Тебя могут обвинить в педофилии, торговле детскими органами и во многом другом…


Но ведь обратного пути нет – я уже здесь.
***
Адресс вёл ни в детский дом, ни даже в школу. Это было кладбище.  


Англичанин с итальянскими корнями посреди московского кладбища похищает из страны русских детей… Формально, по документам, всё легально, но я не уверен.


Ко мне подходит снова незнакомая девушка протягивает руку, проверяет документы и поднимает свободную от макулатуры пятерню вверх. Из-за соседнего склепа выходят два ребёнка 10 лет. Я не успел в сумбуре разобраться в их биографии, знаю только имена – Роза и Матвей. 


На вид, сестра с братом…


Перекинувшись быстрыми фразами и перекусив в местном кафе, мы двинулись в путь. Уже через 3 часа обратный вылет. 


***
Лишь сейчас мне пришла мысль… Мой друг вообще тот, за кого себя выдаёт? Профессор математики?! Откуда такие связи? Хотя…


Быть может, всё прозаичнее… Страна только-только распалась. Наверняка всё это можно провернуть на законном основании, засунув нужную купюру в нужный карман. Думаю, чиновник из органов опеки не слишком противится – и денег заработал и детей спас от бомжевания с криминалом.


Страна решает проблемы самовыживания, высшие геополитические цели. В ней нет внимания к обычному человеку… Государь не заменит мать с отцом…


***
Генуя.


Детей я отдал в приют. Я с ними не смог толком поговорить из–за языкового барьера. Но, уверен, через год я посещу их, и, они уже будут сносно говорить по-итальянски. 


Даже не верится… 


Теперь Роза и Матвей возможно станут Розабеллой и Матео. Снег они вряд ли увидят, но море и солнце ничем не хуже… 


Паоло, твоя просьба исполнена. Но я не буду держать это в секрете от твоей жены… Приезжая сюда, смотря на них, она будет помнить о профессоре математики Павле Маслове… О своём муже. О человеке, который искупил грехи.


Знаете, этот поступок нечто большее, чем спасение двух детей. Это урон, огромный урон, что нанёс маленький человек неповоротной ифернальной системе. И речь не о нации, государстве или чём-либо ещё. Речь о той обыденности, в рамках которой жизнь человека воспринимается как ресурс – дрова для топки камина. Речь о зле, которое может постучаться в любой дом.


Моя семья покинула Италию в конце 30-х. Почему? Государство было в тумане величия - это половина проблемы. Агония в том, что человек перестал быть целью, он превратился в средство! И, самое страшное, когда ты смиряешься с этим: Я – полено, питайте мной ваш костёр! 


Не правильно, не правильно так.


Я рад быть сотворцом этой истории.


Моя набожная мама всегда говорила: Anche il diavolo fu prima angelo. Что значит: И дьявол был когда-то ангелом. 


Что ж, поступок Павла показывает лифт, способный идти в обратную сторону, к небесам...


P.S. Выслал конверт с контактами данными Розы и Матвея со всем необходимым нарративом жене. Если Лили захочется их увидеть или взять под опеку – воля мужа расцветёт новыми красками…


Ваш друг, Дженнаро Квальярелла

 #наперекорсистеме #конкурс_alterlit

  • 2
    2

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.