Alterlit

На следующий день. Глава 1 "В шаге от рая"

Что есть фантазия, как не скрытая под плотной завесой неизвестности реальность? Та, что открывает себя лишь в тот момент, когда мы сталкиваемся с ней лицом к лицу.

Нельсон Биглс

Экран померк и тут же Алан Грегсон увидел голубое небо. Словно птица в полете, словно сам был там и парил в лучах начала дня. А где-то там издалека, звучал тот самый бархатистый хриплый голос, что вызывает чувства — будоражит, и холодом проходит вдоль спины:

«Это был один из тех домов, что так легко, увидев, позабыть. Светлый фасад, темная кровля. У гаража машина, белый забор и гордо реет звездно-полосатый флаг. Лужайка перед домом аккуратно подстрижена, а вдоль ведущей к крыльцу дорожки высажены розы. — рассказчик замолкает на мгновенье, а камера спускается с небес и плавно замирает у входной двери. — Лишь встав поближе, замерев, вы различите царящие внутри споры, те, что так часто разрушают брак».

Резкая смена кадра переносит зрителя на кухню. Где крупный мужчина смотрит пустым взглядом в тарелку с остатками завтрака.

«Ты долго шел к этому Фрэнк, — повторяет он себе уже в пятый раз за день. Откладывает приборы в сторону и откидывается на спинку стула, которая словно по команде жалобно скрипит. — Еще немного и этот контракт будет твой, а там...»

Он мечтательно закатывает глаза, жадно прихлебывает кофе, но крик жены с второго этажа, вновь возвращает его из мира грез. И теперь в голове у Фрэнка, лишь одна мысль:

«Ну, началось».

— Филипп, если ты и дальше будешь держать дверь закрытой, мы с папой будем вынуждены открыть ее силой! — жена кричала так же, как когда-то его мать.

«Боже, ну почему черлидерши с возрастом манерами все более походят на парней из защиты, чертовых футболистов?» — спрашивал себя Фрэнк, медленно поднимаясь по лестнице на второй этаж.

Он одолел последнюю ступень, рвущаяся из-за двери детской музыка стихла и, вновь ожила резким всплеском гитарного соло. На браслет Фрэнка пришло сообщение по работе, а звуки гитары отступили под напором ударных.

— И сделай уже, наконец, музыку тише! — крикнула Барбара, стоя у запертой двери.

— Как у вас тут дела, дорогая? — не отрываясь от виртуального экрана, спросил Фрэнк подойдя.

— А сам не видишь? — она безуспешно дернула ручку двери несколько раз подряд. Убрала выбившуюся прядь со лба, взглянула на мужа исподлобья и добавила: — Он не хочет одеваться, как того следует.

— Понимаю, — насупился Фрэнк и покачал головой, возвращаясь взглядом к экрану. — Постарайся успокоиться, в твоем положении это вредно.

— Знаешь что! Если бы ты чаще проводил с ним время, такого бы не случилось! — сделав глубокий вздох, она коснулась заметно выпирающего живота. — Как мы будем воспитывать двух детей, если мы и с одним-то справиться не можем?

— Не драматизируй, — не подавая виду, парировал Фрэнк. — «Тела лежат, вокруг огонь, а дым клубится тут столбом», — процитировал он песню. — У нашего сына прекрасный музыкальный вкус и всё у нас будет отлично, — выдержал взгляд жены.

— Издеваешься что ли?!

— Тише, ты же знаешь, крик не поможет, — Фрэнк посмотрел на часы в браслете и постукивая по циферблату пальцем, добавил. — Надо что-то с этим решать, я на работу опаздываю.

— То есть, вместо того что бы поддержать меня, ты думаешь «А как побыстрее уйти от проблемы?» и прикрываешься работой?

— Боже мой, Барбара. Да, он просто хочет надеть джинсы в школу, — махнул он рукой в сторону детской.

— Фрэнк! — жена нервно топнула ногой. — В любой другой день пусть хоть костюм дикобраза надевает, а сегодня он будет выступать перед всей школой с докладом о чертовом Дне Нового союза[1]. Как и его одноклассники, — она с силой ткнула пальцем в грудь мужа. — И я не хочу, чтобы он как дурак стоял в своей мятой футболке и тертых джинсах.

[1]

День Нового Союза — 30 сентября 2083 года, это день преобразования США в Континентальный Союз Свободный Государств (КССГ). По своей значимости, приравнен к празднованию 4 июля — Дню независимости США. Данный факт неоднократно муссировался в СМИ, так как текущая политика КССГ идет в разрез с заветами отцов основателей. А уравнивание статусов двух дат, это как плевок в лики предков и все, то светлое и былое, что являлось основой основ не одно поколение американцев.

— Так, дай ему с собой эту чертову форму, — упер руки в бока Фрэнк.

— Фрэнк, как ты говоришь своим сотрудникам? — выдержала паузу, погрозила пальцем. — Ага, именно, и не надо отводить взгляд, как нашкодивший щеночек.

— Ну, хватит, Барби.

— Нет, нет и еще раз нет. Никаких Барби мне тут не надо устраивать, просто, — она тяжело вздохнула и со злой иронией в голосе подытожила, — просто реши вопрос, Фрэнк.

— Тише-тише. Я тебя услышал, — набрав полную грудь воздуха, он с силой постучал в дверь детской, — Филипп, открывай, это папа.

— Я не пойду в школу в этом убогом олицетворении большинства, я хочу джинсы!

— Смотри, какие слова знает, — обернувшись, с улыбкой прошептал Фрэнк. Поймал взгляд жены и, скиснув лицом, отвернулся. — Филл, я тебя понимаю, — с горечью в голосе произнес он, кашлянул в кулак. — Но пойми, пока ты не сделаешь, как говорит мама... мы так и будем стоять под дверью.

— Мама сказала, я могу надеть всё что захочу.

Фрэнк посмотрел на жену, та отвела взгляд, скрестила на груди руки.

— Это правда? — тихо спросил ее Фрэнк, в ответ Барбара лишь закатила глаза. — Да, и она не соврала, — сказал он глядя жене в глаза, а сам покачал головой от негодования. — Ты вправе надевать, что хочешь и когда хочешь. Но мама забыла о сегодняшнем празднике.

— Что ты с ним цацкаешься, Фрэнк, — не сдержалась мать и с силой постучала кулаком по двери.

Удары пришлись ровно в ритм барабанов, отчего Фрэнк чуть не прыснул от смеха. Но предусмотрительно сдержался.

— Открой дверь, Филипп, или получишь две недели домашнего ареста! — Ответа не последовало.

— Всё нормально, мы с ним договоримся, — Фрэнк дотронулся до плеча жены, почувствовал, как ее трясет от злости. — Всё будет хорошо, я с ним договорюсь, но на всякий случай принеси из гаража мои инструменты.

— Откуда я знаю, где они у тебя лежат, сам принеси, — огрызнулась Барбара, махнув рукой.

«А говорят, женщинам тяжелее всего дается беременность, конечно», — подумал он, выдержав взгляд жены. А вслух сказал: — «Хорошо, дорогая».

Не показывая виду, он спустился вниз по лестнице. «Она на взводе, Фрэнк. Восьмой месяц уж пошел, чего ты от нее хочешь? Сам посиди дома недельку-другую без дела, да с пузом как у бегемота и посмотрим, как ты себя вести будешь», — успокаивал он себя и попутно прикидывал, как открыть дверь без ущерба. Да, и не опоздать на встречу с подрядчиком.

Секунды тянулись подобно желе, которое кто-то в шутку закинул под потолок в разгар студенческой вечеринки. Стоя на втором этаже их уютного дома в пригороде Барбара Катл хмурилась, кусала губы и нервно постукивала пяткой по ковролину, выбивая беззвучный ритм. Тряхнув рукой, посмотрела на старые золотые часы, доставшиеся от матери. Стрелка на тонком запястье преодолела интервал в семь минут. А песня, доносящаяся из-за двери, закончилась, повторилась и вновь заиграла сначала.

Пальцы музыканта нежно перебрали струны, началось вступление, ее терпение лопнуло.

— Филипп, это мама, — сказала она громко, но сдержанно.

— Ты говорила, я сам могу решать, — криком отозвался ребенок, сделал музыку тише.

— Да, — согласилась она, теребя ремешок часов, — но, ты же должен понимать, это не тот случай.

— Но, ты же говорила...

— Сынок, поверь, так надо. В этом мире есть правила, хотим мы того или нет, их соблюдать надо, — пыталась говорить как можно мягче миссис Катл, а ладонь с силой сжимала дверную ручку.

— Ты обещала! — удар в дверь заставил ее резко отпрянуть. А колонки за дверью, взревели с новой силой.

— Фрэнк, Фрэнк! — попыталась она перекричать какофонию. Но коктейль из барабанной дроби и трех гитар с легкостью заглушил ее крик.

Этажом ниже...

«Ну почему именно сегодня, сраный день Нового Союза», — пронеслось в голове у Фрэнка. Пока он пробирался к ящику с инструментами, минуя завалы состоящие из увлечений жены. «Все эти тряпки, коробки, а швейную машинку надо была еще в начале лета выбросить», — он освободил подход к шкафу наполовину, когда услышал голос жены.

— Фрэнк!

— Что?!

— Фрэнк!

— Да, что тебе надо!?

— Достал инструменты?

— Еще нет, — сдержанно ответил он.

— Ты можешь побыстрее, мы уже опаздываем.

— Да что ты! — с наигранным удивлением отозвался Фрэнк и бросил взгляд на захламленный гараж. — Дай мне пару минут, — а в ответ услышал лишь удаляющийся звук шагов.

Барбара спешно поднялась на второй, в боку закололо. Не обращая внимания на боли, она добежала до комнаты сына, с силой постучала в дверь.

— Филипп Фрэнсис Катл, открой дверь! — срывая связки от злости, прокричала мать.

— Я могу одеть джинсы?! — убавив звук, отозвался сын.

— Открывай, и мы обсудим это, — горло саднило от криков, и она срывалась на хрипоту.

— Если я открою, будет, как всегда. Вы всегда так делаете, ты говоришь, а папа исполняет.

— Открывай, и мы просто поговорим, — сказала она, стараясь сохранять спокойствие.

— Мы уже говорим. Я хочу одеть джинсы!

— Филипп, есть правила, но в другой раз...

— Ты всегда так говоришь, лишь обещаешь. Ненавижу вас, лучше бы вы меня вообще не рожали!

Бьющие по ушам ритмы вновь заполнили этаж. От зреющей в глубине обиды, она с силой ударила по двери ногой, боль мигом пронеслась по всему телу. Вскрикнув, Барбара хромая и спотыкаясь отошла прочь от детской. Прислонилась спиной к прохладной стене, закрыла лицо руками. Медленно сползла на пол и заплакала от беспомощности и боли. Под тот припев, что стал знаком до боли:

«Roar of guns and call to attack.

Sound of hooves and sweetest stench

Where no pity or regret. War without end...» [2]

[2] Отрывок из песни группы «Metallbeast». Трэш-метал группа основанная в 2082 году. Звучание этих зверей, это не то, что вы хотели бы услышать, попивая лимонад на заднем дворе. Жестко, остро и на все сто асоциально.

Состав: Дин Босвик — ведущий вокал, ритм-гитара; Лэнс Дукет — соло-гитара, бэк-вокал; Брайан Марзини — ударные, перкуссия; Керт Де Гаэтоно — бас-гитара.

Тем временем в гараже...

— А, вот и ты малыш, — добравшись до синего кейса, сказал Фрэнк и вздохнул с облегчением. Перед глазами замаячило оповещение:

 

«Входящий вызов».

— Черт, — буркнул он себе под нос, сетуя на неподходящую ситуацию. — Найс, что за номер? — обратился он к цифровой помощнице.

— Входящий вызов с неизвестного номера, не удается определить, — ответил приятный женский голос. — Желаете ответить или отклонить вызов?

— Как же все, мать его, не вовремя.

— Не понимаю команды. Желаете ответить или отклонить вызов?

— Отвечу, — мрачно сказал Фрэнк и вновь помянул чью-то мать, наскочив коленом на острый угол коробки.

— Привет Фрэнк, это Билл.

— Билл?

— Билл Пэкстон, подрядчик.

— А, Билл, привет, — с улыбкой отозвался он, а сам подумал: «Ну, началось».

— Фрэнк ты уже на объекте? — в голосе чувствовалось волнение.

— Практически, подъезжаю, — соврал Фрэнк не моргнув глазом. — А ты?

— Черт! Нет, я застрял на четыреста пятом под Санта-Моникой.

— Хреново, — а сам выдохнул с облегчением.

— Да, такие вот дела, перенесем?

Шум помех заглушил слова Билла.

— Что!?

— Я говорю, сможешь ли ты...

— Сожалею, но звонок сорвался, — констатировала Найс.

«Ну и черт с ним», — подумал Фрэнк, а вслух произнес: «Повторить набор».

— Сожалею, но клиент, которому вы пытаетесь дозвониться, недоступен.

— Ладно, — тяжело вздохнув, Фрэнк поправил галстук и четко проговаривая каждый слог, сказал: — Найс, набери мне «Джил Пэкстон».

— Сожалею, но клиент, которому вы пытаетесь дозвониться, недоступен.

— Ничего не понимаю, — нахмурился Фрэнк. — Да что сегодня за день-то такой?

— Тридцатое сентября 2077 года, четверг, погода ясная...

— Ну охренеть! — всплеснул руками Фрэнк.

— На такие запросы, я вообще не отвечаю.

Отключив цифрового помощника, он тяжело вздохнул и отправился на второй этаж. С каждой пройденной ступенью, звуки музыки становились громче. Увидел жену, сидящую на полу всю в слезах.

— Барби, дорогая, что случилось? С тобой всё хорошо?

— Фрэнк, извини, — она жадно хватала ртом воздух, попутно утирая слезы. — Я просто вышла из себя, наверное, это всё гормоны. Просто, когда он так делает, я места себе не нахожу, веду себя как истеричка...

— Тише-тише, всё будет хорошо, любимая, — успокаивал ее шепотом Фрэнк, подходя к комнате сына.

— Филипп! — крикнул он, собираясь с силой постучать в дверь. Но звук музыки в туже секунду пропал, словно его и не было.

— Филл?!

— Пап, это не я! — испуганно отозвался ребенок.

Ветер за окном сменился, ветви деревьев хлестнули по окну. По земле пробежала дрожь.

«Не переживай, сынок, и открой дверь», — хотел сказать Фрэнк, когда яркая вспышка озарила дверной проем и окна, а в нос ударил резкий запах гари.

Фрэнк закричал, но голос померк под напором громоподобного рева.

Занавеска в детской полыхала во всю, стены покрылись черными пятнами и дымили. Филипп кинулся к двери.

— Мам! — успел крикнуть мальчик.

На секунду картинка замерла, схлопнулась, а вокруг всё до каления стало бело. Свет уступил место тьме, белые буквы отчетливо замаячили по центру экрана:

«Для продолжения просмотра требуется платная подписка»

Информировал приятный женский голос. А браслет на руке завибрировал, оповещая владельца о новом сообщении. Найс уточнила:

10:00 А.М.

«Вы достигаете места назначения»

— Найс, найди, где в Джерси можно посмотреть «В шаге от рая» Скьюзека, — сказал он и тут же добавил, — и оформи бронь в ближайшем к дому кинотеатре.

— Ищу.

— Бронируй на девять вечера.

— Бронь оформлена, оплата прошла. Электронный билет и адрес высылаю на почту.

— Спасибо, Найс.

— Пожалуйста, хорошего вам дня, мистер Грегсон.

Нащупав браслет, он отключил полноэкранный режим и вернулся в реальный мир. С непривычки резко подскочил на месте, словно человек, пробудившийся от дурного сна. Сидящая рядом афро-американка поздних лет жизни мельком взглянула на него и осуждающе покачала головой, поправила очки с цепочкой на дужке и вернулась к чтению новостей со старенького планшета. Спешно извинившись, он по привычке бросил взгляд на информационное табло в вагоне.

23 октября 2087

Следующая станция — Всемирный Торговый Центр.

Время прибытия 2 минуты.

«Время поджимает», — мысленно поторопил себя Грегсон, протиснулся к дверям и успел чудом ухватиться за поручень, когда поезд резко остановился в тоннеле.

Сзади толкнули, кто-то вскрикнул, а он всем весом наступил на ботинок стоящего подле него мужчины. Извинился и не найдя другого занятия, уткнулся взглядом в окно, разглядывая вереницы проводов на стенке тоннеля. Прошла минута, люди толкались и возмущались в голос. Глядя в отражение на стекле, он невольно наблюдал за мимикой стоящих вокруг людей.

Особенно выделялись двое, что стояли позади него. Крепкие, уже в возрасте и не без лишнего веса. Один повыше Алана, а в другом едва ли наберется пять и пять футов роста[3]. Коротышка что-то увлеченно доказывал, почесывая залысину. В процессе увлекался и то и дело задевал стоящих рядом непослушными локтями, спешно просил прощения и с виноватым видом затихал на мгновение, опуская голову к груди. Теребил ус, приглаживал жидкие кудри и вновь заходился тирадой, энергично тыча мясистым пальцем в экран на стене вагона. Алан проследил за направлением его руки и отключил режим шумоподавления на наушниках.

[3]

5.5 футов — 152.4 см. 1 фут — 30.48 см.

И в ту же секунду к пестрому параду новостей добавились звуки.

— Смотри! Опять бабахнули, — недовольно заметил коротышка.

— Думаешь, и до нас эта волна дойдет? — меланхолично спросил его тот, что выше.

— Не знаю, Боб, но не нравится мне это. Говорю тебе, мир сошел с ума.

— Да брось, Пит, мир всегда сходил с ума, и мы всегда с этим справлялись.

— Вы выходите? — спросила девушка позади этих двоих.

— Да-да, нам до конечной, — оживился тот, что пониже.

— Но вы проходите, — освобождая дорогу, отозвался тот, что повыше, и девушка протиснулась к двери.

Вжавшись в дверь еще сильнее, Алан Грегсон попытался встать поудобнее, но лишь сильнее уперся бедром в плечо сидящего у входа пассажира. На что тот ответил рыком и тут же затих, смиренно уткнувшись в экран на стене вагона.

Поезд тронулся, а новостной шпигель[4] уступил место прямому включению.

[4]

Шпигель — это короткая нарезка видео материала в начале новостного выпуска. Служит для знакомства зрителей с основными темами выпуска и выполняет роль анонса.

— Смотри-смотри! — палец Пита вновь замаячил перед экраном.

Миловидная афро-американка вела прямое включение с нефтедобывающей станции «Транс Оил» у берегов Антарктиды. Капюшон штормовки жил отдельной жизнью и то и дело стремился накрыть ее с головой. По лицу было видно, она давно с этим смирилась, и, пытаясь не подавать вида, продолжала вести репортаж.

— Ага, конечно, никто не взял на себя вины за теракт, — возмутился сиплым голосом Пит. — И так понятно кто бабахнул, — хмыкнул и сквозь зубы процедил, — чертовы узкоглазые.

— Ты думаешь, это Китай? Думаешь, им одной войны не хватило?

— Конечно, Боб, а кто еще? — Пит выпучил глаза. — Сначала мы их отделали в восемьдесят втором, потом торговлю перекрыли, а теперь еще и в Антарктику с Африкой залезли. Вот они и мстят, — кашлянул Пит и тут же добавил. — как могут .

— Да, ну брось, бред, — отмахнулся высокий. — Русским мы тоже когда-то торговлю перекрывали, но никто ничего не взрывал, — помедлил Боб и аккуратно подметил, — даже в союзе теперь.

— Не-не-не, — завелся коротышка. — Ты не сравнивай, с ними мы не воевали. И вообще, у комми был свой кодекс чести, если на то пошло, это тебе не желторотые.

— Ты их коммунистами назвал, серьезно, Пит? — иронично заметил высокий.

— Я... — начал было Пит.

— А, вы не могли бы оба заткнуться?! — двое растерянно уставились на пожилую женщину со стареньким планшетом в руках.

Первым ожил коротышка.

— А вы не лезьте, — он резко вскинул палец вверх. — Нам говорят, Союз, чушь всё это! Мы подобрали осколки развалившейся страны и назвали их новыми штатами. Но это экспансия, а никакой не союз.

— Тише, Пит, — скрипя зубами, попытался урезонить друга высокий, но весь вагон уже смотрел на них во все глаза.

Оценив ситуацию, Алан поспешил включить режим шумоподавления в наушниках и отвернулся. Поезд замедлил ход, остановился. И стоило дверям открыться, как поток пассажиров увлек его за собой.

— Найс, дай выпуск новостей с пятнадцатого, — бросил он впопыхах, активно работая локтями на выходе из подземки.

Взрыв произошел в зоне отдыха, кафе «Балу». Десять человек погибло, пятеро ранены. Трое из них в крайне тяжелом состоянии. Пока ни одна из известных нам организаций не взяла на себя ответственность за инцидент, — подытожила корреспондент и дала слово ведущему в студии.

— Боже, — тихо сказал Алан и окинул взглядом людское столпотворение.

Вся улица от парка Либерти до мемориала одиннадцатого сентября была заполнена вышедшими на протест людьми. Одни держали плакаты, другие слонялись без дела, разглядывая собравшихся и окружающие парк башни. Людское брожение не прерывалось ни на секунду. Мимо Алана прошел крупный мужчина, плакат над ним гласил:

«Мы этого не допустим! Нет войне!»

Рядом стояла старушка с другим, еще более содержательным слоганом:

«Нет войне! Долой диктатуру!

Долой президента Дилана!»

— Найс, проложи маршрут до точки назначения, — сказал Алан, разглядывая толпу и тяжело вздыхая.

— Маршрут построен, — перед глазами Алана появились зеленые стрелки. Первая умостилась под левым ботинком, а остальные протянулись змейкой по тротуару и уходили вглубь толпы. Алан свернул новостной видеоряд до минимума и больше слушал новости, чем смотрел.

Группа кораблей Китая была замечена в нейтральных водах близ западного побережья, штат Калифорния. Пекин заявляет, что это навигационная ошибка в ходе учений. И данные действия никак не связаны с попыткой оказать давление на президента Дилана и на решение по отмене эмбарго. «Новое правительство Китая никогда не было заинтересовано в силовом решении вопроса», — прокомментировал ситуацию глава МИД Китая на прямой линии. А нам остается лишь гадать, к чему еще приведет торговая война Континентального Союза и вновь набирающего силы Азиатского блока".

Следуя по направляющим, Алан лавировал в людском потоке. Оставив парк Заккоти позади, он свернул на Бродвей. Ряды митингующих постепенно редели, уступая пальму первенства толпам туристов. А полупрозрачный образ диктора продолжал маячить на периферии взгляда и перешел к новому блоку:

Тело пропавшего без вести Ричарда Бэнкса было обнаружено сегодня утром на парковке города Патерсон, штат Нью-Джерси. Смерть наступила от множественных огнестрельных ранений. Официальная версия, ограбление.

Местоположение его напарника Генри Паскаля до сих пор не установлено. Детектив Бэнкс и его напарник расследовали дело об исчезновениях людей, прокатившихся по городу и штату Нью-Йорк. Но в ходе внутреннего расследования были отстранены. За информацию о нахождении Генри Паскаля власти готовы выплатить вознаграждение.

Алан свернул с Бродвея, оставив церковь Троицы позади. Посмотрел на браслет, циферблат показывал пять минут до опоздания[5], он поспешил ускорить шаг.

[5]

Мы ценим ваши привычки и знаем, как они плотно входят в быт и также учитываем потребности инноваторов. Именно поэтому компания «Ред Кэп» так детально подходит к желаниям пользователей и, оставляет дисплей на наш браслетах. Вы сами решаете, где будет проецироваться интересующая вас информация и даже время. Ведь одним подойдет привычный циферблат на браслете, а другим ближе настроить отображение времени на цифровых линзах«. Отрывок из документального фильма о компании «Ред Кэп» на канале «Найшионал Дидс».

К другим новостям. Сегодняшний день в Нью-Йорке обещает быть жарким. Студенческие движения объединили силы и планируют провести массовые демонстрации на Нижнем Манхеттене. Один из студенческих лидеров заявил на своей страничке в «Пэйс-Эйр»: «Большое яблоко впору называть гнилым яблоком, мы не потерпим текущего политического курса и выйдем на улицы, хотят того власти или нет!» Ждать ли властям города погромов или все обойдется мирно? На данный момент сложно сказать, — ведущий запинается, прикладывает палец к уху. — Но как сообщает один из наших корреспондентов, полиция стягивает силы в район Чайнатауна. Подробности мы сообщим позже. По сообщению от нашего источника в департаменте полиции, в данный момент на пересечении Канал и Элизабет стрит фиксируется массовая драка, — сообщила диктор и перешла к другой новости.

Тем временем, в Западном Мидтауне продолжается забастовка работников санитарной службы. Представители департамента отказываются давать комментарии по данному вопросу. Связана ли волна сокращений с роботизацией[6] отрасли? Чем опасен коктейль из митингующих студентов и бастующих мусорщиков? И куда смотрят власти города? Подробности мы узнаем из прямого включения, после рекламы«.

[6] 

Роботизация санитарной службы — первоначальная реформа по снабжению «мусорщиков» Нью-Йорка экзоскелетами от «ФТ Системс» к 2087 переросла в новый подряд. Роботизированные машины, работающие без оператора и какого-либо человеческого участия. Аппараты снабжены программным обеспечением «Эдж», разработано дочерней компанией «У.Б.С. Технолоджис». Модернизация повлекла за собой веерное сокращение рабочих мест в Санитарном департаменте и мгновенную реакцию профсоюза в виде забастовки.

— Как всегда вовремя, — улыбнулся Алан и покачал головой. Остановился перед входом в здание, снял линзы и наушники. Убрал их в миниатюрный кейс, сделал глубокий вдох, задержал дыхание. И чувствуя, как пульс постепенно приходит в норму, медленно выдохнул. — Просто будь собой, нервничай, но в меру. Ты получишь эту должность и эту работу, — сказал он себе и задрал голову кверху.

Головной офис «Эко Кор» поражал воображение своей монолитностью. Казалось, его стены воочию дышат историей и тайной, а непривычный современному глазу неоготический стиль лишь подхлестывал эти чувства. Алан сверил время и позволил себе мгновение слабости. Отступил на два шага и насладился видом. Выполненные в бронзе буквы подчеркивали строгость фасада, а высокие окна над входом и выше, придавали небоскребу сходство с собором. Он попытался разглядеть шпиль, но без улучшающих зрение цифровых линз тот расплывался вдали и терялся на фоне ясного неба.

Браслет оповестил вибросигналом, что отведенное на дорогу время закончилось. Поправив галстук, Алан Грегсон прочистил горло и решительно скользнул в дверь револьверного типа, но оказавшись на шаг ближе к попаданию в корпоративной обойму, замер на месте. Внутренняя часть здания поражала пуще внешней. Высокие своды вестибюля отделаны цветной мозаикой с позолотой, а стены и пол выполнены в причудливом сочетании красного и черного мрамора.

Не теряя более времени, он уверенно проследовал к стойке ресепшена. Теплый свет ламп едва касался пола и создавал особую атмосферу спокойного величия. Полутени играли на кожаной обивке диванов в зале ожидания, а выполненное в металле изображение двух рабочих с молотами мерно сияло, возвышаясь над стойкой ресепшена подобно алтарю.

— Добрый день, сэр, чем я могу вам помочь? — пропела девушка за стойкой в строгом костюме и белой блузке.

— У меня сегодня первый рабочий день, — слегка смутившись, ответил он и широко улыбнулся.

— Как я могу к вам обращаться, сэр?

— Грегсон, Алан Грегсон.

— Приложите палец к ридеру[7], мистер Грегсон.

[7]

Ридер — устройство удостоверяющее личность по отпечатку пальцев.

Пальцы девушки скользнули по клавиатуре, на лбу появилась едва заметная морщинка, а глаза следили за выдаваемой монитором информацией.

— Нашла, — звонко ответила девушка, — Алан Грегсон, помощник Джима Когана, — вынув из ящика стола одну из пластиковых карт с логотипом компании «Эко Кор», положила ее на стойку перед Аланом.

— Спасибо. Мне на пятьдесят восьмой, верно?

— Именно так, не забудьте карту, не на всех этажах стоят ридеры. — Она почесала аккуратный носик. — И после общения с мистером Коганом обратитесь к его секретарше. Она должна заказать именной пропуск в отделе кадров.

— Еще раз, спасибо.

— Хорошего дня.

— И вам, — бросил он через плечо, проходя рамку металлодетектора.

Охранник посмотрел на показатели и проводил его невозмутимым взглядом до лифта. Грегсон нажал кнопку вызова, двери беззвучно открылись. Его приятно удивил тот факт, что внутри кабины не оказалось ни единого зеркала.

Лифт плавно начал движение, а набрав скорость, едва уловимо шумел, убаюкивал. Пытаясь отвлечь себя и расслабиться, Алан мысленно рассуждать о дизайнерских решениях последних десятилетий. «Порой зеркала бывают полезны, но если припомнить, когда я последний раз ими пользовался? Обычно ты в лифте не один и допустимо поправить галстук, но не более. А освещение. Где же это было? А точно, на той суповой[8] вечеринке у Томи, — качнул головой, улыбнулся. — Да, там было такой жуткий свет, что я подумал тогда: „Эта штука больше врата рая напоминает, а не лифт“. Да и с зеркалами перебор был. Не то чтобы я не любил свое отражение, нет, дело скорее касается интенсивности светового потока. Тут приятный, теплый полумрак. А там был холодный офисный свет. В таких кабинках ты, словно мертвец под лампой патологоанатома, виден каждый изъян твоего лица, каждая неровность кожи»...

[8]

Суповые вечеринки организовываются следующим образом, каждый участник получает продукт из списка и покупает его, а приглашенный повар готовит на всех суп. Многим это кажется странным, кому-то диким. Но в этих вечерах есть свой шарм, ведь не приди кто-то вовремя, все будут знать: «С ним супа не сваришь».

Прозвучал короткий звонок. Алан машинально шагнул в дверной проем, продолжая вести внутренний диалог, и чуть не сшибся лбами с входящим мужчиной.

— Оу-оу, тише! К чему такая спешка? — держа перед собой руку, обратился к нему вошедший.

— Я вас не заметил. Просто задумался и...

— Не извиняйтесь, это всё нервы.

— О чем вы?

— Это не ваш этаж, это пятидесятый, а вам на пятьдесят восьмой, — указывая на цифровое табло, отметил незнакомец.

— Откуда вы знаете?

— Я вас озадачил, верно? — незнакомец пристально посмотрел на Алана и ехидно улыбнулся, пользуясь растерянностью собеседника, подхватил инициативу. — Меня зовут мистер Карсон, — крепко пожал парню руку, а свободную левую положил ему на плечо. — Проходите, — указывал он на кабину лифта правой.

— Мистер Карсон, — начал было парень.

— Для вас, просто Сидни, — расплылся он в теплой улыбке. — Начальник отдела безопасности, если вас интересует должность.

— Очень рад знакомству, — ответил он на автомате, а про себя подметил контраст между теплотой улыбки и холодом в глазах. Какая-то внутренняя неприязнь была в этом человеке, странное чувство, словно нечто прилипало к тебе, и сколько ни старайся, его не стряхнешь.

Сидни пригладил залысину и прожал кнопку пятьдесят восьмого этажа.

— Знаю, у вас сегодня первый день, но вынужден предупредить. Мистер Коган бывает резок, трудоголик, что с него взять, — развел руками Сидни и осклабился. — Мы неоднократно намекали ему на отпуск, даже давали специальные условия по оплате в случае согласия. Но он был и есть непреклонен, — сделал паузу. — Насколько я помню, в университете к вам подбивали клинья ребята из «Транс Оил»?

— Да, было дело, — ответил Алан и посмотрел на табло в лифте.

— Я вас утомляю?

— Что вы.

— Хм-м, так почему вы отвергли их предложение? Местечко-то сладенькое было.

— Как сказать, — скривился в ухмылке Грегсон. — Еще в школе, я щелкал тест Форда[9] на завтрак вместо хлопьев. И единственное, что я хотел и желал, так это работать с легендой и оставить след в истории, а не заниматься расчетами по устройству нефтеперерабатывающих заводов. Это исчерпывающий ответ?

[9]

Имеется в виду тест Генри Форда при приеме на работу. Тест представлял собой логическую задачку, успешное решение которой говорит о наличии у претендента качеств необходимых для успешного выполнения задач, таких как логическое мышление, находчивость, стрессоустойчивость, умение нестандартно мыслить.

— Даже более чем, — покрутил перстень на безымянном пальце Карсон, и, кивнув, поджал губу — И скажу честно. У руководства точно такие же пожелания, — рука Сидни вновь легла на плечо парня. — Поэтому буду крайне признателен за любую информацию.

— Не совсем понимаю, о какой информации идет речь?

— О той, что касается командной работы. Например, если заметите странности в поведение мистера Когана, нестыковки. Или, быть может, личные поручения, которые напрямую дела не касаются, — он прочистил горло и прямо посмотрел Алану в глаза. — В любой подозрительной ситуации идите к Сидни, а Сидни своих не забывает.

Раздался короткий звонок, двери открылись на пятьдесят восьмом этаже.

— Спасибо за дельные советы, мистер Карсон.

— Просто Сидни, молодой человек. Двери моего кабинета всегда открыты, — сухощавый мужчина козырнул на прощание, указал парню место назначения и ушел в противоположном направлении.

«Вот же говна кусок», — подумал Алан глядя ему в след. Бросил взгляд на браслет, чертыхнулся и поспешил на встречу.

  • 5
    3

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • bitov8080
    prosto_chitatel 19.07 в 10:54

    По всей видимости большой роман. Продолжение, если таковое будет, читаем в профиле автора.

  • r_obolenskiy

    prosto_chitatel пока, только две чистовые главы (но без обработки редактора и корректора)

    Вторую главу отправлю на модерацию сегодня. В целом, первые две главы читаются как законченное произведение - малого калибра повесть.

    p.s.

    Прочие главы будут, но не скоро. Книга в процессе написания.

  • bitov8080
    prosto_chitatel 19.07 в 11:05

    Роберт Оболенский ага, ну удачи в написании)

  • Misandeya87
    Миссандея 22.07 в 00:09

    Увлекательно с первых строк! Определенно буду следить за новыми главами 👍🏻

  • r_obolenskiy

    Миссандея спасибо.