Alterlit

Владимир Козлов «Внутренняя Империя»

#владимир_козлов #внутренняя_империя #новые_критики #имхоч

 

С творчеством Владимира Козлова я познакомился в одной из своих поездок в Голландию, где гостил у своего друга. Помню, нашел у него на полке две книги: «Школа» и «Гопники». Прочитал запоем. Меня поразил нарочитый примитивизм стиля и то, как предельно точно были отражены реалии того времени (применительно к Могилеву, конечно). Читая эти романы, я настолько быстро и глубоко погружался в сюжет, что это странным образом напоминало некую виртуальную реальность - я прямо физически ощущал, как смотрю на происходящее в романе глазами главных героев, и «видеоряд» в моей голове не шел ни в какое сравнение с фильмами-блокбастерами. Я отчетливо понимал, что тексты Козлова - на любителя, но именно таким любителем я и оказался. И был очень рад, когда Владимир Владимирович Козлов любезно согласился прислать мне для ознакомления текст своего нового романа «Внутренняя Империя», за что ему огромное спасибо. Сразу скажу - текст я прочитал тоже запоем. И вообще - тексты Козлова читаются очень, очень легко. Хорошо это или плохо - я не знаю.

Итак, «Внутренняя Империя». Почему автор так назвал свой роман - для меня осталось загадкой даже после того, как я прочел книгу. Никаких отсылок к одноименному фильму я не увидел. Ну да ладно - само по себе название яркое, броское, красивое. Хорошо смотрится на обложке. Не буду привередничать.

Первая часть начинается с августа 1989 года - сюрприз!!! - в Могилеве. Боже мой, как будто ничего и не изменилось! Читаешь, а перед глазами «Гопники» во всей своей красе. Главный герой по-прежнему живет на Рабочем, «лазит за район», курит, пьет, пытается заработать каких-то денег, мечтает о новых шмотках и сексе. Если вы читали «Школу» и «Гопников» - ничего нового. Ну, думаю, автор плавно погружает нас в основной сюжет, а первая часть - для того чтобы мы расслабились и почувствовали себя комфортно. 

Ан нет, в старой мелодии появилась новая нотка. Еле заметная, но неприятная такая. Главный герой лежит в больнице, и с ним делится мудростью парень постарше.

–  Я, когда был в армии, иду в увал – первая баба, которая заебись, я к ней подхожу. Сначала, само собой, по-нормальному. Вот смотри, типа, я солдат, родину защищаю, жопу свою рву за нее, а тебе, типа, что, жалко ноги раздвинуть? И, если она завыебывается, то я, конечно, скажу, хуй с тобой. Но потом я пойду за ней, и, если место нормальное, людей нет, то все как надо.

– А если бы она заяву написала?

– Хуй она меня запомнит. Солдат есть солдат, они ей все на одно лицо.

Нет, в текстах Владимира Козлова и раньше встречалось насилие, и очень часто. Но вот так - пойди вслед за незнакомой девушкой и изнасиловать - такое впервые. Ок, читаем дальше. 

Часть вторая. 1996 год. 

Мы наконец-то узнаем, что главного героя зовут Александром. Саша работает проводником в поездах, зарабатывает как может - перевозит чужие посылки, подсаживает «зайцев», что-то еще такое перевозит для своего школьного друга Пыра и его подельников. Одним словом, деньги есть. 

Саша слушает современную русскую музыку - «Наутилус», «Кино», и тому подобное. Живет с девушкой Олей, с которой он знаком со школы. У Саши с Олей все хорошо - готовятся к свадьбе, планируют свою дальнейшую жизнь. Идиллия. 

А еще у Саши есть хобби - он насилует женщин. Точно по такому сценарию, который ему озвучивал бывший солдат из первой части.

Саша надел капюшон кофты, ускорил шаг. Догнал идущую впереди девушку в черной короткой юбке и белой майке. Вынул из кармана складной нож, выбросил лезвие. Схватил девушку за плечо, приставил нож к боку.

-Один звук, и я тебя порежу, ясно? – негромко сказал он. – Один звук. Ясно? И не оборачивайся.

Девушка заплакала.

-Пожалуйста, не надо, - заговорила она, всхлипывая. - Отпустите меня…

-Кому, на хуй, сказал? Тихо! Я, блядь, не шучу. И не оборачивайся!

Он надавил на нож. Девушка вскрикнула. На майке проступило красное пятнышко крови.

-Тихо, на хуй! Иди туда.

Свободной рукой Саша схватил девушку за плечо, подтолкнул к проходу между гаражей-ракушек. Прислонил к ракушке лицом вперед. Продолжая прижимать нож к боку, другой рукой задрал юбку, дернул вниз белые трусы.

Это происходит очень обыденно. И написано об этом очень обыденно - тут надо знать фирменный стиль автора, его нарочитую отстраненность от сюжета. Подробности Владимир Козлов не смакует - это вам не Сорокин. 

На одном из эпизодов Саша попался - и вот он арестован. Просит мать не рассказывать о нем никому в Могилеве, объясняет, где хранится его заначка - словом ведет себя крайне разумно и прагматично. Не истерит. Ему дали шесть лет - вышел через четыре по УДО. И начал вливаться в жизнь начала 2000-х. 

На этом роман не заканчивается, но заканчиваются мои спойлеры. А теперь я попробую сформулировать свои мысли по поводу романа.

В одну воду нельзя войти дважды. Мне непонятна аудитория, готовая читать такую историю из восьмидесятых-девяностых-двухтысячных. То есть, я-то читаю, но я вообще далеко не показатель. Конечно, книгу купят поклонники автора. А вот с теми, кто познакомится с творчеством Владимира Козлова впервые - большой вопрос. Зачем это им? Современное общество уже морщится от обилия мата в текстах, вспоминать «святые девяностые» вообще дурной тон, да и даже у меня, если честно, первая часть, при всей моей ностальгии по «Гопникам», вызвала оскомину. Я такое уже ел. Дважды. Наелся, хватит. Несите другое блюдо. 

Новое блюдо принесли. А оказалось оно практически теми же «Гопниками», только под соусом бешамель. Сейчас объясню - всё сделано просто. Берется главный герой из могилевских гопников, только уже подросший. И по-прежнему морально и духовно убогий. Текст от первого лица внезапно меняется на текст от третьего лица. Больше осмысленных действий - герой-то уже взрослый. Очень напоминает нормальную жизнь. Но это не новый текст, и даже не рейстайлинг старого. Это - фейслифтинг, выражаясь языком автолюбителей. Это не новый текст ни по форме, ни по содержанию. Поэтому - скучновато. Неинтересно. Пресно. Старо. Сейчас подберу очень подходящую цитату из моего любимого классика:

«Всем скучно с дедушкой, всем кажется, что он что-то старое-старое говорит». М.Е. Салтыков-Щедрин  

И еще одну:

«Да ведь как выдумал!.. Ловко. Но это штука, дружок, фокус, а фокус не удался. Не переживай». В.М. Шукшин 

Хотя, что это я - кое-что новое всё-таки есть. Мы забыли про изнасилования. Я долго думал, что мне не нравится в этом повороте событий, и понял. 

Как-то я смотрел сериал «Черные паруса» - про пиратов. И там Капитан Флинт, будучи ранее английским морским офицером, был обвинен в чем-то нехорошем, сбежал из Англии и подался в пираты. Все шло хорошо вплоть до второго сезона, где выяснилось, что Флинт оказался… геем. Голубее не бывает. Я тогда смотрел и думал - вот ради чего, ради какой такой идеи и сверхзадачи испортили хороший сериал?

В романе «Внутренняя империя» все тоже самое. Не в том смысле, что он хороший, нет. А в том, что - я не понял, зачем главного героя сделали насильником. Показать, что он примитивен и бездуховен? Так это и так отлично получилось. Как роман о серийном насильнике - это явно не про «Внутреннюю империю», эпизоды упоминаются почти вскользь, нет предыстории (ну не считать же жизнь в Могилеве триггером). Никак не освещена тема пребывания на зоне. Общее настроение от прочитанного: ну насильник, ну отсидел, ну не осознал. Что дальше-то? Сюжетная линия с насилием как будто написана как-то отдельно и с трудом втиснута в роман. Такое вот впечатление. С трудом удерживаюсь от того, чтобы выразить мысль: а не обесценивает ли текст сам ужас сексуального насилия? Не пишу это в утвердительной форме, потому что в этом совсем не уверен. Возможно, автор хотел донести ровно противоположное. Но я этого совсем не понял.

Подводя итог - я, безусловно, поздравляю Владимира Козлова и всех поклонников его творчества с выходом нового романа. И всё-таки продолжу ждать от автора чего-то по-настоящему нового. Не буду терять надежду. 

          

  • 1
    1

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Artur_Sirazetdinov
    Артур Ширази 17.07 в 12:49

    Почему такого много теперь? Уже не оригинально даже. А ведь обсуждают, пишут рецензии, пытаются найти подоплёку сюжета и скрытые смыслы, куда-то закрученные остро и жёстко. глуховских развелось... Ну, видимо надо ещё, никак катарсис не обретут...