Alterlit

НОВЫЙ РАССКАЗ КАПИТАНА ФРИДЕФИКСА

— Кажется, я как-то уже рассказывал, господа, — начал Капитан Фридефикс на следующий вечер, — а если нет, то напомню, что я считаю планету Земля своей второй родиной. На ней мне посчастливилось находиться в составе научно-исследовательской экспедиции. К сожалению, та сильно затянулось. На первый взгляд, совсем ненадолго, всего лишь на триста лет, однако должен сказать, что триста лишних лет на планете Земля это всё же срок. Причиной нашей задержки были бесконечные поломки нашего корабля, который никогда не был достаточно исправен, чтобы мы могли безопасно отправиться в обратный путь.

Полёт много раз откладывался, но вот, наконец, настал момент, когда всё было готово. Мы заняли свои места на борту, расположились поудобнее в ложементах и погрузились в глубокий принудительный сон, поскольку мы все к тому времени были уже были немного нервными. Дело в том, что всю эту нашу трехсотлетнюю жизнь на Земле нельзя было назвать очень правильной. Слишком правильной. Чересчур правильной. Вокруг находились люди, которые, как мы скоро поняли, были довольно слабые существа, подверженные всяким соблазнам и порокам. Кстати, курить я начал именно там. Н-да.

Старт вышел неудачным. Авария случилась уже через десять минут. Правда, по факту это была совсем не авария, а банальный несчастный случай. Несчастный, непредсказуемый, совсем неожиданный, но от этого не менее трагический. Мы уже вышли на орбиту, когда в нашу летающую тарелку вдруг врезался подлетавший к Земле астероид. Реально их было даже два, потому что тот астероид уже успел расколоться надвое. Так что сначала в нас врезался один обломок, и он ударил так сильно, что тарелку перевернуло вверх дном, а потом врезался другой. Сказать ли, что это была катастрофа? Да, но только для нас. Для людей на Земле, напротив, это стало счастливым избавлением от ещё более страшной катастрофы. Не менее страшной чем та, от которой вымерли динозавры. Но тут уж ничего не поделаешь. Кто-то должен был принять удар на себя.

Короче, планету Земля мы счастливым образом спасли, но сами падали вниз. Корабль был сильно повреждён, он долго оставался неуправляемым. Его крутило, болтало, кидало из стороны в сторону, и лишь в последний момент нашему командиру каким-то чудом удалось стабилизировать его положение.

Мы падали в океан. Океан был пуст. Голая безбрежная морская равнина расстилалась под нами на сотни и тысячи миль вокруг, как вдруг — о, удача! — внизу обнаружился одинокий коралловый атолл. Вы же знаете, что такое атолл. Как, вы не знаете? Неужели я ни разу вам не рассказывал? Рассказывал, значит, да? Прекрасно, значит, вы помните. При взгляде сверху любой атолл представляет собой такой крохотный бублик посреди бескрайней водной поверхности. Обычно он весьма невелик, и с большой высоты его даже не всегда разглядишь, но именно один из таких атоллов предоставил нам шанс на спасение. Наша летающая тарелка аварийно спланировала прямо на него. Спланировала, благополучно села, и... н-да, застряла в нём. Н-да. Представьте, что летающая тарелка — это такой летающий пельмень, а коралловый атолл снизу — это бублик. Так вот, наш пельмень попал прямо на этот бублик и крепко в нём засел. Прямо в дырке от бублика. Представляете, мы застряли в дырке от бублика! Не смешно.

Мы даже не улыбнулись. Мы этого не умеем. А капитан продолжил рассказывать дальше:

— Атолл таким образом превратился в остров. В нормальный тропический остров, похожий на женскую шляпку с полукруглой тульёй и полями, которые представляли собой сплошной песчаный пляж, а также с зелёной лентой пальм, которые опоясывали тулью. Короче, пальмы, пляж, чистый жёлтый песок, изумрудная вода. Рай.

Мы представили себе этот рай. Мы же помнили, что одинокий атолл в океан очень часто представляет вершину подводного вулкана, самый верхний обрез его жерла, на котором кольцеобразно нарастают кораллы. Поэтому мы легко представили, как в эту тихую голубую лагуну вдруг шлёпается с неба летающая тарелка. Всплеск, должно быть, был знатный. Но всё же это не главное. Главное, подумали мы, чтобы тарелка подошла по размеру.

— Вроде бы всё счастливо закончилось, — продолжал рассказывать Капитан Фридефикс, — но, как оказалось, ничего ещё не закончилось. В результате столкновения на орбите наш корабль получил серьёзную пробоину корпуса. Это обнаружилось, когда внутрь стала поступать вода. Командир и бортинженеры старались устранить течь, но у них ничего не получалось. А между тем, остальные члены экспедиции уже давно проснулись и начали заниматься своими делами. При этом мы ровным счётом ничего не знали о происшествии на орбите. Мы думали, что мы давно уже находимся в космосе и спокойно летим домой.

Вот такой был нехороший обман. Разумеется, нас обманули не со зла. Руководство боялось, что если мы всё узнаем, то испугаемся или даже взбунтуемся. Поэтому ремонт корабля вёлся тайно. Возможно, инженерам через какое-то время даже удалось бы заделать пробоину и привести в порядок нарушенные системы, но тут случилось непредвиденное. В результате неосторожных действий одного члена экспедиции из корпуса нашей летающей тарелки начал выходить воздух. И это было критично. Дело в том, что внутри корабля постоянно поддерживалось избыточное давление. Это было необходимо затем, чтобы не дать воде поступать через пробоину снизу, и именно это служило той спасительной воздушной подушкой, за счёт которой корабль мог оставаться на плаву. Это было важно. И вдвойне важно потому, что во время нашей аварийной посадки на остров одна из стенок кораллового атолла оказалась повреждена, и в сезон тропических штормов, когда наш корабль некоторым образом шевелился, она продолжала разрушаться. И вот, когда из корабля начал выходить воздух, а взамен поступать вода, он так сильно отяжелел и так сильно всей своей тяжестью навалился на хрупкое коралловое кольцо, что оно не выдержало напряжения и лопнуло. Атолл распался на несколько частей, а дальше произошло то, что и должно было произойти. Наш корабль провалился прямо в жерло подводного вулкана и снова там застрял, но теперь уже под водой. Таким образом наша плохо летающая космическая тарелка превратилась в совершенно не летающую подводную лодку.

К счастью, мы вовремя распознали угрозу и успели выйти на берег. Мы собрались на том жалком кусочке суши, который оставался от острова. Он торчал из воды, как острый обломок зуба. Мы поняли, что пропали.

— И что же вы сделали? — спросил Штурман, плоский слизень с характером средней части логарифмической линейки. Он всё время высовывался.

— А что могут сделать такие маленькие птички, как мы, посреди бескрайнего океана? — ответил Капитан Фридефикс. — Ведь наши крылья были слишком слабы, чтобы мы могли долететь до ближайшей земли...

— А вы, действительно, были птичками? — усомнился Старший Помощник, слизень, похожий на жирную чёрную пиявку.

— Да, — ответил Капитан Фридефикс, — птичками. Но в ходе обратной эволюции мы уже скоро превратились в рыб.

— В рыб? — удивился Полный Адмирал, самый полный из нас.

— Как это в рыб? — спросил Боцман, слизень, как уже говорилось, в полоску.

— Объяснитесь, — потребовал Первый Помощник, очень крепкий по виду и белый по цвету субъект, похожий на личинку майского жука на третьем году её жизни.

— Да-да, объяснитесь, — поддержал Первого Помощника Второй Помощник и посмотрел на Третьего Помощника, тоже слизня, но слегка тощеватого.

— А вот на нашей планете обратная эволюция невозможна! — громко выкрикнул Третий Помощник и всеми глазами своего тела уставился на Капитан Фридефикса.

— У них тоже, — не смутился капитан. — В смысле, на планете Земля. У них никакие животные, ни киты, ни дельфины, ни морские, к примеру, львы, никогда не превращаются снова не только в обычных львов, но даже в рыб, хотя и живут в воде. А вот на нашей планете Фр, откуда мы родом, обратная эволюция дело совершенно житейское. Если ты, например, живёшь в воде, а в воде удобнее иметь жабры, пожалуйста, имей жабры. Имей себе на здоровье и плавай, как тебе хочется.

  • 1
    1

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.