Alterlit
Docskif11 Docskif 10.06 в 12:19

Мозаичная готика космополита Каракиса

Недавно натолкнулся в сети на эту фотографию 1944-го года. Советский солдат ведет пленных немцев. Казалось бы, ничего особенного, но подпись под ней говорила, что пленных конвоируют на строительство здания гостиницы «Москва» в моем родном Луганске, тогда - Ворошиловграде. Все это было так зримо и поразительно, и не только потому, что я узнал дома на улице, представил этот конвой, услышал топот сапог и чужой говор колонны. Главное — потому, что память услужливо воскресила две мрачные, но милые мне легенды из детства об этом необычном здании, о том, что у него теперь другое название и реальную историю жизни легендарного украинского архитектора Иосифа Каракиса.

В моем детстве середины 1960-х я уже знал от дворовых мальчишек две истории о гостинице. Первая гласила о том, что дому уже больше ста лет. Кто его построил, — неизвестно, но то, что жил в нем, ни больше ни меньше, сам граф Дракула, и теперь там встречаются привидения-вампиры, сомнению не подлежало. Не удивительно, что издалека в вечерних сумерках чудились мне мелькания белых саванов и мерцающие отблески призрачных свечей в старинных окнах. Другие клялись на крови, что слышали в ночное время, как из дома доносятся волчий вой и страшный смех. Позже этот миф сменился другим, менее ужасным, но, как казалось, — более правдоподобным. Чей-то дедушка кому-то рассказывал, что во времена последнего царя это была тюрьма. И для пущего страха добавлялось, что узники жили там сами за железными дверями, без единого надзирателя, иногда выбрасываясь из окон. Но после революции, конечно, рабочий класс всех освободил, устроил там гостиницу и назвал ее «Октябрь». В первом классе школы нам рассказали, что здание построили после войны немцы. Что это были за немцы, и почему они надумали строить в Луганске гостиницу, толком никто объяснить не мог. Одни утверждали, что это были пленные, другие, что захватившие город фашисты. 

Здание на первый взгляд не вписывалось в рабочий город. Застроенный творениями монументального сталинского ампира и государственного неоклассицизма, город просто еще не дорос до такой эстетики. Казалось, с начала времен было здание, а Луганск потом возводился вокруг, глядя на диковину серыми глазами колонн и карнизов с социалистической лепниной, как-бы извиняясь за убогие коробочки хрущёвок.

Изначально, в сороковых годах XX века, на месте будущей гостиницы был пустырь, где стояло несколько одно-двухэтажных домов, разрушенных нацистами в феврале 1943 года. Гостиницу начали строить в 1944 году после освобождения города. В 1947 строительство было окончено, а в 1952 году она приняла первых посетителей. Изначально и во время строительства название проекта было «Москва», однако из-за того, что открытие состоялось накануне праздника Великого Октября, в последний момент было принято решение назвать её «Октябрь». Для того, чтобы гостиницу каким-то образом связать с регионом, ресторан на первом этаже гостиницы назвали «Украина». Все архитектурные и строительные идеи, а также художественное оформление было выполнено архитектором Каракисом.

Да, действительно, на ее строительстве использовался труд пленных немцев, которые находились на территории города. Но они выполняли только черную работу. Весь архитектурный надзор и художественное оформление делались только нашими специалистами. Никакой творческой мысли со стороны немцев здесь не было. Но почему тогда она выполнена в готическом стиле?

Я порылся в доступных материалах об истории постройки. Кладка, которую принимают за готику или казацкое барокко ничего общего с этим не имеет. Это не классика. Гостиница — имитация Кремлевской стены с часами, как на Спасской башне. Поскольку самостоятельной идеи здесь нет, то, наверное, это все-таки соцреализм. Получается — вся история с «Октябрем», вправду – миф, ибо вся заслуга немцев только в том, что они кирпичи подавали да раствор замешивали. Однако есть у гостиницы «Октябрь», а теперь «Украина» еще одна «легенда», с лихвой перекрывающая первую. Все дело в том, что архитектором здесь выступил Иосиф Каракис. Вряд ли это имя что-то говорит большинству, а между тем Иосиф Юлиевич – без преувеличения настоящая «легенда»украинской архитектуры двадцатого века.

Оказывается, Каракис долгое время проводил специальную лабораторную работу для возможности на долгие годы сохранить прочность кирпича. Так что, немцам еще у него поучиться. При работе над проектом гостиницы он изучал архитектурные формы ансамбля летней резиденции императрицы Екатерины Второй в Царицыно. Это яркий пример московской псевдоготики. Сразу же во время строительства в гостинице, занимающей пять этажей, были поставлены телефоны во все номера, что по тем временам считалось большим сервисом. Иосиф Юльевич очень много внимания уделял тому, как впишется его здание в ландшафт, ходил по улочкам Луганска, делал даже зарисовки.

Я видел их и они поразительны, даже романтичны. В них - любовь к моему городу. Изначально по замыслу зодчего за гостиницей планировался благоустроенный дворик и парковый сквер, однако к концу строительства комплекса убранство внутреннего двора сделать не получилось. В наше время этот проект тоже не смогли исполнить, хотя такие возможности были. И это очень печально. Зато в первом этаже расположился великолепный книжный магазин, любимый всеми нами с детства.

За нашу гостиницу «Октябрь» Иосифу Юлиевичу Каракису пришлось пострадать в свое время. В 1950 году главный архитектор Украины П. Алёшин отозвался о Каракисе: «Человек он одаренный», а через год состоялось очередное собрание с привычной для того времени идеологической «чисткой». В том году добрались и до архитекторов — в Киевском национальном университете строительства и архитектуры ими оказались член-кореспондент Академии архитектуры УССР, профессор Яков Штейнберг и доцент Каракис. За недавно построенную гостиницу Иосиф Юльевич был обвинен в украинском буржуазном национализме, а через некоторое время — в космополитизме, архитектурным вариантом которого выступает конструктивизм. Так же автору поставили в вину здание на Георгиевском переулке, 2, в Киеве (изначально с башенкой) которое лидер польской коммунистической партии принял за церковь. Штейнберг вынужден был «покаяться», Каракис вместо требовавшегося покаяния сказал только, что жил и работал по совести. Штейнберга оставили, а Каракиса через семестр уволили. Тринадцать его учеников написали коллективное письмо в защиту доцента, но оно не помогло. Потом, до самой смерти, он планировал здания школ, которые бы имели экологические зоны, и они строились. В нашем Луганске есть одна такая, нетипичная. За футуристические проекты арочных и башенных домов Каракиса прозвали "наш киевский Гауди", а он-то мечтал об экологичности жилья, опережая свое время.

Академик архитектуры В. И. Ежов вспоминал, что в одну из встреч на Русановских садах, когда они с Каракисом заговорили о позорном судилище, Каракис ответил: «А ведь могло быть и хуже. Готовили на Колыму. Я отделался легким испугом.» (И. Каракис (из книги В. И. Ежов. Полвека глазами архитектора.)

О внутреннем убранстве детские воспоминания приносят виды высоких сводчатых потолков, мраморных лестниц, дубовых панелей и кожаных диванов. Да еще парикмахерскую на первом этаже с веселым мастером своего дела, добрым евреем, имени которого уже не помню, только осторожные прикосновения ласковых рук к моей вертлявой макушке. Он умел уговаривать.

Вот такая история. И немцы, в ней, как оказалось, выступают на вторых ролях. Но, как бы там ни было, главное, что мой город имеет такое прекрасное здание, ставшее его настоящей визитной карточкой благодаря архитектору Иосифу Юлиевичу Каракису.

 



 

 

  • 1
    1

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться в системе. Зарегистрироваться