Alterlit

На следующий день. Глава 2 "Обратный отсчет с видом на залив Аппер"

10:21 А.М.

Возле указанного кабинета было шумно, обладатель гулкого баса был явно чем-то недоволен. Через стеклянную дверь Алан увидел крепко сбитого южанина с голубыми глазами и проседью на висках. Судя по жестикуляции и звукам, он вот-вот был готов разорваться подобно водородной бомбе, а хрупкая девушка напротив была в самом эпицентре.

— Марта, твою мать! Сколько еще раз тебе повторять? Если я говорю, что меня нет, значит, меня нет ни для кого. В особенности для моей бывшей жены!

— Сэр, но...

— Я что, попугай? Ты видишь перья под этим костюмом?

— Сэр, мистер Коган...

— Что? Что ты хочешь сказать, что ты извиняешься? В жопу! Еще раз, помяни мое слово, еще раз ты выкинешь такое, — погрозил он пальцем, — вылетишь отсюда к чертовой матери. Ты меня поняла?

— Да, сэр. Да, мистер Коган.

— Отлично! Меня ни для кого нет до полудня!

Хлопнув дверью, он удалился, но дух тирании, казалось, застыл в воздухе и еще долго витал в помещении.

 

Аккуратно открыв дверь, Алан приблизился к столу секретарши.

— Добрый день, мэм, — мягко начал разговор парень. — Меня зовут Алан Грегсон, я новый помощник мистера Когана.

— Да-да, одну минуту, — лицо Марты покрыл плотный багрянец, но она отчаянно пыталась взять себя в руки и не разреветься. — Сейчас я представлю вас мистеру Когану, попытаюсь. Надеюсь, у вас крепкие нервы, будьте готовы, — шмыгнула носом. — Да вы и сами уже, наверное, слышали, что к чему.

— Не переживайте, бывают и куда более серьезные вещи, из-за которых не стоит расстраиваться. Вы выше этого, я уверен.

— Да куда уж там, — сказала она и улыбнулась через силу. — Спасибо, спасибо за поддержку, — она оторвала взгляд от стола, посмотрела на Алана и приняла поданный ей платок. — Да, думаю и вправду, не всё так страшно, — произнесла она уже куда более оживленно.

— Еще как, юная мисс, — он бросил взгляд на именную табличку, — или, быть может, миссис Хобс?

— Мисс, — ответила она слегка смущенно.

Он задал ей пару вопросов, не относящихся к делу, отпустил шутку-другую, пригласил пообедать. Спустя считанные минуты от былых волнений не осталось и следа. А перед Аланом сидела красивая двадцатилетняя девушка с задорным блеском в глазах.

— Что мне еще стоит о нем знать? — подытожил их перешептывание Алан.

— Думаю, вы всё и так уже знаете. Просто помните, что мистер Коган не от мира сего, плюс немного расист, плюс курильщик и... — она игриво улыбнулась и, поглядев по сторонам, тихо сказала, — последнего помощника он ударил.

— Серьезно?

— Угу, — закивала головой Марта. — Он был поляк.

— И только? — улыбнулся Грегсон.

— И только. Потому помни, — она вновь начала загибать пальцы, — расист, курильщик...

— И просто отличный парень, — закончил он за нее. — Всё, пора встретиться со зверем, запускай, Марти.

Она смерила его игривым взглядом и, нажав на кнопку интеркома проговорила:

— Мистер Коган к вам... — рык дикого зверя прервал ее сообщение.

— Какого черта?!

— Встреча, сэр, — в динамике послышался глубокий вздох, молчание.

— Ладно, выкладывай, кто там еще? — и спешно добавил: — Надеюсь не моя бывшая жена, иначе...

— Нет-нет, мистер Коган, — пролепетала Марта, — прибыл ваш новый помощник.

— Аа-а, хорошо, пригласи его!

— Проходите, — в глазах девушки читалось сочувствие.

— Добрый день, сэр, — энергично начал Грейсон с порога. — Меня зовут Алан Грегсон, я ваш новый...

— Знаю-знаю, — отмахнулся Коган, стоя напротив ростового окна, посмотрел на часы. — Представляешь, мало того, что эта сука оттяпает себе половину всего, так она еще и попрекает меня детьми, — он зло ухмыльнулся. — Я, видите ли, уделяю им мало времени. А ничего, что мы в шаге от развода? — синхронно подняв руки и брови, вопрошал Джим глядя в окно. Так, словно репетировал сцену в спектакле.

— Да-да, мистер Коган, понимаю, — наигранно запинаясь, выдавил из себя Алан.

— Да, ни черта ты не понимаешь! — махнув рукой, Коган устало вздохнул. — Сначала они все такие, — повел руками, — замечательные, красивые и нежные, но стоит только надеть им на палец кольцо, и всё катится к чертовой матери, — сказал он, не отрывая взгляда от снующих по заливу судов, и закурил. — Не проходит и года, как они превращаются в гребаного червя, сосущего из тебя все соки. Солитера с обвисшей жопой, мать его. Так-то, — он устало склонил голову, помассировал зудящий висок. — Хотя, кому я это рассказываю, у тебя же еще всё впереди, — добавил он, смягчившись, выпрямился и улыбнулся формальной улыбкой. — Располагайся, — указал на стул, а сам, обойдя стол сел в кресло и разгладил лежащую перед ним папку.

Откинувшись в кресле, выдержал паузу, затянулся. Пробив барабанную дробь по подлокотнику кресла, подался вперед и затушил сигарету.

— Ладно, сопли в сторону, поговорим о деле. Как, говоришь, тебя зовут?

— Алан Грегсон, сэр, — отчеканил парень.

— Хм, Грегсон, — произнес Коган, смакуя каждый слог. — Мне нравится. Хорошая фамилия, есть в ней что-то металлическое. Надеюсь, ты ее стоишь.

— Мое резюме тому лучшее подтверждение, — расправив плечи, ответил Алан.

— Да? Не смотрел.

— Как? Но, как же...

— Я что похож на кадровика? — прервал его Коган и, не дожидаясь ответа, продолжил опрос. — Откуда ты родом?

— Джерси Сити, сэр, — сдерживая гнев, ответил Алан.

— Да ладно, а с какой улицы?

— С Уильямс авеню, сэр, она пересекается с Вест-сайд Авеню, возле Лин...

— Линкольн парка, знаю-знаю. А я с Уэлш-Лэйн, закуток недалеко от синагоги, что на Гаррисон-авеню. Кто бы мог подумать, парень из Джерси, — сказал он и осклабился. — Хорошо, — хлопнул ладонью по столу и в одночасье посуровел. — Работы нам предстоит немало, поэтому буду говорить прямо. Следуй моим правилам, и всё пойдет как надо. В принципе правило у меня только одно. Всегда помни, что соседский мальчик мечтает о твоей работе, — погрозил ему пальцем Коган. — Но на всякий случай растолкую поподробнее, — входящий звонок прервал его.

— Что там еще, Марта?

— Мистер Орден на второй линии, сэр.

— Хорошо, — Коган приложил палец к губам, давая знак парню.

Тяжело вздохнул и напрягся, а морщины на лбу собрались в кучу подобно борцу, вставшему в стойку. Он переключил линию и поднял телефонную трубку старого образца.

— Привет, Стив, если ты хочешь справиться о ходе работ над проектом, то второй звонок за день я считаю лишним. Всё идет своим чередом, к концу квартала мы закончим... — От услышанного в ответ брови Когана резко поползли вверх. — Что?! — губы вытянулись в дугу, скошенную к полу. — Ты уверен? Сколько у нас времени? Но откуда такая информация? — с секунду он сидел подобно каменному изваянию, из трубки послышались гудки.

— Что-то не так, мистер Коган? Может, я зайду попозже, а пока ознакомлюсь с делами? — на секунду Алану показалось, что у шефа приступ.

Лицо Когана застыло, взгляд стал пустым, а левая скула непроизвольно дернулась.

— Нет, в порядке, всё в порядке. Дела, да кое-что еще можно успеть, — он опустил трубку, нажал кнопку селектора. — Марта, мне нужен обратный звонок на номер, с которого звонила моя жена!

— Мистер Коган? — выдавила девушка.

— Я абсолютно серьезно, мне нужно связаться с женой.

— Хорошо, сэр, — в голосе девушки явно угадывалось недоумение.

— Коган с силой прижал аппарат к уху, длинные гудки, ожидание. И наконец, из трубки послышался приятный, щебечущий голос женщины в годах.

— Алло.

— Это Коган, мне нужно поговорить с Маргарет.

— Она не хочет с тобой говорить, Джимми, — тяжелый вздох. — Ты вообще в курсе, что она всё утро пыталась до тебя дозвониться? Секретарша говорила, тебя нет на месте, ты на совещании, ты в космосе или еще где-то, — миссис Митчел перевела дыхание. — Ты где угодно, но только не там, где нужен. Для этого я растила свою дочь... — она поправила очки-половинки, — чтобы какой-то мужлан разбил ее сердце, а потом появлялся по своей прихоти? Подумай хотя бы о детях! Что вы вообще делаете, мистер, кроме того что думаете только о себе?

— Миссис...

— Даже не начинай, Джимми. Нет, я не готова видеть, как мои внуки растут в неполноценной семье, — голос старушки смягчился, она прикрыла рот ладонью перешла на полушепот: — Позвони позже, она не готова сейчас с тобой говорить Джим.

— Миссис Митчел, это дело жизни и смерти, поверьте мне. Позовите уже дочь к телефону. Если вам и вправду, так важна дальнейшая жизнь внуков.

— Да, что ты такое говоришь? — в голосе смешались ноты возмущения и страха.

— Миссис Митчел, Дороти, — он вытер выступивший на лбу пот, — срочно позовите вашу дочь к телефону, прошу вас!

Ответа не последовало, лишь едва уловимый треск в трубке и звук удаляющихся шагов. Треск то нарастал, то стихал, время шло. Словно из-под толщи воды Коган услышал гулкое эхо — голос миссис Митчел.

— Маргарет, телефон.

— Кто там еще, мам?

— Джимми объявился, просит тебя. Говорит, что там что-то важное, — неразборчивая речь в ответ. — Милая, я всё понимаю, но поговори с ним. Он звучал очень тревожно, — на последнем слове помехи ушли, громкость вернулась. От неожиданности, Джим отдернул трубку от уха, но тут же прильнул обратно.

— Вот и правильно, пускай потревожится, надо когда-то начинать.

— Маргарет Коган, я не буду повторять дважды, возьми эту чертову трубку! Что вы грызетесь, как собаки, не поделившие кость. Должен же кто-то из вас быть здравомыслящим человеком.

— О боже, мама.

— Маргарет Коул Митчел[10], я больше не буду тебя просить.

[10]

Митчел — это девичья фамилия жены Когана.

 

— Хорошо-хорошо! Поговорю я с ним, только не начинай, мам.

В трубке послышались звуки приближающихся шагов. Каблуки зло вгрызались в пол, чеканя каждый шаг.

— Как всегда добился своего, Джим? — сказала она в трубку.

— Маргарет, у тебя с собой ключи от дома в Бруклине?

— Тебе нашего разговора утром не хватило? — шепотом: — Хотя нет, забудь, — она повысила голос, — я достаточно зарабатываю и мне не нужен наш-твой дом ни в Джерси, ни в Бруклине. Можешь тащить туда всех окружных девок!

— Да, услышь ты меня! — чуть не закричал в голос Джим.

— Уже слышала и видела! Кстати, как там мисс красивые сиськи поживает? — сдула прядь темных волос со лба. — Наверное, уже показал ей свою коллекцию старых фильмов, а Джимми? — вьющийся локон упрямо сполз на глаза, и она вновь вернула его в строй.

— Мардж, да услышь ты меня! — пропустив мимо ушей очередную тираду жены, взорвался гулким басом. — Заткнись! Бери детей, маму и как можно быстрее беги к дому в Бруклине, — а про себя подумал: «Надеюсь, ты верна себе и ключи при тебе».

— Джим, я не понимаю, ты совсем...

— Да, что тут непонятного?! — перебил он ее. — Ты должна, как можно быстрее бежать в дом на Клинтон-стрит[11]. Как доберешься, всё поймешь.

[11]

Согласно госреестру недвижимости от 2080 года трехэтажный дом на Клинтон-стрит, а именно строение 151.153.155.159 были полностью выкуплены Джимом Коганом. А после подачи заявления в отдел городского планирования в 2082 был одобрен капитальный ремонт с заменой несущих конструкций. Ремонт производился третьим лицом с лицензией на выполнение сложных технических работ. Все расходы на себя взял владелец недвижимости. К 2083 году работы были окончены. И в подвале дома было оборудовано убежище на четырех человек.

 

— Джеймс, ты в своем уме?

— К сожалению, да.

— Точно? — с сомнением в голосе. — Последнее время ты очень странно себя ведешь и эта история...

— Да, уверен, — он бросил взгляд на Алана. — Меня предупредили сверху. Это не шутка. Пожалуйста, Марджи, поторопись и передай детям я их лю... — связь резко оборвалась, в трубке лишь тишина. — Твою мать! — Коган с силой ударил ладонью о стол. На мгновение его поглотило отчаяние, он обхватил лицо руками. От лезущих в голову мыслей, сердце сдавила тягучая липкая боль. Не замечая ничего кроме чувств, он с силой отбросил трубку прочь. Пластик жалобно пискнул о стену и, треснув посередине, трубка развалилась на части.

— Сэр, что-то случилось? — Алан понимал, вопрос звучит глупо, но иные слова никак не шли в голову.

Сидящий напротив него молча достал сигарету и замер в ожидании. Взгляд его, казалось, устремлен в пустоту, на лице все явственнее проступало отчаяние.

 

«Это конец», — мысленно резюмировал Джим.

 

Ерзая на стуле Алан не находил себе места. Окружающее пространство давило, он представлял свой первый день в компании и не раз, но не в таком свете. Пытаясь собраться, он сделал глубокий вздох, провел языком по небу и молча наблюдал, как незажженная сигарета в руке Когана балансирует подобно канатоходцу над пропастью.

— Мистер Коган, с вами всё в порядке? — подавшись вперед, осторожно поинтересовался Алан.

«Всё не в порядке», — прозвучало у Когана в голове, а вслух произнес:

— Нам надо, как можно быстрее выбираться из этого каменного гроба.

— Прошу прощения, сэр? — невольно усмехнувшись, сказал Алан, поднимаясь со стула. — Вам явно нездоровится, посмотрел на браслет. — Может, я могу чем-то помочь? Я могу взять ваши проблемы на себя, только скажите, — он натянуто улыбнулся.

— Да, точно. Возьмешь проблемы на себя, — горько усмехнулся Джим. — Вот, возьми ключи от машины, через минуту она должна стоять у входа. Место 112, второй этаж подземной парковки под зданием.

— Считайте, что машина уже подана, мистер Коган, — козырнул Грегсон и устремился к двери.

— Погоди, — окликнул его Коган.

— Да, сэр?

— Джим, зови меня Джим, парень.

Стоило ему договорить, и горизонт озарился всполохом света. Он машинально отвернулся и соскочил на пол. Всполох и еще один, на горизонте медленно вырастал гриб от взрыва, и полная тишина сопровождала действо. «Суки, они всё-таки сделали это», — пронеслось у него в голове, и в тот же момент он услышал испуганный крик парня, подняв к лицу руки, тот пятился и раз за разом повторял:

— Я не вижу! Что за херня, я ослеп!

— Всё в порядке, — бросил Джим.

— Да, какого хрена?! — парень рванулся в сторону, сбил стул, споткнулся и упал на пол.

— Это от вспышки, не волнуйся, зрение вернется, — а про себя добавил: «Наверное».

Поднявшись на ноги, Коган подбежал к окну.

— Наземные, какого черта наземные[12]? — шептал он под нос, словно мантру.

[12]

Воздушные и наземные подрывы зарядов — чаще всего для больших разрушений подрыв осуществляется в воздухе над обьектом бомбардировки. В случае же если противник желает вызвать больший выброс радиоактивных осадков в атмосферу, производится наземный подрыв. При котором в одну секунду испаряются кубометры грунта и все это оседает радиоактивным шлейфом на прилегающую к зоне бомбардировки территорию.

 

— Что происходит?

— Сложно объяснить словами.

— Так попробуйте!

— Ну, в часы затишья, я развлекаю себя измерением расстояния на глаз.

— Что!?

— И большой палец порт Ньюарк закрывает, — щурясь, облизнул губы Джим.

— И какого хрена это значит?!

— Тихо!

Вытянув руку, Джим наложил большой палец на вырастающее над портом Ньюарка облако грибовидной формы.

— Ну, давай, сука, давай, только попробуй вырасти больше, — шептал он под нос, видя, как от надвигающейся ударной волны побежала рябь по заливу Аппер. А сознание молило лишь об одном: «Только бы не вышел за края».

— Джим?

— Так я и думал, эпицентр не шире ногтя, — щелкнул пальцами, значит это примерно семь с половиной. Нет. Восемь миль, — спешно вытер лоб от пота. — С учетом скорости одну милю волна пересекает за секунду, плюс погрешность и время на замер, значит у нас примерно 20 секунд. Минус время на замер, 15 секунд. Алан, ты меня слышишь?

— Я тут, Джим! — слова растянулись по кабинету, оседая страхом на стенах.

— Ляг на пол и досчитай до пятнадцати!

— Что?!

— До десяти! Настало время отдать последнее распоряжение, — подскочив к селектору, он нажал кнопку громкой связи: — Внимание, внимание...

— Девять, восемь, семь, — отсчитывал Алан в голос.

— В течение ближайших секунд нас накроет взрывная волна!

— Шесть, пять, четыре...

— Всем необходимо найти укрытия или незамедлительно упасть на пол, дабы не попасть под поражающий эффект ударной волны.

— Три, два...

С гримасой ужаса на лице в кабинет ворвалась Марта.

— Мистер Коган, вы видели это?!

— Падай на пол, дура!

— Один, ноль...

— Что?! — взбеленилась девушка, глядя, как босс ныряет под стол.

 

Они не слышали меня. Может, электромагнитной импульс сжег электронику, или…

 

Сметая всё на своем пути, незримая волна обрушилась на здание подобно цунами. Окна, рамы, интерьер. Всё сплелось воедино и налетело на оцепеневших от страха людей сродни рою диких пчел. Пол под ногами дрожала, одна волна следовала за другой и рев был такой, словно кто-то выкрутил динамик на полную, а в эфире играла лебединая песня всему человечеству.

Казалось уже прошла вечность, когда последняя волна вгрызлась в фасад башни и сея разруху собрала последнюю жатву, а закончив, вырвалась из последних сил и вновь осыпала смертоносным градом головы снующих по улицам людей.

Бежали секунды, отзвуки взрывов стихали, оставляя звенящую память в ушах. Коган стряхнул с себя осколки, прикрыл рот галстуком, пытаясь оценить обстановку. Запах гари и пыль, словно мошкара лезли в рот и глаза, а порывистый, горячий ветер нещадно хлестал по лицу.

Он уже начал разбирать звуки. Стоны и плачь. Мольбы о помощи доносились отовсюду, перемежаясь с криками ужаса. Джим приподнялся на локтях, выглянул из-за стола. В дверном проходе неподвижно лежала Марта. Руки, ноги, одежда... всё было покрыто вездесущей пылью, словно кекс пудрой.

«Да, они тебя не слышали», — мрачно уверил его внутренний голос. Он перевел взгляд на пустое окно, лежащее рядом с ним тело, резко подняло голову и закашлялось.

— Мистер Коган, вы тут? — прохрипел Грегсон.

— Ага, и вроде цел, но стекла за ворот изрядно насыпало, — сказал Джим, осматривая себя. — Ты сам как?

— Бывало и лучше, — вновь закашлялся Грегсон, стряхнул пыль с плеча. — Перед глазами всё плывет, и вот же черт, кажется, руку поранил, — усевшись на полу, Грегсон тяжело задышал и уперся взглядом в потолок. Белки глаз выделялись на затянутом пылью лице, а на лбу медленно проявлялись черные борозды от выступившего на лбу пота.

— Эй, Грегсон,— махнул рукой Коган, но тот не отреагировал. — Не три глаза.

— Что? — повернул голову на голос Алан.

— Не три глаза, говорю, — поднялся из-за стола Коган.

— Хорошо-хорошо, — словно в забытье ответил парень и уставился пустым взглядом на Джима, — Что будем делать, сэр?

— А ты сам, что думаешь? — язвительно поинтересовался Коган и сплюнул скрипящий на зубах песок.

— Думаю, первым делом надо покинуть здание. Кто знает, насколько сильно оно пострадало.

— Жаль, только кофе хотел предложить. Может еще пару бомб и пойдем?

— С вами точно всё в порядке? — отстраненно спросил Алан.

— Да-а, — протянул Коган, — всё просто отлично. Это стресс на меня так влияет. Как твои глаза?

— Ничего не вижу, всё в тумане. Я же говорил уже.

— Ну да, точно — тряхнул головой Коган. — Ладно, ползи на голос, помогу тебе подняться.

— А зачем ползти?

— Доверься мне, ползи.

— Могли бы и сами подойти, если уж так хотите помочь, — с детским упреком в голосе заметил Грегсон.

— Да, мог бы, теоретически мог бы, — по спине пробежала дрожь, — но на месте окна теперь одна сплошная дыра. Ты что не чувствуешь порывов ветра?

— Чувствую и что? Вы что высоты боитесь?

— Да не боюсь я высоты! — рявкнул Коган.

«У него, наверное, шок», — пронеслось в голове.

— Ага, жене рассказывайте.

— Следи за языком. И, между прочим, твой рабочий день еще не закончен. А я всё еще твой босс.

— Ну, так увольте, — пожал плечами Грегсон, не поднимая рук и непроизвольно хихикнул.

— Не могу. Бухгалтерия не работает, да и все юристы разбежались, — нервно выпалил Джим.

— А вы шутник, сэр, — покачав головой, улыбнулся Алан.

— А теперь без шуток ползи на мой голос. Только я тебя прошу, аккуратнее.

Подползая к середине кабинета, Алана почувствовал, как его костюм пропитывается влагой. «На воду не похоже, больно густая и этот запах», — рука легла на мягкую, теплую плоть, он резко отстранился и припал спиной к столу босса.

— Джим?!

— Это мисс Хобс, — с досадой в голосе ответил Джим. — Она мертва.

— Боже...

— Сиди на месте, я к тебе подойду.

С силой вцепившись в край стола, Джим поднялся на ноги. Бросил взгляд в сторону двери.

Юная помощница лежала на спине, руки раскинуты, голова чуть поодаль от тела. Порыв ветра хлестнул Когана по лицу, выбив из него пыль, как палка хозяйки из старого ковра. Прищурившись, он окинул взглядом горизонт. В фасадах окружных зданий, зияли черные бойницы окон. Ни света, ни жизни. Лишь горизонт полыхал и рябил, как полотно дороги в знойный летний день. По коже побежали мурашки, ладони взмокли. Он хотел подойти ближе к окну, выглянуть и узнать, цел ли Бруклин, но страх высоты взял свое. Пальцы пуще прежнего вцепились в край стола, а пот ручьем катился по спине и он даже не почувствовал, как мелкие осколки вгрызлись в кожу.

До оконного проема было футов шестнадцать, но он обходил стол с такой осторожностью, словно шел по канату над Ниагарой.

— Грегсон, — коснулся плеча парня.

— Да? — не оборачиваясь, спросил тот.

— Дай руку.

Продолжая держаться за стол левой, ухватил поданную руку и притянул парня к себе. Вновь посмотрел вдаль, казалось, бесчисленная череда построек была свалена в единое кострище и горела даже вода.

Глубокий вдох, Джим расцепил пальцы и оттолкнул себя прочь от стола.

— Пошли, — услышал он свой голос, словно издалека.

Спешный шаг, второй и третий.

— Так, аккуратнее. Перешагни, — пот струился по лицу, — отлично.

Внезапный рывок заставил его припасть на колено.

— Извините, я поскользнулся, — виновато начал парень, казалось, он сейчас ударится в слезы.

— Да всё отлично, ты молодец, — а сам посмотрел на истерзанное осколками тело Марты и завалившегося рядом с ней парня. — Всё хорошо, дай мне руку, я помогу подняться, — к горлу подкатил ком отвращения, он не выдержал и выплеснул завтрак на пол.

— Сэр?

— Всё в порядке, — вытер рот тыльной стороной ладони и почувствовал, как налипшие на кожу осколки царапнули губы. — Не торопись, я помогу подняться.

Алан почувствовал, как Джим медвежьей хваткой сцепил его запястье. Ладонь была настолько влажной, будто его босс сражался за золото на олимпиаде.

Подняв парня в одно движение, помог перешагнуть через мисс Хобс. Пнул стоящий на проходе стул и вышел с парнем в коридор.

От былого величия конструкторского бюро «Эко Кор», не осталось и следа. Фальшпотолок местами провис да обвалился, а внутренних перегородок словно и не было. Мимо прошел человек покрытый пылью с ног до головы. Джим окликнул его, тот не отозвался. Лишь брел себе неровным шагом, в известном лишь ему направлении, а по спине растекалось темно багряное пятно. Мужчина вынес ярда три, опустился на колено и упал ничком. Джим огляделся, тут и там из под осколков выбирались выжившие. Одним помогали коллегам, другие в немой агонии сидели и надрывно рыдали. Двое мужчин пробежали мимо них, торопясь к забитому людьми лифту. «Вот же идиоты», — подумал Джим и резко втянул голову, когда кусок фальши потолка обрушился на пол в пяти футах от них.

— Что это было Джим? — спросил повисший на плече Алан.

— Ничего. Надо торопиться.

Притянув его к себе, Джим шел так быстро, как мог. Всюду валялись некогда важные бумаги, вещи, да истерзанные осколками тела. Запах металла витал в воздухе, а битое стекло хрустело под ногами, словно первый снег после морозной ночи. Двое шаг за шагом пробивались через завалы к двери на лестничный пролет.

Пробовать, вызвать уехавший лифт желания не было, даже если в нем все системы продублированы и надежно заземлены.

— Это слишком рискованно, — шепотом резюмировал Джим и глядя на лежащие тела вновь задумался:

«Если лифт работает, значит, резервное питание сработало штатно, но как они могли тебя не услышать? И почему не укрылись? Может, запаниковали? Или... — и тут он понял. — Им было плевать, уверен, треть и не поняла ничего, лишь схватилась за драные пейслайны и побежала снимать сториз[13], идиоты. Какие же вы все идиоты!»

[13]

Синдром оператора — социолог XXI века Стивен Адамс в своих работах не раз отмечал эффект, при котором свидетели теракта, не осознавая реальной опасности, бежали, словно мотыльки к огню, в желании заснять и поделиться в социальных сетях. Это могло быть фото или видео. Главное, из-за фиксации на камере человек не ассоциировал происходящее с реальностью. И в большинстве случаев погибал.

 

Коган почувствовал, как его трясут за плечо и только сейчас услышал встревоженный голос парня.

— Сэр? Мистер Коган. Джим?!

— Да?

— Всё хорошо?

— Просчитываю ходы, — сухо ответил Коган.

«Резервный генератор должен работать, но в каком состояние шахта и лифт? Нет, даже не думай. Это чистой воды самоубийство», — мысленно подытожил он, а вслух сказал:

— Идем к пожарной лестнице.

Пройдя большую часть дистанции, он увидел кровавый шлейф. Змейка жизни тянулась к выходу на лестничный пролет. Трудно представить, каких внутренних сил был этот человек, но раны одержали верх, и тело в проеме было тому подтверждением.

— Где мы сейчас, Джим?

— Уже почти пришли.

— Пить хочется.

— Потерпи, мы уже почти на лестнице, осталось только преодолеть небольшую преграду и мы будем на полпути, — тяжело дыша соврал Коган и отер лоб левой рукой. — А как спустимся, там и вода, и снеки. Клянусь, разобью автомат, и напьемся до коликов в животе, — выждав паузу, он продолжил, — Алан.

— Да?

— Я тебя сейчас поддержу, а ты должен сделать шаг вперед, только поднимай ногу выше, в проеме лежит труп.

— Хорошо.

— У него в спине крупный осколок, не порежься. — Коган старался не смотреть вниз, остатки завтрака вновь просились наружу. Перешагнув через тело первым, подал руку парню. Алан шагнул левой, перенес на нее центр тяжести и подтянул правую. — Ага, вот так. Молодец, — пот струился по лицу Джима, он закинул руку парня на плечо, прижал к себе и был готов к началу спуска.

— Сэр, Джим, — неуверенно сказал Алан, — кто лежит в проеме?

— А это так важно? — начал заводиться Коган.

— Для меня, да, — расслабил галстук свободной рукой Алан. — Кажется, я его знаю.

— Зрение вернулось? — с сомнением в голосе поинтересовался Джим.

— Нет, просто этот запах одеколона.

— Чего запах? — мотнул головой Коган, теряя терпение, — Да, я своей вони...

— Просто посмотрите.

— Ну, давай посмотрим, — скривившись, выдохнул Коган, аккуратно приподнял тело и с отвращением на лице отстранился. — Твою мать.

— Что там?

— Да, ничего.

— Вы его узнали?

— Да, это Сидни Карсон из отдела безопасности, — сплюнул в сторону. — Если о покойниках и не говорят плохо, то это явно не тот случай, — прикрыл рот рукой, отвернулся. — Не думал, что когда-нибудь увижу его в таком состоянии. Ты его знаешь? — голос стал серьезным в одночасье.

— Да, он перехватил меня в лифте.

— И?

— И всё.

— Поверь парень, это не тот из-за кого надо расстраиваться, пошли, — Коган одернул полу пиджака. — Ну чего встал, пошли.

— Не знаю, просто в голове не укладывается. Столько людей погибло в один миг. Да и все наши близкие, и знакомые, скорее всего, тоже. Куда мы бежим? Хотим мы того или нет, а скоро облако осадков покроет весь город и мы с вами помрем так же, как и они. Только с задержкой, — истерично прыснул Алан.

— Будешь так мыслить и точно, долго не протянешь. Сам вскроешь себе вены еще на этом лестничном пролете, уж поверь, Грегсон, — махнул в сторону тела. — Про близких промолчу, но вот этот говна кусок, он и подошвы твоей не стоит, — Джим помедлил, положил руку на плечо парня. — Не трать силы на эмоции, у нас еще долгий спуск впереди.

— Извините, сэр. Я-я... — Алан попытался продолжить, но эмоции брали свое.

— Послушай меня внимательно, — Коган взял его под руку и увлек прочь от тела. — Ты отлично держишься, и поверь мне, — резко прижав Алана к стене, ухватил его за голову и взглянул прямо в глаза. — Ты слушаешь меня?! — Алан кивнул. — Мы выберемся, чего бы нам это не стоило. Ты меня понял?

— Да, сэр.

— Повтори, что я сказал.

— Мы выберемся отсюда, сэр.

— И!

— Чего бы нам это не стоило.

— Вот и отлично, так держать, — хлопнув парня по плечу, Джим взял его под руку и, бросив взгляд на былого врага, подумал:

 

«Чего стоит былая вражда, когда от былого и следа не осталось?»

 

Так и не дав себе ответа, он помог парню осилить ступень и, Оставив Сидни позади, они начали спуск. Плечом к плечу, опираясь один на другого. Долгий марафон в пятьдесят восемь этажей.

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют